Великий водочный путь

Корреспонденты «ВП» узнали, как через границу идет «спиртовой» трафик

На КПП «Вишневка» в Палласовском районе Волгоградской области, где проходит российско-казахстанская граница, за последний год резко увеличился поток грузов. Местные говорят: самым прибыльным бизнесом давно стал «спиртовой» трафик. На этом здесь делают целые состояния.

Контрафакту – бой

Сегодня в регионах усиливается борьба с контрафактом. И Волгоградская область – не исключение. На прошлой неделе была создана специальная межведомственная комиссия на уровне главы региона. Новый совещательный орган займется мониторингом ситуации, разработкой и проведением специальных мер.

В силу географических особенностей Волгоградской области – наличие участка государственной границы с Казахстаном и прохождение через нашу территорию ключевых транзитных путей – регион входит в зону потенциально высокого риска по незаконному обороту промышленной продукции и ввозу контрафакта. В этом смогли убедиться корреспонденты «ВП», побывавшие в Заволжье на волгоградском участке российско-казахстанской границы.

Радиоактивные подделки

В современных реалиях легендарный пограничник Никита Карацупа, наверное, остался бы не у дел. Если в его годы массовым порядком ловили шпионов, то бич нашего времени – наркотрафик. Но самым нашумевшим делом за годы охраны этого участка границы стало задержание банды, пытавшейся ввозить в Россию изотоп осмия. Правда, оказалось, что курьеры сами стали жертвой мошенничества – им всучили подделку. В любом случае, шансов у них не было. Российские пограничники прекрасно оснащены технически, к примеру, прибор «Янтарь» позволяет улавливать радиацию за версту.

Пограничников в селе Вишневка уважают. Одна из местных жительниц, представившаяся Татьяной, мечтательно вздыхает: «Лёшку бы туда пристроить…» Служба и престижна, и вполне доходна. Военная часть еще и двигатель местной торговли, которая тут не в пример активнее, чем в казахском Джаныбеке по ту сторону границы.

Контрабанда не в моде

Самые умные и дальновидные жители обеих приграничных территорий давно поняли – откровенным беспределом зарабатывать опасно. А потому про контрабанду здесь не говорят. Просто используют возможности свободной торговли, колебания валют и разницу в акцизах.

Когда в декабре прошлого года биржевые спекулянты обрушили курс рубля, из Западно-Казахстанской области ехали чуть ли не караваны за бытовой техникой, мебелью и автомобилями.

– Народу стало раза в три больше, – говорит палласовский водитель Сергей. – И движение на трассе теперь заметно плотнее, у шлагбаума очереди скапливаются. Я часто езжу через эту границу. Недавно стал свидетелем потасовки между любителями объезжать остальных.

Но главные свои состояния местные олигархи сколотили на алкоголе. «Спиртовые бароны», рассказали жители, есть по обе стороны границы. Сколько водки продается легально, и сколько переливается в бутылки с российскими этикетками – одному богу известно. В частности, и об этом говорили инициаторы создания в России Госкомиссии по борьбе с контрафактом, которая начала работу буквально неделю назад.

И рубль, и тенге

Подъезжаем к государственной границе. КПП «Джаныбек» по ту сторону разительно отличается от российского. Асфальта нет, вместо уютного здания, напичканного аппаратурой, скромный вагончик с солдатом и видеокамерой. Для прохождения границы нужен только паспорт: сначала идет водитель, затем пассажиры. Цель визита – покупка товара. Название и количество не уточняются.

Наш автомобиль пробирается по грунтовке в центр поселка Джаныбек. По внешнему виду он мало чем отличается от российских райцентров, разве что формой новостроек в чисто казахском стиле. За окнами проплывает школа с зеленым кортом, памятники, магазины. В местных маркетах практически все товары из России – колбаса, фрукты, консервы, сыры. Рассчитываться можно и рублями, и тенге. Интересуемся: «Где можно купить алкоголь?» Продавец удивленно вскидывает брови: «На рынке, конечно…»

Пятачок, расположенный за большим рекламным щитом, знают все россияне, желающие приобщиться к дешевой спиртовой продукции. С десяток киосков в стиле девяностых, которые предлагают несколько позиций алкоголя. На одном из прилавков щедро выставлен ассортимент. В красивом оформлении – коньяки и водка ведущих российских брендов. На вопрос о цене женщина-продавец удивляется: «Вам же не к нам. Вам же дешевый нужен, это на склад».

Склад, который известен всем

Пробираемся между картонными ящиками и самодельными заборами. На складе – тот же ассортимент, причем не обязательно покупать большие партии. «Кристалл» продается по 44 рубля за бутылку, «Березовая» – за 60, коньяк – за 80. Упаковка – от шести штук.

Эти «ценовые» чудеса творит разница в акцизах. Ставка на водку в России составляет 400 рублей за один литр безводного спирта, в то время как в Казахстане такой акциз – 109. Принимая во внимание относительно дешевое сырье, используемое для производства водки в сопредельном государстве, цена казахской водки в среднем в пять-шесть раз ниже российской.

Теоретически Россия легко может запретить физическим лицам ввозить из стран Таможенного союза больше пяти литров алкоголя на человека. Такую меру предлагает ввести Росалкогольрегулирование, чтобы ограничить продажи дешевой водки в нашей стране. Подсчитано, что бюджет России только за полгода теряет на этом 300 млн рублей.

Но пока из Казахстана в Россию любой человек по?прежнему может провезти для личного пользования сколько угодно литров алкоголя. Именно на этом несоответствии спиртовой трафик и строится.

Пить или не пить?

В Палласовке водку из Казахстана продают уже по 100 рублей за бутылку.

– Вот видите, какие хоромы себе построил? – показывает на дом предпринимателя К. местный житель Андрей. – За три года всего. А все на водке…

Дешевый алкоголь реализуют не только в близлежащей Палласовке, его большими партиями доставляют в Волгоград и Волжский. Специалисты говорят – объем некачественного контрафакта на территорию региона поступает немалый. Последствия для здоровья после употребления такого напитка могут быть весьма печальные.

– Контрафактная водка нередко оказывается отравой, а в ряде случаев представляет прямую опасность для жизни человека, – подчеркивают в отделе санитарно-эпидемиологической экспертизы Волгоградского центра гигиены и эпидемиологии.

Впрочем, статистику таких отравлений никто не ведет. Как не задумываются и предприимчивые коммерсанты о том, будет все?таки или нет принят закон по ограничению ввоза алкоголя. Их авто снова и снова направляются на склад в приграничный Джаныбек. Чтобы делать деньги на «водочном» трафике.

Фото автора.