Нет добра от бобра

С первого ноября в регионе открыта охота на всех разрешенных законом животных и птиц. Волгоградскую область называют раем для охотников. Низкорослые леса сочетаются с открытой местностью, поэтому потенциальную добычу видно как на ладони. К нам приезжает немало любителей охоты из других регионов, и профессия егеря становится все более востребованной.

– Очень мало егерей, которые знают повадки зверей и птиц, с которыми наверняка можно рассчитывать на добычу, – считает охотник-любитель из Москвы Александр Громов. – Мы, например, очень дорожим старым знакомством, каждый год приезжаем в Волгоградскую область, меняя отдых на пляже на стайерские забеги по полям, и получаем от этого немыслимое удовольствие.

Самая популярная охота – на фазана, утку, а среди крупных парнокопытных – на кабана. А вот пушные звери и енотовидные собаки как-то не котируются.

– Я уже не помню, когда последний раз ходил на лису, – признается егерь со стажем Василий Емельянов. – Постоянно просят лося, косулю или кабана. Раньше ходили за азартом, а теперь, грубо говоря, за мясом.

К Василию обращаются охотники чаще приезжие, местные – редко. И, как замечает егерь, сильно поменялся состав любителей дичи. Раньше в почти каждом селе был свой известный волчатник, охотник на зайцев, лис. Шкуры выделывали, сдавали – и это был дополнительный доход семье. Сейчас охотятся только ради удовольствия и азарта, и популяция зверей, которые постоянно были на мушке у охотников, значительно увеличилась.

Настоящим бичом для малых рек области стали бобры. Они валят самые сильные деревья, делают большие запруды и значительно сокращают популяцию рыб. От действий бобров чаще всего страдают туристы-байдарочники.

– Чтобы разработать маршрут, мы идем сначала с бензопилой, – говорит организатор походов Валерий Липартелиани. – Самая главная беда – на Иловле, скоро речка совсем зачахнет.

Не только Иловля стала мелководной, в опасном состоянии реки Чир, Лиска, Балыклейка и множество других. Гектары сухих деревьев, запруды, разливы – это все результат жизнедеятельности бобров.

– Чтобы проработать вопросы урегулирования численности, нужны дополнительные средства, – отмечает начальник отдела охотничьего хозяйства регионального министерства природных ресурсов Алексей Сигаев. – Раньше за каждую шкуру бобра платили, а сейчас никто из охотников за свой счет напрягаться не будет.

Закон о сокращении численности бобров нужно прорабатывать на федеральном уровне – сейчас это бич многих областей России. И если сокращение популяции грызунов частично достигается за счет нового вида охотничьих соревнований по высокоточной стрельбе, то в отношении бобров никаких новшеств не придумано. Остается только уповать на сознательность охотников, которые реально могут помочь в спасении малых рек области.

DNG