Спустя 18 лет убийца волжанки сознался в страшном преступлении

…Несколько дней назад в один из райотделов полиции Ульяновска пришел молодой мужчина. Тяжело опустившись на стул перед следователем, он произнес: «Я хочу признаться в убийстве». Выяснилось, что это – житель Волгоградской области, который в Ульяновске оказался случайно. Показания он давал больше часа, и это было похоже на исповедь. Перед глазами следователя прошла вся жизнь человека, сидящего напротив, – жизнь в изгнании, в скитаниях, жизнь волка-одиночки, путающего следы и подгоняемого вперед лишь одним инстинктом – инстинктом страха…

Дружили три товарища

Волжанин Андрей М. рано потерял мать: та скончалась, когда мальчику было всего три года. Отец долго не мог прийти в себя от горя и держался лишь потому, что нужно было воспитывать сына. В отсутствие женской заботы и ласки Андрей довольно быстро повзрослел и стал самостоятельным, а потому едва ли не сразу после совершеннолетия отделился от отца и зажил гражданским браком с девушкой.

Впрочем, отец не беспокоился за сына. Конечно, парень не избежал ошибок дурной молодости и даже был судим за грабеж, но наказание свое отбыл и с тех пор проблем с законом не имел. Более того, он серьезно занялся спортом – с друзьями стал ходить на бокс и почти не выпивал.

Увлечение табаком и наркотиками, к счастью, тоже обошло юношу стороной – словом, все этапы своего взросления он проходил относительно успешно. Ровно до того страшного дня, который перечеркнул его прошлую жизнь и превратил в манкурта – человека, лишенного корней, родни, понимания собственного я.

Примерно за два-три года до этого дня Андрей познакомился с Максимом – они вместе работали, были ровесниками и быстро нашли общий язык. В 1998 году Андрей уволился, но дружба с Максимом не прекратилась: Андрей частенько приходил к приятелю в гости, чтобы выпить пивка или просто поговорить.

Максим и его девушка Валентина жили одни в съемной квартире, молодым людям никто не мешал. Иногда в компании появлялся третий товарищ, Дима, которого с Максимом познакомил Андрей. С Димой Андрей вместе ходил на тренировки по боксу и в тренажерный зал, и он был единственным из всей троицы обладателем автомобиля – старенькой «восьмерки».

Со временем и Дмитрий стал своим человеком в гостеприимном жилище молодой пары. Тогда никто не мог и подумать, что за это доверие 17-летняя Валя поплатится жизнью...

«Я видел, что она еще жива...»

Сейчас Андрей утверждает, что до сих пор не понимает и уже не помнит, что нашло на него в тот роковой вечер, 27 октября 1999 года, когда он решил зайти «на огонек» к Максиму. На улице уже было почти темно, когда он постучал в знакомую квартиру. На пороге стояла Валя. Девушка посторонилась, пропуская друга в жилище. Максима не было дома, но она быстренько поставила на плиту чайник и предложила Андрею бутерброды. Когда, на каком этапе мирная беседа превратилась в ссору, Андрей не помнит – или не хочет помнить. По его словам, Валя вдруг начала упрекать его в том, что он дурно влияет на ее Максима – мол, он работает, а ты шатаешься без дела… Кровь ударила Андрею в голову…

Из явки с повинной:

«...В ходе ссоры я ударил ножом В. в грудь, в какую область, уже точно не помню. Откуда этот нож появился, принес ли я его с собой или это был кухонный нож В., я уже не помню. Вообще в то время я ходил с каким-то складным ножом для самообороны… После удара ножом В. стала оседать на пол или осталась в кресле, я не помню. Кричать (она) не стала, но я видел, что она еще жива. Я испугался последствий своих действий и взял какую-то веревку, по-моему, бельевую, которая висела в коридоре прихожей, и обмотал ее один раз вокруг шеи В., и стал сдавливать ее шею веревкой, тянув за разные концы… Когда В. перестала дышать, я перестал сдавливать ее шею…»

«Мы друг друга не видели»

Глядя не неподвижное тело, Андрей не мог понять, что делать сейчас. Теперь им руководил только инстинкт страха – нужно было бежать подальше из этой страшной квартиры. Но в дверь снова позвонили – на пороге стоял Дима, который тоже забежал в Максиму по какому-то делу.

Поскольку из небольшого коридорчика вполне хорошо просматривалась комната, где лежала окровавленная Валентина, друг сразу понял, что случилось, и, не задавая вопросов, потянул Андрея к выходу.

В этот момент ключ в замке двери заскрежетал – в квартиру вошел Максим, взору которого предстала кошмарная сцена: его мертвая девушка, Андрей, на одежде которого проступали бурые пятна, и белый как мел Дмитрий. За одну секунду Максим понял, что сейчас будут убивать и его, а потому первым напал на приятелей, пытавшихся вытеснить его из узкого коридорного пространства. Завязалась драка, во время которой перевес конечно же был на стороне дружков.

Удар у обоих, благодаря занятиям по боксу, был поставлен хорошо: бил в основном Дмитрий, но и его жертва оказывала яростное сопротивление. Каким-то образом Максим смог разбить окно на кухне и стал звать на помощь. Приятели, понимая, что на крики вот-вот сбегутся люди, поспешили покинуть место преступления. Трясущимися руками Дима завел машину, довез Андрея до его дома и, обронив бессвязное: «Мы друг друга не видели», умчался прочь.

Из явки с повинной:

«…Где-то в старой части города я нашел мужчину, который злоупотреблял спиртными напитками. У этого мужчины я находился дома около 1-2 недель… Я знал, что меня разыскивают сотрудники полиции за убийство. Примерно через 1-2 недели после этого я уехал на автобусе в Волгоград, а оттуда на такси – в Ульяновск. Город выбрал случайно…»

18 лет в бегах

С того момента Андрей перестал принадлежать самому себе. В 1999 году он стер себя из памяти родных и близких. Теперь у него не было своего имени, не была места, где он родился. На протяжении 18 лет он перебивался случайными заработками, менял съемные комнаты, иногда прибивался к случайным женщинам, к которым научился не прикипать душой. Он не мог позволить завести семью – инстинкт страха, боязнь быть узнанным швыряли его от одного пристанища к другому.

По ночам, лежа в чужих кроватях, он прокручивал в голове воспоминания о том октябрьском дне и ловил себя на мысли, что каждый раз они становятся все расплывчатее. Он не позволял себе интересоваться тем, что оставил позади, и все же весточки с родины нет-нет, да и доходили. Так, в 2003 году Андрей узнал, что Дмитрий, которого вместе с ним разыскивали за соучастие в преступлении, добровольно сдался властям и в 2008-м уже вышел на свободу. С тех пор мысль о том, чтобы очистить свою совесть от непомерного груза, не покидала Андрея. Но до того дня, когда он переступил порог полицейского отдела в Ульяновске, прошли еще долгие 14 лет.

Из явки с повинной:

«Однажды я решил, что не могу больше скрываться, и пришел добровольно в отдел полиции в городе Ульяновске, где представился своим именем и сообщил, что нахожусь в розыске за убийство. После этого меня доставили в город Волжский Волгоградской области. Вину в совершении убийства В. я признаю, в совершении убийства раскаиваюсь…»

Стал свободным в камере

Как ни парадоксально, но только оказавшись в СИЗО, Андрей вздохнул свободнее. Впереди – допросы, следственные действия, суд. Но он знает это и, как ни странно, ждет, – чтобы начать новую жизнь. Без жуткого груза прошлого и дикого волчьего инстинкта страха…

P.S. Благодарим за помощь в подготовке материала старшего помощника руководителя Следственного управления Следственного комитета РФ по Волгоградской области (по взаимодействию со СМИ) майора юстиции Наталию Куницкую и сотрудников СО по г. Волжскому СУ СКР региона.

Добавить комментарий