Регион на линии огня: кто поджигает волгоградскую степь?

Весь август Волгоградская область сражается с пожарами: их количество, по сравнению с прошлым годом, увеличилось почти в два раза, огонь атакует и пригороды Волгограда, и сельские районы. Корреспонденты «ВП» разбирались – почему горит Волгоградская область и кому это выгодно?

Каждые сутки – до ста пожаров

За неполный месяц в окрестностях Волгограда горели несколько дачных массивов, пустыри и лесопосадки. В Михайловском и Городищенском районах на днях огонь подошел почти вплотную к райцентрам и крупным поселкам, для локализации пожаров потребовалась авиация МЧС. В Иловлинском районе пожар бушевал на федеральной трассе вблизи трех АЗС, а сегодня из-за другого возгорания в этом же районе пришлось эвакуировать детский летний лагерь.

Наибольшее число пожаров зафиксировано в Волгограде и Волжском, Городищенском, Среднеахтубинском, Светлоярском, Калачевском и Дубовском районах.

– Везде одна причина – человеческий фактор, преступная халатность и безответственность. Не исключаю возможности умышленных поджогов, исходя из характера возгораний, – подчеркнул на недавнем оперативном совещании Андрей Бочаров.

В МЧС подтверждают, что на некоторых участках пожары возникают систематически.

– Как только пожарные подразделения уезжают, буквально через сутки опять горит эта территория. Это наводит на определенные размышления, – отметил глава Волгоградского управления МЧС Олег Гребенюк.

По статистике всего с начала 2017 года на территории Волгоградской области произошло 6404 загорания растительности и мусора, что на 90% превышает показатели прошлого года. Только с начала августа в регионе произошло 915 пожаров, за прошлые сутки подразделениями пожарно-спасательной службы было ликвидировано 88 загораний сухой растительности и мусора.

Иногда для трагедии достаточно одного непотушенного окурка, как это произошло в Иловле. Но местные жители некоторые ЧП связывают с умышленными поджогами. Оказывается, пожары могут быть выгодны владельцам заброшенных земельных участков.

– Если сельхозземли не обрабатывают три года или их использование приводит к снижению плодородия почв или причинению вреда окружающей среде, то они изымаются через суд и продаются на публичных торгах, – поясняет заместитель начальника отдела земельного надзора регионального УФС Россельхознадзора Алексей Шарапов. – Но сначала назначается административное наказание – штраф для граждан не менее 3 тыс. рублей, для должностных лиц – не менее 50 тыс., для юрлиц – не менее 200 тыс. Если после этого в течение года земли не начинают обрабатывать, то Россельхознадзор подает документы в суд для проведения процедуры их изъятия и продажи с публичных торгов. Если они не проданы, то их могут приобрести в муниципальную собственность сельские поселения по минимальной цене, а средства за него идут бывшему собственнику.

 

Как обмануть спутник из космоcа?

Раньше было сложно доказать факт неиспользования земель, на это требовалось много времени. Но с 2015 года в Волгоградской области введена государственная информационная система мониторинга, которая позволяет проверять использование земель сельхозугодий. Одно из доказательств неиспользования земли – снимок из космоса. Однако после пожара снимок показывает, что земля частично используется. Таким образом, изъятие ее почти невозможно. Можно предполагать, что этим могут пользоваться владельцы заброшенных угодий, которым не хочется платить штрафы.

По данным областного комитета сельского хозяйства, в регионе 5,8 млн га пашни, из них более 1 млн га не обрабатывается. В прошлом году было введено в оборот 100 тыс. га неиспользованных сельхозземель. Губернатор Андрей Бочаров дал задание ввести в оборот как можно больше пустующих земель и выращивать на них альтернативные культуры.

В понедельник, 20 августа, на селекторном совещании первый заместитель губернатора Александр Беляев отметил:

– В области бушуют пожары и ежедневно выезжает до 50 машин МЧС на их тушение, привлекается и авиация. Основная причина их возникновения – человеческий фактор и невыполнение в районах правил пожарной безопасности. Есть четкие инструкции по противопожарной безопасности, которые необходимо выполнять на местах.

Также он отметил, что в области нет бесхозных сельхозземель, 98% из них имеют собственников, которые обязаны за ними не только ухаживать, но и обеспечивать противопожарные меры – опахивать, убирать сухостой и мусор. Тех, кто не выполняет предписаний, необходимо штрафовать, а это немалые суммы.

– Сейчас во многих районах закончилась уборка зерновых культур и на полях осталась стерня – сухая солома. При неосторожном обращении с огнем – бросили спичку или окурок – она тут же вспыхнет, – отметил Беляев.

Также он рассказал, что многие фермеры специально жгут стерню, чтобы сэкономить и не выгонять в поле сельхозтехнику для  запашки земли. Поскольку клетки в полях большие – до 400 га – огонь по ним быстро распространяется, тем более при сильном ветре.

— На территории Среднеахтубинского района порядка 230 неиспользуемых участков земли сельхозназначения, владельцы которой не соблюдают противопожарные меры, – рассказал глава Среднеахтубинского района Геннадий Шевцов. – Сейчас район ведет работу по возвращению земель и вводу их в оборот. Я считаю, что несоблюдение норм пожарной безопасности должно стать таким же веским аргументом для изъятия земли, как и неиспользование ее по назначению в течение трех лет.

 

Охотники за металлом жгут

Глава Городищенского района Эдуард Михайлович Кривов рассказал, что в его районе к проблеме заброшенных земель добавляются и свалки – охотники за металлом специально устраивают пожары на полигонах.

Возьмем Орловское сельское поселение. У каждого участка земель сельхозназначения – свой собственник. Тем не менее с 2012 года там, где должны были выращиваться, к примеру, различные сельхозкультуры, стала появляться... свалка.

– Сегодня она занимает порядка 5 гектаров. О глубине залегания сказать сложно, поскольку местность – овражно-балочная, – рассказывает начальник отдела по сельскому хозяйству и экологии администрации Городищенского района Татьяна Алаторцева. – Когда здесь что-то горит, очень хорошо видно с трассы. Опасность как для жителей, так и для водителей — поток-то немалый. Сами видите, везде сухостой. В наших степях с ветрами огонь может и через трассу переметнуться. А там и до города недалеко...

Да, ситуация сложилась не вдруг. Участок, находящийся в частной собственности, был передан в аренду человеку, ведущему предпринимательскую деятельность.

– И глава Орловского сельского поселения, и мы обращались в следственные органы. Но, к сожалению, этот бизнес официально не удается прикрыть, потому что сложно посчитать объем экономического ущерба, который наносит данный предприниматель, – поясняет Татьяна Алаторцева.

Между тем жители, наблюдающие, как растет и ширится несанкционированная свалка, говорят в один голос: «Душа болит!». А сделать ничего не могут. Когда неравнодушные люди встают в охрану и не пускают груженые КамАЗы, ЗИЛы, те остерегаются ссыпать мусор. Уходит народ – машины тут как тут.

К слову, 500 метрах от свалки находится станция Орловка. И они-то больше всех ощущают «прелести» использования сельскохозяйственных земель не по назначению. Только представьте, какой «аромат» может идти, к примеру, от нескольких десятков тонн лука, гниющего на 40-градусном солнцепеке!

Водители, которые проезжают по трассе, стараются задержать дыхание и побыстрее закрыть окна. К слову, некоторые из них могут быть и виновниками возгораний. Только за неделю было зафиксировано порядка 30–40 очагов, включая и мелкие. А среди причин – и выброшенная из окна сигарета или стеклянная бутылка, которая быстро нагревается на солнце. Подул степной ветер, и огонь уже перекочевал на десятки или сотни метров.

– Мы уже частично пострадали, – вздыхает фермер Нурлан Валиев, у которого земли сельхозназначения граничат со свалкой. – Я покупал евровагончики по 150 тысяч рублей, чтобы там жили пастухи, рабочие. Так вот неделю назад шел пожар с мусорок со стороны степи. Добрался до нас, два вагончика сгорели. Хорошо, сторож успел выбежать – конструкция сгорела буквально за 15 минут. Пожарные быстро приехали, но... Не дай бог, огонь дойдет до домов. Да, мы опахиваем свои земли, но все равно сильный ветер быстро разнесет пламя. В сильную жару моментально все вспыхивает моментально.

 

 

На севере ситуация спокойнее

– У нас в муниципалитете нет неиспользуемых сельхозземель, все обрабатываются, за каждым гектаром следят собственники или арендаторы, – говорит глава Киквидзенского района Сергей Савин. – Чтобы предотвратить возгорания сухостоя, мы попросили всех фермеров провести профилактические работы. Они все поля опахали и обкосили, от леса тоже сделали опашку. Поэтому больших очагов возгорания у нас не зафиксировано. Но сильный ветер в любой момент может поспособствовать быстрому распространению огня – сейчас очень нужен дождь.

Заместитель главы Новоаннинского района Дмитрий Терников рассказал, что в их районе есть один собственник, который третий год не обрабатывает 50 га сельхозземель.

– По закону ему грозит их изъятие. Остальные земли сельхозназначения обрабатываются и под присмотром. Было несколько небольших возгораний стерни, но их сразу ликвидировали. Сейчас горит соседний с нами Михайловский район и опасаемся, что сильный ветер может быстро распространять огонь, хотя до нас и приличное расстояние. А также рядом проходит федеральная трасса и из каждой машины летит окурок на обочину. При такой жаркой погоде сухая трава вспыхивает как порох, – говорит Дмитрий Терников.