Язык до судимости доведет

Язык до судимости доведет
Волгоградец «пошутил» со службой собственной безопасности полиции на две статьи Уголовного кодекса.Замысловатая импровизация юноши, пытавшегося таким образом занять несколько тысяч рублей у знакомого, обернулась для него большими неприятностями.


Волшебная сила искусства

События, которые легли в основу уголовного дела, произошли в июле этого года. В коридоре музыкального колледжа им. Серебрякова Ростислав Борщевский познакомился с одним из абитуриентов, который только что сдал вступительный экзамен. Борщевский признался ему, что очень хотел поступить на тот же факультет «эстрадного оркестра», что и этот юноша, но опоздал на прослушивание. После короткого знакомства молодые люди обменялись номерами телефонов.

Но, судя по дальнейшим событиям, Борщевскому с его актерским талантом следовало поступать не в музыкальное училище, а в один из театральных вузов. Он позвонил своему «новоиспеченному» приятелю в тот же вечер. Ему до зарезу нужны были три тысячи рублей. Но просто попросить в долг он не решился, сумма не маленькая, да и «друзья» практически ничего друг о друге не знают, и «кредитор» мог легко отказать. Борщевский на ходу сочинил слезливую историю в надежде разжалобить своего приятеля. В телефонном разговоре он, изображая искреннее негодование и растерянность, наврал, что квартиру, в которой проживает вместе с мамой, ограбили. Но это еще полбеды. По факту кражи они якобы обратились за помощью в отдел полиции, но один из сотрудников по имени Сергей (имя он придумал на ходу) обнаружил, что у матери Борщевского просрочен заграничный паспорт и на этом основании женщину задержали. Сотрудник полиции якобы обещал отпустить заложницу при условии, что Борщевский принесет ему три тысячи рублей. И именно эту сумму «для спасения из неволи невиновной женщины» Борщевский попросил у своего приятеля.

Молодые люди договорились, что встретятся на следующий день в условленном месте. Борщевский был уверен, что разжалобил своего знакомого, и намеревался получить на следующий день деньги. Но, по всей видимости, он не понял смысла слов своего приятеля, когда тот говорил, что готов помочь в этом вопросе. На встрече Борщевского ждало сразу несколько разочарований. Во-первых, парень денег не принес. Более того, он посоветовал Борщевскому незамедлительно обратиться с заявлением на "оборотня в погонах" в службу собственной безопасности ГУ МВД России по Волгоградской области и готов был пойти с ним в полицию. Борщевский полагал, что если откажется обратиться в ОСБ, то посеет сомнение в правдивости своей сказки, а если подаст заявление, то его приятель лишний раз убедится, что тот не врет, и, возможно, после такого испытания даст-таки ему в долг несчастные три тысячи рублей.

В полиции Борщевский свою историю об "оборотне в погонах", удерживающем в заточении его матушку, рассказал, а также написал заявление с просьбой привлечь коварного вымогателя к самой строгой ответственности. «Сказочника», как и положено, предупредили об ответственности за дачу ложных показаний. Но инстинкт самосохранения не сработал и Борщевский продолжал врать про мифического полицейского-вымогателя. Когда ему для опознания показали фотографии сотрудников того отделения, где якобы томится в заточении его мать и служит тот нехороший полицейский, Борщевский ткнул пальцем наугад – на первого сотрудника по имени Сергей.

Финита ля комедия

Взяточника решено было брать с поличным в момент передачи денег. Борщевский дал согласие на участие в оперативном эксперименте, после чего заместитель начальника службы собственной безопасности выдал ему 3 тысячи рублей и диктофон стоимостью свыше 9 тысяч рублей, на который тот должен был записать беседу с вымогателем при передаче денег.

Поскольку в действительности Борщевский не был знаком с тем, кого ложно обвинил в вымогательстве, ему пришлось импровизировать на ходу. Он отчитывался, что Сергей назначил ему встречу, и вел оперативников по придуманному самим адресу, затем объяснял, что вымогатель переназначил встречу в другом месте, и вся группа меняла место дислокации. При очередном маневре Борщевский просто сбежал от оперативников с деньгами и диктофоном, которыми впоследствии распорядился по своему усмотрению.

Молодого человека оперативные сотрудники задержали через несколько дней. В ходе следствия было установлено, что у оперативника, которого Борщевский пытался обвинить в тяжком преступлении, было железное алиби – в тот день, когда он якобы вымогал взятку, его вообще не было на службе. А вся история с «заточением» мамы из-за просроченного паспорта всего лишь плод бурного воображения Борщевского.

Как сообщили в пресс-службе прокуратуры Волгоградской области, молодой человек обвиняется в заведомо ложном доносе о совершении тяжкого преступления (ч. 2 ст. 306 УК РФ) и мошенничестве с причинением значительного ущерба (ч. 2 ст. 159 УК РФ). Борщевский вину в содеянном признал полностью. Дело направлено в суд.

Поделиться в соцсетях