Житель Волгоградской области спалил дом бывшей жены, в котором она спала с детьми

Житель Волгоградской области спалил дом бывшей жены, в котором она спала с детьми
…Он поджег сигарету и нервно затянулся. Дом спал. Не спало только его сердце – оно выло и бесновалось, раненное обидой. Он курил и представлял себе, как, может быть, сейчас его любимая женщина сладко спит в постели с другим мужчиной. А перед этим они, наверное, смеялись над ним – бесприютным неудачником. Он курил и вспоминал ее глаза, когда несколько часов назад она выкрикивала ему в лицо обидные слова. Он щелкнул зажигалкой, которую сжимал в руке. Маленькое синее пламя подрагивало от его дыхания. Он поднес горящую зажигалку к занавеске, прикрывавшей окно. Ткань загорелась мгновенно. Он затянулся в последний раз, растоптал бычок и вышел в ночь…

Отношения без штампа

Хотя супругами в официальном смысле этого слова они не были, Александр всегда считал себя законным мужем Оксаны. В гражданском браке у них родились дети, но в свидетельстве о рождении у них стоял прочерк. Оксана объясняла это нежеланием связывать себя бюрократическими проволочками, но всем вокруг всегда подтверждала: дети – Сашины.

Упорное стремление сожительницы продолжать оставаться в свободных отношениях Александра расстраивало: в глубине души он всегда понимал, что жена никогда по‑настоящему не принадлежала ему.

Дело в том, что до того, как сойтись с ним, Оксана уже была в официальном браке, и бывший муж всегда маячил где‑то неподалеку – как в прямом, так и в переносном смысле. Оксана иногда встречалась с Семеном и даже, когда они с Александром ссорились, уходила к нему – пожить. Но потом всегда возвращалась домой – все‑таки с Александром у них была полноценная, хоть и не «оштампованная» семья.

Ссоры в их доме происходили довольно часто. Как правило, начинались они, когда Александр выпивал и в душе его поднималась и выплывала на поверхность черная волна ревности.

В любовном треугольнике

Это случилось 2 сентября 2017 года. Вместе с детьми Александр и Оксана гостили у знакомых. Конечно, выпивали – отмечали начало нового учебного года. Александр уверяет, что посиделки проходили мирно и спокойно: дети играли, взрослые шутили, смеялись, настроение у них было приподнятое.

Домой – в хутор Логовский Калачевского района – возвращались почти в сумерках. В нескольких метрах от автобусной остановки дорогу им преградил бывший муж Оксаны. Он тронул экс-супругу за плечо, попросил отойти в сторону поговорить. Поглядывая на пару, шептавшуюся о чем‑то, Александр курил и вновь чувствовал внутри себя закипающий гнев.

Оксана вернулась к нему через несколько минут, и Александр не узнал свою «жену». Она решительно взяла за руку детей и твердо заявила, что уходит от него – теперь в их общий дом она вернется со своим прежним мужем. Глядя вслед уходившим Оксане и Семену, своим детям, Александр не верил происходящему: в одночасье, за какие‑то секунды, рухнула вся его жизнь, казалось бы, налаженная и степенная.

На попутке он добрался до Логовского и все же рискнул зайти в дом, из которого еще накануне уходил счастливым мужем и отцом. Семен с Оксаной еще не вернулись, и у Александра было время, чтобы собрать немудреные пожитки. Он даже вытащил из дома два телевизора, которые покупал лично, – почему‑то ему казалось, что он не должен оставлять «преемнику» ничего из того, что заработал своими руками.

И сумку с вещами, и технику он положил возле беседки, а сам, боясь с минуты на минуту встретиться с уже новыми хозяевами дома, ушел в лес. Там и заночевал. Впрочем, сна не было: в эту бесконечную ночь он решил отомстить Оксане.

Вечером следующего дня Александр вновь встретил бывшую сожительницу. Она конечно же заметила пропажу его вещей и двух телевизоров и предсказуемо устроила скандал экс-гражданскому супругу. В ссору вмешался и Семен. Между мужчинами началась драка. Семен был крупнее соперника, к тому же Александр перед визитом в дом Оксаны выпил, а потому потасовка долго не продлилась – брошенный муж вновь скрылся в лесополосе. Убегая, он оглянулся: Оксана и Семен, взявшись за руки, шли в сторону круглосуточного магазина…

Эта картина так и стояла у него перед глазами, когда он опрокидывал в себя одну за другой рюмки водки. На часах было три ночи – самое темное время перед рассветом. И Александр, крадучись, пошел в сторону когда‑то своего дома.

Прощенья нет

…Дом спал. Но Александру показалось, что внутри никого нет, даже входная дверь была открыта. Мужчина решил, что Оксана с детьми и Семеном гостят у знакомых. Он вошел в котельную, которая находилась слева от входа в дом. Закурил, вновь переживая ревность и злость на Оксану. А потом протянул руку с горящей зажигалкой к занавеске, которая прикрывала окно в котельной. Штора вспыхнула, но сбивать пламя Александр не стал. Он вышел на улицу, собрал свои вещи, все это время валявшиеся на земле у беседки, и навьюченный  ушел в лес.

Только к обеду 4 сентября он узнал, что квартира Оксаны сгорела полностью. Вместе с ней сгорело и соседнее жилище. Но самое страшное, узнал Александр, в обеих квартирах в это время спали люди – и Оксана, и их дети, и ее бывший настоящий муж, и хозяйка соседнего помещения…

– На момент поджога женщина с двумя общими несовершеннолетними детьми находилась дома. Им удалось выбраться через окно. В результате жилье со всем имуществом полностью сгорело, также пламя перекинулось на квартиру соседей – без крыши над головой остались бабушка и малолетний внук, – сообщила старший помощник прокурора Волгоградской области по взаимодействию со СМИ Оксана Черединина. – Причиненный действиями Кононова материальный ущерб составил порядка двух миллионов рублей.

Александра задержали довольно быстро. Все соседи в округе знали об их расставании с Оксаной. Сотрудники райотдела полиции нашли и знакомую Оксаны, которая припомнила, что встретила обозленного Александра на улице за несколько часов до пожара, и он в ответ на ее расспросы заявил, что камня на камне не оставит от дома, где живет Оксана. Тогда женщина сочла угрозу Александра естественной реакцией обиды на случившееся. Никто не мог и подумать, что от слов обуреваемый ревностью мужчина перейдет к делу.

Прощать бывшего сожителя Оксана не собиралась. Впрочем, ее можно было понять – до конца своей жизни она будет помнить ту страшную ночь, объятую пламенем и дымом квартиру, из которой она тащила на улицу своих детей, их глаза, полные ужаса. В огне сгорело все, кроме документов, которые Оксана каким‑то чудом успела спасти.

Слушая показания Александра на суде, она еле сдерживала в себе желание наброситься на него с кулаками. И поэтому, когда он горько раскаивался и уверял суд, что не имел злого умысла сжечь заживо своих детей, что был уверен в том, что в доме никого нет, Оксана презрительно морщилась – она ни капли не верила ему. К слову, прощения у своей семьи и у обездоленных по его вине соседей Александр так и не попросил.

– Вину в содеянном Александр Кононов признал, однако мер по возмещению ущерба не принял. Перед потерпевшими он даже не извинился, – подтвердила Оксана Черединина. – Суд приговорил его к году колонии общего режима, однако прокуратура обжаловала вердикт, сочтя его слишком мягким.

7 мая 2018 года приговор в отношении Александра был ужесточен – три года лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима. Такого решения он не ожидал, все это время он клялся, что, если останется на свободе, тут же найдет работу и начнет выплачивать компенсации погорельцам.

А вот посмотреть в глаза своим детям Александр так и не смог…

 

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях