Житель Камышина получил 17 лет «строгача» за убийство, а его сын попал под суд за изнасилование

…Он до последнего надеялся, что дело можно будет уладить миром, и категорически отказывался верить, что его сын причастен к дикому преступлению, взбудоражившему весь Камышин. Но факты были упрямы: 17-летний Дмитрий и не отрицал, что вместе со своими дружками принял участие в безобразной оргии, жертвой которой стала соседка его родителей.

Поверили в безнаказанность

Это случилось в октябре 2016-го: компания молодчиков ворвалась в дом двух местных жителей, избила хозяев дома, а потом, заперев главу семьи в комнате, угрожая убийством, изнасиловала женщину, годившуюся самому младшему из участников преступления в матери, причем на глазах ее маленького ребенка. Спустя несколько дней история повторилась по тому же старому сценарию: те же юнцы, поверившие в свою безнаказанность, те же жертвы, и вновь групповое изнасилование.

Только на этот раз скрыться от следствия преступникам не удалось – всех сообщников задержали и заключили под стражу.

С того самого момента, когда под арестом оказался 17-летний подросток, его отец, Вячеслав Мельников, потерял покой. И если поначалу его мучил стыд, то затем он люто возненавидел соседку, по вине которой его сын мог на долгие годы оказаться в тюрьме.

Поскольку он прекрасно знал образ жизни Марии (имя изменено. – Прим. авт.), то не сомневался, что большая часть того, о чем женщина сообщила в своем заявлении, могла быть приукрашена с целью выторговать побольше денег со стороны ответчика.

Просто Мария

Уже на следующий день после того, как сына Вячеслава Мельникова определили в следственный изолятор, он впервые постучался в дом Марии.

Дверь открыл ее муж, но уже через несколько минут к разговору присоединилась и сама жертва насилия. Она с ходу принялась жаловаться гостю на проблемы: оказалось, что семейство крупно задолжало по оплате коммунальных услуг. И словно между делом упомянула, что уже через час им с мужем нужно будет пройти судебно-медицинскую экспертизу. Мельников напрягся.

– Прощаясь, он спросил, можно ли отказаться от прохождения экспертизы, намекнув, что их разговор еще не закончен. Мария согласилась проигнорировать визит к экспертам, но не потому, что ей стало жалко сына Мельникова, а потому что она себя плохо чувствовала – сказывались последствия вчерашнего застолья. Мельников пошарил в карманах, выудил оттуда две мятые сотенные купюры, протянул их Марии и раскланялся, договорившись зайти еще вечером, – рассказывает старший помощник руководителя СУ СКР по Волгоградской области (по взаимодействию со СМИ) Наталия Куницкая. – Со спокойной душой Мельников отправился по своим делам, но уже через час ему стало известно, что Мария обманула его – они с супругом все же прошли экспертизу и в очередной раз дали показания против его сына.

«И машину в придачу…»

Мужчина разъярился. Он понимал, что Мария играет с ним, а судьба его сына теперь зависит только от нее. Сжав зубы, он вновь направился к соседке.

На этот раз Вячеслав подготовился более основательно. Он запасся спиртным и пригласил Марию и ее мужа Олега в гости. За ужином разговор, естественно, зашел о произошедшем. Мария, подвыпив, подобрела. Она горячо уверяла отца своего мучителя, что вовсе не хочет ломать его сыну жизнь, но… за все нужно платить. И назвала цифру, от количества нулей в которых Мельникову стало не по себе. Свободу для его чада Мария оценила в 300 тыс. рублей, а еще ей приглянулся автомобиль соседа. В обмен на это она была готова «повлиять» на смягчение наказания Дмитрию – о полном его оправдании и мечтать было нечего. Мельников вскочил из-за стола, сжимая кулаки: Мария загнала его в угол, таких денег у его семьи никогда не было, не было и времени, чтобы собрать нужную сумму. К тому же он спиной чувствовал, что Мария, нащупав его слабое место, не остановится и на этом и, скорее всего, продолжит шантаж. Остановить ее можно было только одним способом.

Место преступления вымыл до блеска

– Позже Мельников заявит, что не собирался убивать ни Марию, ни ее мужа, если бы последний сам не напал на него с ножом. Якобы в момент скандала Мельников почувствовал укол в спину и, обернувшись, увидел соседа, стоявшего с ножом в руке. Защищаясь, он выхватил нож из рук супруга Марии и сначала исполосовал сидевшую на диване женщину, а затем начал наносить беспорядочные удары по телу ее супруга, даже не попытавшегося защитить свою жену или сбежать, – продолжает Куницкая.

Вячеслав перевел дух, только когда обе его жертвы перестали дышать. Дальнейшие движения его были автоматическими. Сначала через окно перетащил оба тела во двор дома, сбросив их в подвал. Потом принялся наводить порядок в жилище. Несколько часов Мельников потратил на то, чтобы с хлоркой до блеска отмыть пол, стены и даже потолок жилища. Забегая вперед, расскажем, что именно небывалая идеальная чистота в доме потом насторожит жену Вячеслава Мельникова, которая попадет домой только на следующий день… Вывозил трупы со двора Мельников под покровом ночи. Тела он погрузил в багажник своей «четверки», доехал на ней до начала трассы Саратов – Сызрань, потом свернул в придорожный лесок. Добрался до низины, неприметной с дороги, скинул туда тела, вернулся домой за лопатой и уже под утро спрятал их в импровизированной могиле, для надежности присыпав место захоронения ветками и бытовым мусором. После этого ему оставалось только  избавиться от своей окровавленной одежды и орудия убийства – все это он утопил в реке Камышинке.

Явка с повинной

Мельников понимал: странное исчезновение двух фигурантов уголовных дел не останется незамеченным для следователей. Проведя бессонную ночь, он пришел к своему приятелю, уже имевшему за плечами судимость.

Откровенно рассказал о том, что убил двух человек, и попросил совета. Тот рекомендовал явиться к следователям с явкой с повинной: мол, тем самым можно попытаться смягчить себе наказание. Времени на размышления у Вячеслава было немного – последние часы, которые он провел на свободе, он посвятил поиску адвоката…

По иронии судьбы приговор отцу-мстителю был вынесен раньше, чем вердикт его сыну. 2 июня суд Камышина приговорил 50-летнего Вячеслава Мельникова к 17 годам колонии строгого режима с последующим ограничением свободы сроком на два года. Вердикт в законную силу не вступил и еще может быть обжалован сторонами.

Поделиться в соцсетях