В Волгоградской области 15 заключенных порезали себе вены в знак протеста

Десант правозащитников высадился в Суровикинской колонии строгого режима, чтобы выяснить мотивы массового членовредительства. Вместе с омбудсменами в причинах протестной акции разбирался корреспондент «Волгоградской правды».

«Акция шантажного характера»

По горячим следам, а точнее сказать, по свежим ранам в «мятежное» учреждение нагрянули члены Волгоградской общественной наблюдательной комиссии по контролю за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания (ОНК) и представители аппарата Уполномоченного по правам человека в Волгоградской области. Правозащитники хотели не только выяснить причины инцидента, но и убедиться, что всем пострадавшим оказывается качественная медпомощь.

По словам представителей администрации, в тот день проводилась утренняя проверка помещений, направленная на изъятие запрещенных предметов в ШИЗО и ПКТ (помещений камерного типа), где содержатся злостные нарушители режима. Сотрудники учреждения обнаружили и изъяли у осужденных то, что им не положено иметь в камерах: чай, сигареты, лекарства и т. д. Это и послужило поводом к началу акции: 15 сидельцев одновременно порезали запястья, а некоторые еще и шеи, в знак протеста против «беспредела».

Новость об акции быстро разлетелась по всем СМИ, обрастая различными подробностями.

– Каких только версий о том, чем именно наносились порезы осужденными, не было в этих информациях. И куском кафельной плитки, и осколком разбитой лампочки, – говорит начальник медсанчасти в ИК-19 Ирина Фетюхина. – По характеру повреждений это, скорее всего, было лезвие. Все порезы ровные, поверхностные. Никому из участников акции серьезная медицинская помощь с госпитализацией не потребовалась. Такие раны не зашивают, их обрабатывают зеленкой, что мы и сделали. На мой взгляд, эта демонстративная акция носит шантажный характер.

В поисках картошки в супе

Администрация колонии предоставила возможность правозащитникам оценить условия содержания заключенных, а также поговорить с участниками протестной акции. Не все, но многие изъявили желание открыто и честно поделиться проблемами, толкнувшими их на этот шаг. Судя по ранам, у осужденных явно не было отчаянного желания расстаться с жизнью. Некоторые честно говорили, что таким нетривиальным способом они просто хотели привлечь внимание общественности и рассказать о своих злоключениях в заточении.

Старший консультант аппарата Уполномоченного по правам человека в Волгоградской области Алексей Пеков и представители ОНК во главе с председателем Владимиром Козловичем провели личный прием осужденных.

Заключенные не отрицали, что бунт состоялся сразу после обыска в их помещении. При этом сидельцы жаловались на то, что на протяжении последних недель они забыли о вкусе тюремного чая, их поят одним киселем без сахара. Искренне радовались приезду правозащитников: «Сегодня обед вкусный был – в супе картошечка плавала». Все без исключения говорили , что за время многомесячного пребывания в ПКТ ни разу не получали молока, яиц, не говоря уже о мясе. Снизить накал этих пищевых недовольств могли бы передачи «с воли», но, как пояснил начальник ИК-19 Андрей Девятов, нарушители режима, содержащиеся в ПКТ, по закону лишены и свиданий, и посылок.

По словам Андрея Девятова, из-за проволочек с реализацией госзаказа на поставку некоторых видов продуктов действительно возникла необходимость заменить чай на кисель, но явление это временное. Что касается мяса, молока и яиц, то все они есть в ежедневном рационе осужденных, но не кладутся отдельным куском, а добавляются при приготовлении блюд. Кроме того, Андрей Девятов особо подчеркнул, что все осужденные получают пищу из одного котла и никто для нарушителей режима здесь отдельно не готовит «особых» каш и супов.

Многие заключенные жаловались на то, что не могут получить необходимых им лекарств.

– У меня язва желудка. Порой так прихватит, просто беда. Попросил лекарства у врачей: «Нет у нас, проси у родственников, пусть помогут». Они и прислали алмагель, чтоб хоть как-то облегчить мои страдания. Так его при обыске отобрали – не положено. Что мне делать? – спрашивал нас один из осужденных.

Сотрудники медсанчасти не отрицали, что далеко не все лекарства могут предоставить своим подопечным, но заявили при этом, что не собираются потакать самолечению «доморощенных профессоров», которые сами ставят себе диагнозы и сами же выписывают себе необходимые лекарства. Что касается злополучного алмагеля, то компромиссный выход был найден. Флакон с лекарством останется у администрации, но осужденному регулярно будет выдаваться необходимая доза.

Кроме того, сотрудники медсанчасти обещали осужденному с травмой позвоночника провести рентгенографию, которую он дожидается несколько месяцев, а также направить на обследование в лечебное исправительное учреждение сидельцев с обострениями хронических заболеваний.

Еще одна претензия со стороны осужденных – мол, в колонии практикуется насильное сбривание бород.

– Меня до суицида довели! – возмущается заключенный Арам, у которого забинтовано горло и изрезаны руки. – По уставу осужденным не запрещено носить аккуратную короткую бороду и усы. У меня все было аккуратно, борода короткая… Пришли семь человек, скрутили меня и машинкой клочками выбрили… Такое унижение… Не спорю, мы не ангелы, но зачем же унижать, ведь права у нас тоже есть?!

Между тем Андрей Девятов убежден, что дисциплина в ИК-19 – одна из самых крепких по области. Колонию он возглавил несколько месяцев назад, и сейчас его предшественники ожидают приговора суда – их обвиняют в том, что за мзду они создавали комфортные условия для избранных зеков. По мнению сотрудников, такой «режим лояльности» устраивал многих сидельцев, а вот наведение порядка они восприняли в штыки. Так что, показательная акция по резанию вен – часть их сценария по дезорганизации режима.

– Моя задача сделать здесь нормальную рабочую зону, – говорит Девятов. – Осужденные работают, зарабатывают деньги, есть такие, которые не только по искам платят, но и своим родственникам на воле материально помогают. А есть определенная часть осужденных, которых ничего не устраивает… жалуются, бунтуют, а по сути, просто не хотят жить по закону.

По данным администрации исправительного учреждения, на сегодняшний день в ИК-19 содержится 1288 человек, перелимит осужденных составляет более 150 человек. Нарушителей тоже немало, ШИЗО и ПКТ заполнены фактически до отказа.

По итогам проверки правозащитники обратили внимание руководства ИК на ряд проблем. В частности, требуется провести ремонт камер и решить проблему с прогулочным двориком, который абсолютно не соответствует своему названию. По сути, это узкий каменный мешок, в котором трое осужденных могут только стоять плечом к плечу, переминаясь с ноги на ногу. Остальные обращения осужденных, а их в тот день было около 40, взяты правозащитниками на контроль, по каждому будет проведена проверка.

DNG