В Волгораде боевых офицеров на гражданке преследует мистический рок

.Завершена процессуальная проверка по факту гибели бывшего командира 20-й гвардейской мотострелковой дивизии Волгоградского гарнизона Виктора Вакульчука. Он стал третьим комдивом, чья жизнь трагически оборвалась.

Как сообщил следователь следственного отдела по Краснооктябрьскому району Волгограда СУ СКР по Волгоградской области Виталий Волчанский, 7 октября около пяти часов вечера 51-летний Виктор Вакульчук, находясь в своей квартире, вышел покурить на балкон и упал с четвертого этажа. В результате падения он получил смертельные травмы. В момент происшествия в квартире находились супруга и 17-летний сын погибшего.

Близкие родственники утверждали, что в тот вечер ничто не предвещало беды. Произошла небольшая семейная ссора отца с сыном по поводу чрезмерного, по мнению Виктора Вакульчука, увлечения молодым человеком компьютером. Но эта размолвка, которую даже с большой натяжкой скандалом не назовешь, не могла стать причиной, толкнувшей человека на совершение суицида. К тому же погибший, по признанию близких, никогда не позволял себе высказываний о сведении счетов с жизнью.

– Родственники утверждали, что случившееся, скорее всего, стало трагической случайностью, – говорит Виталий Волчанский. – В тот вечер погибший был в состоянии алкогольного опьянения. Но не настолько пьян, чтобы не осознавать, что делает. Предсмертной записки обнаружено не было. Мы провели проверку. Тщательно осмотрели место происшествия, опросили соседей, которые показали, что семья жила дружно, никаких скандалов не было. Что касается душевного состояния погибшего, то, судя по признанию близких, можно утверждать, что он переживал не самый лучший период в своей жизни.

Бывший комдив тяжело переживал уход в отставку. Военный пенсионер был полон сил и мечтал, что его опыт и знания военного дела еще пригодятся армии. Но годы шли, а предложений не поступало.

– По результатам проверки мы пришли к заключению, что Виктор Вакульчук погиб в результате несчастного случая, – говорит Виталий Волчанский. – У нас нет оснований для возбуждения по данному факту уголовного дела.

Не боевые потери

Печальная статистика бытовых смертей звездного комсостава Волгоградского гарнизона началась с убийства легендарного генерала Льва Рохлина – бывшего командующего 8-го гвардейского корпуса. В июле 1998 года он был найден убитым на собственной даче в деревне Клоково Нарофоминского района Московской области. В генерала стреляли из наградного пистолета, который позже был обнаружен недалеко от дома, где было совершено убийство. По официальной версии, в спящего генерала стреляла его жена Тамара Рохлина. Причиной трагедии, опять же по официальной версии, была названа семейная ссора.

На первых допросах у следователей Тамара Рохлина созналась в убийстве мужа, но позже изменила свои показания. Она утверждала, что взяла чужую вину на себя из-за угроз в адрес своей семьи. Однако следователи Генеральной прокуратуры ее словам не поверили, и основная версия следствия, что жена убила супруга на почве неприязненных отношений, легла в основу обвинительного заключения.

В ноябре 2000 года Нарофоминский городской суд признал Тамару Рохлину виновной в умышленном убийстве своего супруга и приговорил к 8 годам лишения свободы.

После обращения в Европейский суд по правам человека ей было назначено более гуманное наказание – она была приговорена к 4 годам лишения свободы условно.

Несмотря на то что со дня убийства Льва Рохлина прошло немало лет, слухи и домыслы вокруг этой трагедии не затихают и по сей день. Попытки представить смерть генерала «местью режима за организацию военного заговора» звучат не убедительно, поскольку, как правило, у исследователей загадочной истории, кроме намеков, нет никаких доказательств подтверждения данной версии.

– С Рохлиным и Тамарой мы познакомились в середине 90-х, – вспоминает основатель общественной организации «Материнское право» Татьяна Зазуленко. – Есть такой тип военных – «рубаха-парень». Лев Яковлевич из этой категории. Пришли просить за мальчишку, которого в части гнобили сослуживцы. Сидим в коридоре, ждем генерала. А он летит: походка такая бодрая, на голове кудряшечки, лампасы, и галстук на боку: «Мамки, заходите! Все решим!». Он нас за родственниц мальчишечки принял, когда ему объяснили, что мы «комитетчицы», тон изменился, но обещал помочь. Второй раз с ним встретились уже в Буйнакске. Мы к нему, а нас не пускают. Пришлось соврать, что пришли поздравить с 23 Февраля. Нас пустили, а там небольшой «сабантуйчик» был организован по случаю праздника. Начали мы действительно за здравие – с поздравлений, но потом чуть не дошло до рукопашной с генералом. Он со своей колокольни, а мы со своей… Помогла Тамара Рохина, она отвела нас в сторонку и так тихо спокойно посоветовала: «С генералом так разговаривать нельзя». Она рассказала, как он любит заботиться о солдатах. Поделилась и семейной проблемой. Их сын тяжело болен с рождения. И Тамара мечтала его вылечить. «Поеду в Москву Паше (Павел Грачев – министр обороны в то время и друг Рохлина) в ноги упаду, чтоб помог сыночка вылечить». Не верится, что спокойная, очень сдержанная в эмоциях Тамара Рохлина могла в пылу ссоры убить мужа. Она не могла не понимать, что в результате ее мальчик, которого она так любит и который нуждается в ее постоянной заботе, окажется никому не нужен. Я считаю, что материнский инстинкт должен был уберечь ее от рокового поступка.

Не прошло и пяти лет

В августе 2003 года в своей квартире от огнестрельных ранений скончался командир 20-й гвардейской мотострелковой дивизии генерал-майор Сергей Моисеев. По основной версии, которая вскоре была озвучена правоохранительными органами, комдива убила его бывшая супруга Ирина. Дело генерала Моисеева стало вторым после дела генерала Рохлина, в котором в качестве обвиняемой в убийстве высокопоставленного офицера фигурировала его жена. В отличие от Тамары Рохлиной Ирина Моисеева категорически не признавала своей вины.

Из материалов уголовного дела: « …во время ссоры на почве личных неприязненных отношений… Моисеевой были причинены телесные повреждения, не повлекшие вреда ее здоровью… Решив отомстить Моисееву за нанесенные ей побои, Моисеева достала незаконно хранящийся у нее пистолет и произвела четыре прицельных одиночных выстрела… Моисеев скончался на месте происшествия… Моисеева виновной себя в совершении хищения и незаконном хранении оружия, а также в убийстве Моисеева, не признала».

Трагедия в доме 41-летнего генерала Моисеева, судя по всему, назревала давно. Супруги подозревали друг друга в изменах. За несколько недель до трагедии супруги Моисеевы оформили официально разрыв семейных отношений. Моисеев к тому моменту не жил с семьей. Но мирно разойтись они так и не смогли. В ту роковую ночь Ирина и ее бывший супруг встретились в квартире, где Ирина проживала с их 14-летней дочерью. Как правило, эти встречи всегда заканчивались скандалом. Последняя – не стала исключением. Разговор на повышенных тонах перерос в ссору, а затем и в драку. Дочь, чтоб не видеть скандала между родителями, пошла гулять с собакой на улицу. Как было установлено в ходе следствия, в семейной баталии на генерале была порвана рубашка. Он переоделся, сел на диван и стал звонить по мобильному телефону. В это время Ирина Моисеева достала пистолет и с расстояния полутора метров выстрелила в бывшего мужа четырежды.

Ирина Моисеева настаивала, что все было совсем не так. По ее словам, когда она вернулась домой, застала бывшего супруга пьяным и обозленным. После словесной перепалки он стал бить ее по голове. Защищаясь, она порвала на нем рубашку. Сергей Моисеев пошел в спальню переодеться, а вышел оттуда с пистолетом в руках. Ирина Моисеева, пытаясь защитить себя, схватилась за пистолет и попыталась отвести его ствол. Потом ей якобы удалось выхватить оружие, после чего она и Моисеев инстинктивно отскочили в противоположные стороны, в этот момент пистолет Стечкина выстрелил очередью.

Адвокат Моисеевой пытался доказать невиновность своей доверительницы тем, что она находилась в состоянии необходимой обороны. Кроме того, адвокат обращал внимание судей на то, что пистолет хранил незаконно генерал, а не его супруга, поэтому обвинения в незаконном хранении, предъявленные Моисеевой, безосновательны. Кроме того, на пистолете стались отпечатки пальцев, но все они оказались размыты. Оружие брали в руки несколько человек, и эксперты не смогли идентифицировать отпечатки.

Судебный процесс над Ириной Моисеевой длился почти 4 года. В 2007 году гарнизонный военный суд признал Моисееву виновной и приговорил к пяти годам лишения свободы.

Это не все случаи, происходившие с выскопоставленными офицерами гарнизона, когда в результате семейной перебранки в руках одного из супругов оказывался пистолет. Были и пострадавшие, но, к счастью, те семейные драмы не привели к невосполнимым утратам.