Вне игры

«Киты» плывут по просторам Интернета, забирая с собой жизни наших детей. Об этом сложно говорить и невозможно молчать. Так называемые группы смерти – сначала это были «Синие киты» – каждый день пополняются все новыми членами. 13–16-летние увлеченно играют в смерть, не замечая, когда игра становится реальностью. Специально для «ВП» наш внештатный автор Екатерина ЕФИЦЕНКО подготовила расследование, пытаясь понять: что и кто заставляет подростков уходить в Глобальную сеть и не возвращаться оттуда.

50 оттенков черного

Один из последних широко обсуждаемых случаев подросткового суицида – смерть 14-летнего школьника из Краснооктябрьского района, выбросившегося с высоты 16-го этажа.

Информацию о том, состоял ли мальчик в «группе смерти», как и сотни других мальчишек и девчонок, и не был ли его шаг обусловлен прохождением всех уровней смертельной игры, следователи проверяют в рамках расследования других версий произошедшего.

И для того чтобы исключить или подтвердить этот факт, правоохранителям пришлось с головой погрузиться в изучение механизма «групп смерти».

– К сожалению, многие родители слишком поздно узнают о том, в какие игры играют их дети, – говорит замруководителя СО по Краснооктябрьскому району г. Волгограда СУ СКР по Волгоградской области Владимир Суров. – Все начинается с невинного приглашения в игру через страницы социальной сети «ВКонтакте» и «Инстаграм».

Ребенку предлагают пройти 50 уровней, которые постепенно подводят к суициду – просят постоять на краю крыши, причинить себе боль, привыкнуть к виду своей крови.

А чтобы жертва понимала, что все серьезно, заставляют заполнить нехитрую анкету, в которой ребенок указывает не только свой возраст или школу, которую посещает, но и свой адрес, а также наличие братьев или сестер.

Потом, когда уровни игры становятся все сложнее, а задания страшнее, информация из анкеты превращается в инструмент для шантажа: как только участник пытается выйти из игры, он получает угрозы – «ведущий» обещает расправиться с родными игрока, а в подтверждение своих намерений ссылается на информацию о месте жительства участника.

Правда, к тому моменту ребенок уже забывает, что именно он сообщил свой адрес организаторам, и их осведомленность о том, где живет его семья, становится шоком. В действительности модераторы и сделать-то ничего не могут, так как находятся за тысячи километров от подростка, а в некоторых случаях и в других странах.

Информация с угрозами является лишь шантажом, которого в действительности не стоит опасаться, о чем должны знать дети в обязательном порядке. Пытаясь спасти своих родных, запуганный подросток обреченно соглашается перейти на последний – 50-й уровень. Это означает, что он готов к смерти.

«Разбуди меня»

Между тем распознать, что ребенок «в игре», вполне можно. Самый первый признак – неожиданно ранние подъемы: по законам «синих китов», задания поступают в 4.20 утра. Именно в это время те, кто с момента вступления в игру начинает управлять жизнью ваших детей, начинают призывать их к совершению суицида.

«Группы смерти» изобилуют слоганами, самый «безобидный» из которых: «Лучшие вещи в жизни с буквой «с» – семья, суббота, секс, суицид». Песни типа: «...Мы ушли в открытый космос, в этом мире больше нечего ловить».

Вопросы: «Сколько унылых будней ты готов еще так просуществовать?»

Картинки: рельсы, надвигающийся поезд с надписью «Этот мир не для нас».

Фото: дети на крышах с надписью «Мы дети мертвого поколения».

Чтобы прощупать возможности ребенка, завладеть его душой и мыслями, организаторы заставляют их наносить себе телесные повреждения. На руках или ногах подростка появляются порезы – это не просто звоночек, это набат, который звучит для вас, родители.

Не верьте в рассказы о случайных царапинах – ваш ребенок в игре, и уже нет места церемониям и толерантности. Отбросьте ненужные рассуждения о личном пространстве подростка – вы должны знать, с кем, во сколько и, главное, о чем разговаривают в Сети ваши дети.

За то отведенное им организаторами время они проживают целую жизнь, наполненную сначала романтикой подросткового максимализма («Знаешь, от чего киты выбрасываются на берег? От отчаяния…»), а потом – страхом.

От забавных рисунков китов и бабочек на полях детских тетрадей (согласно философии групп смерти, бабочки живут всего день, киты выбрасываются на берег – то есть совершают суицид) они ступенька за ступенькой поднимаются вверх, к точке невозвращения, оставляя нам на пути призывы быть услышанными.

Следователи рассказывают: часто подростки оставляют странные фразы на стенах подъездов и домов. «Твой шаг будет последним», «Сейчас мы делаем то, что в детстве обещали никогда не делать». Или, к примеру, «Я хочу жить, но так будет лучше».

Шаг от края

– Кто эти люди, которые убивают наших детей? Духовные уроды, маньяки, сектанты, фашисты? – спрашиваю я следователя.

– Версий много. Но абсолютно точно, что с детьми работают взрослые люди – системно, шаг за шагом подталкивая их к последней черте. Работают со знанием их пристрастий и увлечений, используя любимую ими лексику и культуру. Работают со знанием психологии, внушая девочкам, что они «толстые», а ребятам, что они – «лузеры» для этого мира. Потому что есть иной мир, и вот там они – «избранные», – отвечает он.

При этом, добавляет Владимир Суров, многие родители думают, что категорический запрет на доступ к Интернету обезопасит ребенка. Но это – мимо! Подросток может выйти на свою страницу через телефон или компьютер друга и начнет еще тщательнее прятать от вас свое общение.

Почему с этим никто не борется?

Борются – Роскомнадзор, правоохранители. Каждый день закрываются сотни соцгрупп с призывами к суициду. Но Интернет – решето: на месте одной закрытой тут же возникают другие. Поэтому остановитесь на мгновение, забудьте все свои взрослые дела. Нет ничего важнее жизни вашего ребенка. Протяните ему руку помощи, выдерните его из пучины, где кишат «Синие киты». Не пропустите знаки, которые указывают на возможную беду. Потому что прямо сейчас, когда вы читаете этот текст, кто-то из детей может шагнуть за грань…

ИХ ВЕРБУЮТ В СМЕРТНИКИ?

Юлия Мостовская, врач-психотерапевт:

Увлечение «стрелялками» в Сети Всемирной паутины – это уже первая стадия перехода к полной компьютерной зависимости. Ее с успехом используют всякого рода вербовщики или руководители сект, спонсируемые неизвестными сообществами. Когда родители обнаруживают некую тайную переписку своих детей в соцсетях, они бьют тревогу. Безусловно, если ситуация не терпит отлагательств и идет программирование на суицид или тайную вербовку, психотерапевты могут вмешаться, используя свои методики.

Например, депрограммирование, в основе которого лежит следующая мысль: секта использует совокупность определенных методик для внушения человеку нужных ей идей. Если применить те же методики, но с точностью до наоборот, человеку можно внушить новые идеи, стерев старые. Но депрограммирование требует принудительной изоляции человека. Крайне редко используются элементы НЛП (нейролептического программирования) и гипноз. На передовую выходят отношения родителей с детьми. Это важнее психотерапевтов.

Необходимо убедить подростка, что дом – его защита, а вокруг – родные, понимающие люди. Какая бы ситуация ни была в семье, у ребенка всегда должен быть якорь на возвращение.

DNG