Ослепленный ревностью волгоградец зарезал свою возлюбленную

Телефонный звонок разорвал тишину сонной, утомленной духотой квартиры. Людмила подняла трубку – звонил ее муж. Муж, с которым несколько лет они не жили вместе, но официально не разводились. Тяжело дыша в трубку, он произнес: «Я убил ее. Приезжайте – мы на кладбище…» Людмила аккуратно нажала на кнопку отбоя и только потом заметила, как мелко-мелко трясутся ее руки…

Не пара

Никто из родственников не верил, что из этих отношений что-то получится – Инне 20 с небольшим, Тимур на 13 лет старше. За его плечами – не только богатый опыт, но и четверо детей от первого брака, которые после того, как их отец влюбился в юную красавицу, остались с матерью.

К слову, разводиться с женой Тимур не спешил, но и его новой избраннице штамп в паспорте возлюбленного был не нужен. Ради того, чтобы быть вместе с ним, она закрыла глаза и на многодетность избранника, и на недовольство своей родни. Самым подкупающим в Тимуре ей казалось его трепетное отношение к детям – не только к четырем своим, но и к ее маленькому сыну от первого брака.

Какое-то время они прожили в Волгограде, но Инне разрываться между гражданским мужем и своей семьей, категорически не желавшей принимать ее спутника, было тяжко. И несколько лет назад пара решила переехать в Краснодарский край, где у Тимура имелись родственники. Перед отъездом Инна предприняла еще одну попытку наладить хотя бы нейтральные отношения своих родных с Тимуром, но вновь наткнулась на неприкрытое неприятие. «Наплачешься ты еще с ним», – таким было их последнее напутствие, и Инна поняла: выбор сделан.

Ревнивец

Уже в Краснодарском крае у Инны и Тимура родился общий ребенок – снова мальчик. Счастливый отец в день получения свидетельства о рождении малыша усыновил и сына Инны, став, таким образом, отцом шестерых детей.

Жизнь вроде бы текла своим чередом, только вот все чаще и чаще Инна стала вспоминать слова своей бабушки, предостерегавшей ее от этих отношений.

– Своей подруге Инна иногда признавалась, что омрачает ее счастье только безумная ревнивость Тимура, – рассказывает следователь Ворошиловского СО СУ СКР по Волгоградской области Наталья Крылатова. – Ревность эта не была направлена на кого-то конкретно – Тимуру не нравилась даже близость Инны к своим друзьям и знакомым, по которым она начала очень скучать после переезда. По всей видимости, он не хотел, чтобы что-то связывало Инну с ее прошлой жизнью, и именно это внесло раскол в их поначалу безоблачные отношения.

Как говорят родные Инны, когда их малыш подрос, она впервые попыталась уйти от Тимура, пригрозив, что, если он не перестанет считать ее своей личной и безраздельной собственностью, она вернется в Волгоград.

На какое-то время страсти поутихли, Тимур перестал предъявлять гражданской жене беспочвенные обвинения в изменах, да и сама Инна, что и говорить, не хотела лишать отца своего второго ребенка. Тем более, дети росли дружно: во многом эта была заслуга Тимура, он не делал разницы между своими и усыновленным ребенком. Очень любил Инну, хоть страсть эта порой граничила с безумием…

Возвращение

Есть ли пределы женского терпения? Инне казалось, что каждая новая ссора становится очередным кирпичиком в склеп их любви. Ревность Тимура, которая когда-то грела ее душу – значит, любит! – постепенно убивала ее личные чувства к этому мужчине.

И в какой-то момент она физически ощутила, что любовь лопнула в ее сердце, как воздушный шарик – такой же искусственный и абсолютно пустой. Решение пришло в ту же секунду: побросав свои пожитки в сумку, она схватила детей и уехала. Вернулась в Волгоград с покаянной головой.

Родственники не стали мучить несчастную девушку нравоучениями – они просто приняли ее так, как будто она никуда и не уезжала. Тимур сразу вслед за женой, вопреки ее боязни, не бросился: все же он был старше и понимал, что поступок Инны – это не причина, а следствие, и надеялся дать ей и, быть может, и себе время одуматься.

Несмотря ни на что, он был уверен, что точка в их отношениях не поставлена, потому что для себя иного пути, как только быть с Инной, он не мыслил. И, как показали дальнейшие события, верил, что и у нее нет другого пути.

– Их первая после отъезда Инны встреча состоялась 29 июля, – продолжает Наталья Крылатова. – Приехавший в Волгоград Тимур попросил у Инны встречи с сыном. Женщина колебалась: она боялась, что гражданский муж может похитить их четырехлетнего ребенка, но тот заверил: ничего плохого не случится.

Примерно в 21.00 он позвонил Инне снова, попросил выйти на улицу, забрать сына и поговорить. Мальчика Инна отправила домой, сама села в машину к Тимуру, которую он одолжил у своего знакомого.

Без шанса на жизнь

Все, что произошло потом, легко умещается в сухие строчки официального пресс-релиза, который 31 июля появился на сайте СУ СКР по Волгоградской области:

«... 29 июля 2017 года около 23 часов у автомобиля, припаркованного в лесополосе недалеко от садоводческого общества «Мирный», обнаружено тело 26-летней женщины, а также ее 39-летнего сожителя, который на тот момент был еще жив, но находился в бессознательном состоянии. У обоих имелись ножевые ранения в различные части тела. С места происшествия раненый мужчина незамедлительно был госпитализирован в реанимационное отделение больницы, где экстренно прооперирован. Несмотря на старания врачей, спустя несколько часов пострадавший скончался, не приходя в сознание...».

Следователи буквально по крупицам восстановили примерные события того страшного вечера. Как выяснилось, около 10 часов вечера Тимур позвонил своей законной жене Людмиле, которой сообщил о том, что убил Инну, и искать их следует на районном кладбище. Правда, потом он звонил еще несколько раз, называя разные адреса. К тому моменту о случившемся уже были оповещены сотрудники полиции, к которым обратилась Людмила, и следователи следственного отдела по Ворошиловскому району Волгограда.

С некоторым трудом, идя по следам, запутанным Тимуром, они нашли место расправы над Инной – среди могил в полузаброшенной части погоста. На теле несчастной девушки эксперты насчитали 11 ножевых ранений – она была уже мертва. Тимур лежал рядом, истекая кровью – он сделал себе харакири, нанеся не менее 8 ударов ножом в брюшную полость.

Шансов выжить у мужчины, как уверяют врачи, уже не было. Вероятно, именно поэтому он и вводил в заблуждение Людмилу, желая протянуть время и не дать медикам возможности сохранить ему жизнь.

В его одежде следователи нашли и предсмертную записку: уже зная, каким будет исход его встречи с любимой, Тимур написал, что просит винить в их смерти бабушку Инны и ее самую близкую подругу – до последнего вздоха он был уверен, что Инну заставили оставить его.

О чем говорили эти двое за минуты до неизбежного? В чем обвиняли друг друга, что прощали? Понимала ли Инна, что Тимур уже вынес им обоим смертельный приговор и их разговор станет ее казнью? На эти вопросы, увы, уже никто не ответит. Возможно, правда когда-нибудь откроется их детям: сына Инны и их общего с Тимуром ребенка забрала к себе семья его брата.

P. S. Имена героев материала изменены по этическим соображениям.