Ростовчанин «заминировал» детский сад в Волгограде в отместку любимой

Ростовчанин «заминировал» детский сад в Волгограде в отместку любимой
Вину свою мужчина признал, но решение суда, вероятно, будет суровым, ведь все специальные службы были поставлены на ноги из-за его «шутки».

«Это был короткий роман любви моей, это был красивый обман – игра теней…», − к сожалению, это все, что может сегодня рассказать о своей недолгой влюбленности 35‑летний ростовчанин Михаил. Впрочем, теперь у него будет много времени, чтобы вспоминать и анализировать прошлое – как минимум до суда, которого он ждет, находясь под стражей…

Знаки судьбы

А ведь как хорошо и многообещающе все начиналось – снежный декабрь, предвестник Нового года, фотография симпатичной девушки в соцсети и ее ответное «Привет!» на его просьбу познакомиться. Михаил счел это знаком судьбы и в который раз подивился этому.

Дело в том, что буквально накануне он поменял фамилию – по причинам, не имеющим отношения к нашей истории, и почти сразу же почувствовал себя другим человеком. И знакомство с девушкой, в общении с которыми Михаилу, как он полагал, явно не везло, было очередным свидетельством благосклонности фортуны.

К тому же у новой знакомой было такое прекрасное, звучное, романтическое имя (а толкованию и влиянию имен, как мы помним, Михаил придавал особое значение) – Лилия… Их общение было почти круглосуточным: из паблика в Сети они быстро перешли к переписке в мессенджерах.

Казалось, говорили обо всем – и ни о чем. Как выяснится позже, за это время молодые люди лишь пару раз созвонились, а использовать видеосвязь никому из них и в голову не пришло. При этом о Лилии Михаил знал только два факта – ее возраст и место работы. Но что такое паспортные данные супротив любви – и вот спустя несколько месяцев Михаил мчится на первую встречу с возлюбленной.

Не понравился

В еще темный и мрачный мартовский Волгоград мужчина приехал ранним утром. Лилия – и заметим, это было самым благоразумным ее поступком, – предусмотрительно назначила встречу в одном из ресторанов быстрого питания. Позже девушка признается: едва увидев Михаила, она поняла, что он – герой не ее романа. Тем не менее, Лилия пыталась быть любезной, решив, что первое впечатление может быть обманчивым.

Они просидели в ресторанчике несколько часов – пили кофе, завтракали, разговаривали. Михаил сообщил, что намерен задержаться в Волгограде на несколько дней, и тут же, при Лилии, позвонил по объявлению о сдаче в аренду квартиры посуточно. Вместе с новым старым приятелем Лилия даже поехала посмотреть ту самую квартиру. В ее присутствии хозяин жилища передал Михаилу ключи, и парочка, наконец, осталась наедине.

О том, что произошло между ними уже в квартире, история умалчивает. Сама Лилия коротко сообщила, что у них случился конфликт, в ходе которого она заявила «ухажеру», что более не желает его видеть, и ушла, хлопнув дверью. Возможно, Михаил приставал к ней, возможно, его поведение показалось даме оскорбительным для первого свидания, факт остается фактом – Лилия не собиралась продолжать дальнейшее общение.

Однако Михаил не поверил в окончательный разрыв. Он лег спать в полной уверенности, что Лилия всего лишь капризничает или набивает себе цену, а потом, проснувшись следующим утром, вновь набрал номер ее телефона.

Только вот решение Лилии было неизменным: она резко ответила ему, что они больше не увидятся, и только собралась положить трубку, как услышала страшные слова: «Если не приедешь, я покончу с собой». Тон голоса Михаила был таким, что Лилия испугалась. Она попыталась было перевести все в шутку, но Михаил брошенный мяч не отбил, угрожая, что действительно лишит себя жизни, если еще раз не увидит ее.

«Псих какой‑то», – подумала девушка и отключила телефон. А потом, еще немного подумав, заблокировала нового знакомого во всех соцсетях и определила в «черный список» на телефоне.

Конечно же мужчина не собирался накладывать на себя руки – для этого он был слишком труслив или, напротив, слишком любил себя. Да и не самоубийство было его целью – ему стало до смерти обидно за то, что с ним обошлись так бесцеремонно. Оскорбленное мужское эго просто кричало в нем. Чтобы хоть немного заглушить злость, он отправился в ближайший магазин и начал пить.

Месть

Примерно на третьей бутылке на Михаила снизошло озарение. Он придумал, как можно отомстить Лилии. И для этого у него было все, что нужно, а ведь знал он только место ее работы – один из детских садов Советского района Волгограда. И взялся за телефон.

Набрав номер 911, он сообщил оператору, что у него произошел конфликт с девушкой по имени Лилия, и попросил, чтобы тот помог разыскать возлюбленную. Терпеливый голос на том конце трубки несколько минут объяснял Михаилу, что они не разыскивают обиженных девушек, чем еще больше разозлил звонившего. Окончательно рассвирепев, Михаил заявил, что в таком случае он взорвет детский сад: «Она мне нужна… девушка, которая работает в детском садике воспитателем, или я взорву этот детский садик (нецензурная речь) …», – эта фраза осталась в памяти телефона, по которому звонил Михаил. После этого мужчина положил трубку.

Ослепленный гневом, он совершенно забыл, что сегодня выходной – малышей в детсаду не было, но оперативные службы должны были проверить анонимное сообщение о готовящемся взрыве. В считаные часы к детскому садику, адрес которого, кстати, указал Михаил, подъехали полицейские, спасатели, кинологи, пожарные…

Несколько часов силовики искали в здании и на прилегающей территории подозрительные предметы. Как уже понятно, звонок оказался ложным, а вскоре стражи порядка вычислили и «телефонного террориста», который в общем‑то и не скрывался – он как ни в чем не бывало продолжал накачиваться спиртным, гордясь своей дикой выходкой.

– Расследование уголовного дела проводилось СО ОП-6 УМВД России по городу Волгограду, – сообщила старший помощник прокурора Волгоградской области по взаимодействию со СМИ Оксана Черединина. – Вину свою Михаил сразу же признал. Тем не менее, на время следствия и судебного слушания он был заключен под стражу. Максимальным наказанием, которое грозит Михаилу, если суд признает его вину, может стать лишение свободы сроком до 5 лет. Столь длительный срок за заведомо ложное сообщение о готовящемся взрыве обусловлен тем, что направлено оно было на объекты социальной инфраструктуры – в нашем случае детский сад. Кроме того, в рамках расследования уголовного дела обвиняемому предъявлен иск о возмещении расходов, причиненных его «шуткой».

Суд над Михаилом состоится в ближайшее время. И вряд ли люди в судейской мантии проникнутся его рассказом о коротком романе и совершенно некрасивом обмане…

P.  S. Имена участников событий изменены.

Комментарии

Наказание должно быть самым суровым, чтоб другим не было повадно так шутить.

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях