Встали намертво

В Волгограде банк заживо "похоронил" свою клиентку. По настоятельному требованию соцзащиты дочь и официальный опекун 99-летней труженицы тыла Таисии Ефимовны Самойловой открыла расчетный счет в банке, на который перечислялись социальные ежемесячные выплаты – ветеранские и компенсация за услуги ЖКХ. Когда дочь попыталась поучить пособие, кассир банка заявила, что счет аннулирован в связи со смертью клиента.

Компьютер "поигрался"...

Татьяна Зазуленко, дочь Таисии Ефимовны, до сих не может прийти в себя после общения с работниками банка.

– Девушке говорю: «Да как же умерла? Двадцать минут назад была живее всех живых», – рассказывает Татьяна. – А она в ответ: «А вы докажите. Наш компьютер выдает сведения, что ваша бабушка уже в мире ином».

Смех смехом, но Татьяне Борисовне пришлось бежать домой за паспортом своей мамы, чтоб доказать, что сотрудники банка заблуждаются. Она была уверена, что это недоразумение можно будет легко устранить. Не тут-то было. На официальное «воскрешение» Таисии Ефимовны у банка ушло полтора месяца.

– О том, что счет в банке аннулирован, я узнала в середине октября, – говорит Татьяна Борисовна. – Сначала безуспешно обивала пороги родного Краснооктябрьского отделения банка. Когда поняла, что вежливых сотрудниц банка ничем не пронять, написала жалобу в головной офис. Я пыталась попасть на прием к руководителю, но, оказывается, это о-о-очень сложная задачка.

Зазуленко отмечает: ответ от руководства получила через несколько дней после отправки претензий – 2 ноября. Но никто перед ней не думал извиняться, но главное, ее заверили: счет доступен, пользуйтесь. Однако в Краснооктябрьском отделении банка ответили: мама Татьяны Борисовны по-прежнему числится умершей, ее счет аннулирован.

Татьяна Зазуленко звонила даже в Самару – вышестоящее подразделение банка. Вежливая сотрудница внимательно выслушала историю, а затем начала советовать, куда еще и какие жалобы нужно направить.

– Сначала эта абсурдная ситуация с признанием моей мамы умершей вызвала у меня смех, – признается Татьяна Борисовна. – Но этот спектакль в театре абсурда, казалось, готов был длиться вечно. Я очень просила, умоляла даже: «Девушка, бабушке нужны лекарства, нужно платить за газ и свет. Вы человека «заживо похоронили» без каких бы то ни было оснований, так будьте добры – воскрешайте».

...а приставы забыли?

Татьяна Зазуленко говорит, что ее очень возмутил тот факт, что в ответе руководства волгоградского отделения банка черным по белому было напечатано, что проблем нет, все хорошо, счет доступен, а он при этом не был разблокирован.

После длительных мытарств женщина обратилась в прокуратуру того же района где располагается головной офис банка. В заявлении она попросила разобраться с ситуацией.

– Но у меня была еще одна просьба к прокуратуре, – говорит Зазуленко. – Со этого счета моей мамы судебные приставы-исполнители незаконно списывают деньги. Мы уже жаловались в это ведомство. Там извинились, обещали вернуть все, что сняли лишнего. Но денег не вернули. Мало того, продолжают слать исполнительные листы о взыскании со счета денег якобы в уплату долга.

Этот долг много лет назад был уплачен, но, видимо, из-за неразберихи расчетный счет Таисии Ефимовны судебные приставы периодически опустошают. Социальные пособия – это, мягко говоря, очень небольшие деньги, их получатели – люди, остро нуждающиеся в каждой копейке. Для них пособие – спасительная соломинка. И подобные ошибки каких-либо ведомств многих очень болезненно бьют по бюджету. Но ответа из прокуратуры женщины пока не получили.

Ситуация «с воскрешением» Таисии Самойловой благополучно разрешилась 6 декабря. Пожилой женщине, чтоб не расстраивать, не стали рассказывать о перипетиях этой истории. В заключение хотелось бы сказать несколько слов о судьбе Таисии Ефимовны. Она всю свою жизнь прожила в Сталинграде (Волгограде). С дипломом газоэлектросварщика работала «на оборонку», трудилась в цеху сутками. Здесь же питались, здесь же спали по несколько часов. Она стояла за станком, когда в цех ворвались фашисты. Убивать их не стали, а как скот прогнали до железнодорожной станции, загрузили в столыпинские вагоны. На станции Морозовской ей удалось сбежать. Она видела, как полыхает ее родной город. Как только стихло зарево пожарища, Таисия Самойлова вернулась в Сталинград. Помогала рыть землянки, хоронить тела убитых сталинградцев и солдат-защитников. А как только фашистов выбили из города, вновь заняла свое рабочее место в цеху, возвращала в строй подбитые советские танки. Как труженик тыла, ветеран войны она имеет награды. И пособия, которые ей перечисляют на расчетный счет, Таисия Ефимовна, безусловно, заслужила. Военное лихолетье выработало в этой хрупкой женщине волевой характер. Если б она была в курсе происходящего, то несмотря на свой почтенный возраст показала бы банковским служащим, кого они раньше времени похоронили.