«Статус судьи – это не привилегия, а особая степень ответственности»

Покопаев Николай Николаевич
Председатель Волгоградского областного суда Николай Подкопаев первое эксклюзивное интервью в новой должности дал «Волгоградской правде». В разговоре с обозревателем газеты Николай Подкопаев рассказал о первых впечатлениях пребывания в новой должности, о «закрытости» судебной системы, объяснил, почему в судебной практике так мало оправдательных приговоров, а также поделился своими семейными тайнами.

– Николай Николаевич, вы только входите в курс дел Волгоградского областного суда. И какие у вас первые впечатления?

– Волгоградский областной суд входит в десятку лучших в России: здесь работают высокопрофессиональные судьи, знающие свое дело. В основной своей части они добросовестно и честно выполняют свой долг. В целом судебная система области производит очень хорошее впечатление.

Что касается проблем, то они всегда будут существовать. В 90-е годы прошлого века главной проблемой судов было материальное обеспечение: не было бумаги, конвертов, о ремонтах в зданиях судов мы могли только мечтать.

С созданием судебного департамента в 1998 году ситуация существенно изменилась в лучшую сторону, и сейчас суды обеспечены всем необходимым для осуществления правосудия. Вместе с тем, сегодня актуальна другая проблема – кадровая: из-за низкой зарплаты и высокой нагрузки текучесть кадров в аппарате судов очень высока.

– Вы уже познакомились с коллективом, обсудили с судьями имеющиеся проблемы, наметили пути их решения? Определен ли вами перечень первоочередных задач?

– Цели и задачи общие для всех судов РФ и определены они VIII Всероссийским съездом судей и государственными целевыми программами. Главная цель была, есть и будет – качественное и своевременное рассмотрение дел в судах. У нас в Волгоградском суде по срокам рассмотрения вопрос решен: дела рассматриваются в разумные сроки. Есть определенные недостатки в процессе рассмотрения дел, но они исправляются.

В судах созданы все условия для осуществления правосудия, действуют приемные, где граждане, обратившиеся за защитой своих прав, могут получить грамотные разъяснения – что нужно исправить или что нужно добавить в заявление…

– Бытует мнение, что судьи – это, своего рода, каста неприкасаемых, закрытое сообщество, на которое бесполезно жаловаться. Так ли это в действительности? И есть ли в судейском сообществе механизм избавления от людей, порочащих честь мантии?

– На мой взгляд, сегодня в плане открытости у судебной системы нет конкурентов. Если поступают обоснованные заявления, что судьи некорректно ведут себя в конкретных ситуациях, совершают какие-то недостойные действия, то ни одно такое заявление не остается без внимания. Когда речь идет об этической стороне дела, скажем, недостойном поведении судьи, нарушении кодекса судебной этики, то квалификационная коллегия тщательно проверяет подобную информацию.

При наличии оснований квалификационная коллегия привлекает судей к дисциплинарной ответственности, однако это единичные случаи – в большинстве своем доводы жалоб не находят фактического подтверждения.

Существующая процедура практически исключает назначение на должность случайных людей. Если же такие люди все-таки попадают в судебную систему, то есть действенная процедура прекращения полномочий, которая помогает от них освободиться.

Статус судьи – не привилегия, а особая степень ответственности. Судья несет несравнимо большую ответственность за свои действия, чем любой другой гражданин. Для судьи совершение «бытового» проступка, такого, как управление автомобилем в нетрезвом состоянии или распитие спиртных напитков, может стоить карьеры и мантии, в то время как другой гражданин будет просто привлечен к административной ответственности и не более.

Мы предоставляем обществу практически полный объем информации о своей работе. Все судебные решения, за исключением тех, которые не подлежат размещению по закону, находятся в открытом доступе. На сайтах судов можно найти всю информацию об общественно значимых делах, а также о событиях в судебной системе, касающихся правовой защиты граждан.

– Но у нас не все судьи «красиво уходят». Случается, что «отставники» выливают в СМИ ушаты грязи в адрес волгоградской Фемиды, публикуют запоздалые откровения из жизни судейского сообщества. Как вы к этим скандалам относитесь?

– Считаю, если люди говорят о судебной системе плохо после того, как она на законных основаниях их изгнала, то это лишний раз подтверждает – они были случайными в системе. Такого рода ситуации напоминают обыкновенную попытку свести счеты. По всем подобным фактам проводились проверки, но, как правило, сделанные громкие заявления не получили своего подтверждения.

Подавляющее большинство судей нашей области – люди порядочные, высокопрофессиональные, которые любят свое дело, всецело посвящают себя работе. Нагрузка у судей колоссальная. Например, в Дзержинском и Центральном районах Волгограда до 40 дел на каждого судью. Их не только нужно рассмотреть, вникнуть в суть дела, выслушать в судебном процессе все стороны конфликта, а затем еще отписать и выдать решение в установленные сроки. Потому работа судьи не ограничена рабочим временем и может занимать и выходные, и праздничные дни, только об этом, как правило, никто не говорит и не пишет. СМИ интересны сомнительные по сути разоблачения, которые ничего общего не имеют с реальной работой судей.

Если тот или иной орган СМИ решил обнародовать скандальные заявления, не подтвержденные фактическим материалом, его, как правило, не интересует объективное видение ситуации. При этом в подобных ситуациях бесполезно объяснять что-либо. Наши комментарии в таких случаях просто никто не слышит, несмотря на то, что информация от первоисточника о вступившем в законную силу судебном решении может дать ответ на многие вопросы, интересующие общественность, и снять подозрения в необъективности вынесенного судьей решения.

– Николай Николаевич, вы в нашем регионе человек новый. Нашим читателям интересно узнать побольше о вас и о вашей семье, чем они занимаются. Как отнеслись ваши родные и близкие к переезду в Волгоград? Бывали здесь раньше?

– В Волгограде до назначения я никогда не был. Город очень красивый, на меня он произвел очень хорошее впечатление.

Когда появилась в «Российской газете» информация о конкурсе на замещение вакантной должности председателя Волгоградского областного суда, я принял решение, что буду в нем участвовать. Семья меня поддержала. Она – моя поддержка и опора во всем. Так было, есть, и, я уверен, будет.

– И большая у вас семья?

– Супруга и двое сыновей. Жена служит в правоохранительных органах, но не юрист. Она – специалист по компьютерной технике. Младший сын учится в пятом классе, а старший заканчивает четвертый курс Российской академии правосудия.

– Продолжатель династии?

– Не знаю. Во всяком случае, пока не разочаровался. По окончании школы он нас с женой удивил. Долго собирался в политехнический вуз на факультет информационных технологий, а в последний момент решил связать свою жизнь с юриспруденцией.

– Вы, наверное, оказали на него влияние?

– Сын советовался, но решение принял сам. Так было и в моей семье. Мои родители нам ничего не навязывали. В нашей семье было шестеро детей (я последний), и каждый выбрал свою дорогу в жизни. Я – единственный, кто решил стать юристом. Поступил в Харьковскую юридическую академию на заочное отделение. На втором курсе ушел в армию, служил в Севастополе. А после демобилизации восстановился на очное отделение. Молодым специалистом вернулся в родную Курскую область. Предлагали работу в прокуратуре, но я отказался: не видел себя где-нибудь кроме судебной системы. Начинал со стажера судьи, дослужился в Курске до должности заместителя председателя областного суда.

– К сожалению, за последние несколько лет за нашей областью закрепилась слава «сложного» региона. Вы, наверное, это сразу же прочувствовали. Прибыли в Волгоград и познакомились с одним губернатором, а буквально, через несколько дней глава региона сменился. Вы уже встречались с новым главой или вам еще только предстоит познакомиться?

– С Андреем Ивановичем Бочаровым мы уже встретились, познакомились. Общительный человек, хороший, а главное – открытый и честный. Честность и открытость в общении говорит о порядочности человека и свидетельствует о том, что он нацелен на определенный результат и будет его добиваться. Мы с Андреем Ивановичем своего рода соседи: он начинал в Брянске, а я в это время жил и работал в Курске, а встретились в Волгограде. Будем заниматься каждый своим делом, честно и профессионально исполнять свой долг.

Поделиться в соцсетях