Импульс для развития получила медицина

Но справится ли она с проблемами?. Медицина порой нуждается в лечении не меньше, чем сами пациенты. А это значит, что специалисты органов надзора и контроля без работы не останутся. И в этом мы еще раз убедились, проведя для читателей «Волгоградской правды» «прямую линию" с руководителем территориального Управления Росздравнадзора Галиной Акимцевой.

– Меня зовут Пелагея Васильевна Панфилова, я из Красноармейского района. Мне 83 года, инвалид второй группы, бывший медработник. Работала и в сельской медицине 10 лет, и в госпитале, и в МСЧ № 40. Но с годами и у самой появились большие проблемы со здоровьем. Было заболевание крови. А сейчас такая деформация ног, что без костылей ходить не могу. Опять же, давление постоянно скачет. Если это в ваших силах, Галина Васильевна, не могли бы вы помочь госпитализировать меня в областной госпиталь ветеранов войн?

– Может, какой-то другой стационар, Пелагея Васильевна? Госпиталь не обслуживает медработников.

– А я еще труженик тыла и ветеран труда.

– Тогда это меняет дело. Давайте уточним ваш телефон для связи, и я переговорю с главным врачом областного клинического госпиталя ветеранов войн, какие есть возможности для госпитализации. В течение ближайших 2-3 дней с вами, Пелагея Васильевна, свяжутся наши сотрудники. Здоровья вам!

– Галина Васильевна? Я Ирина Сергеевна Нильская, город Волжский. Прочла в газете, что сейчас территориальные органы Росздравнадзора начали проводить мониторинг неблагоприятных реакций после применения изделий медицинского назначения. А с чем это связано?
– Практика показывает, что побочных эффектов и неблагоприятных реакций от ИМН порой бывает не меньше, чем от лекарств. Сейчас и в России формируется система контроля за оборотом изделий медицинского назначения: находится в разработке законопроект об изделиях медицинского назначения, появились первые приказы федерального Минздрава на эту тему, а Росздравнадзору с 2013 года поручено проводить специальный мониторинг неблагоприятных побочных действий ИМН, которые не описаны в инструкции этого изделия. Принципиальный момент, на который хочется обратить внимание: если данные о нежелательных побочных эффектах от применения лекарственных средств обязаны сообщать только медицинские работники, то данные о нежелательных побочных эффектах от применения изделий медицинского назначения могут сообщать и обычные граждане – пользователи этих изделий. Речь идет обо всех изделиях медназначения без исключения – начиная от шприцов и перчаток и заканчивая сложной медицинской техникой. Это важно, потому что зона реализации лекарственных препаратов, как правило, четко определена – это аптеки. Государственный надзор за ними есть. А вот изделия медицинского назначения можно купить сегодня где угодно, в том числе дистанционным способом. Поэтому они теперь тоже взяты под особый контроль. Мы принимаем такие обращения. По каждому из них будем разбираться и принимать адекватные меры.

– Меня зовут Елена Юрченко, Кировский район Волгограда. Вопрос, может, не по адресу, но все равно хочу его задать. На прошлой неделе я попыталась купить бисептол. Насколько мне известно, никаких ограничений в его реализации нет. Но в аптечном киоске, работающем на площадях одного из торговых центров, у меня спросили: «Рецепт есть?» «Нет», – говорю. «А какая-то записка от врача?» Я удивилась. Вроде рецепт – единственный документ, по которому выдают рецептурные препараты. А что такое «записка от врача»? Новшество какое-то, о котором мы не знаем? Кстати, в соседней аптеке я купила тот же бисептол, и там у меня не попросили ни рецепт, ни «записку от врача».


– Бисептол, Елена, действительно препарат рецептурного отпуска, и то, что вам его продали без рецепта, конечно, нарушение аптечным работником лицензионных норм и правил. А что такое «записка от врача», я не знаю. Есть документ – это рецепт. Все остальное – самодеятельность и некомпетентность фармацевта.


– «Прямая линия»? Вам звонят из Малых Чапурников Светлоярского района. Мы хотим знать, почему поставка инсулина такая плохая. Нашей маме, Мавтюхе Абуталибовне Даудовой, 88 лет, она вдова участника войны, страдает сахарным диабетом. За этот год мы получили для нее инсулин всего три раза. Фельдшер говорит, что якобы нет поставок.


– Я вам порекомендую письменно обратиться по этому вопросу в министерство здравоохранения Волгоградской области. Обеспечение бесплатными лекарственными препаратами льготных категорий населений – их компетенция. Адрес министерства: 400005, Волгоград, проспект им. В. И. Ленина, 56а. Со своей стороны могу пообещать держать этот вопрос на контроле.


– Это поселок Большевик Еланского района. Меня зовут Алексей Никифорович Аринушкин, 76 лет, ветеран труда. У меня вот какая проблема: несколько лет подряд с осени на зиму и с весны на лето у меня почти неделю першит горло, во рту горечь, поднимается температура, а потом все проходит. Я волнуюсь – вдруг что серьезное. Мне посоветовали обратиться в Михайловский диагностический центр. На прошлой неделе три дня подряд я им звонил, но так и не дозвонился: до обеда все три телефона заняты, а после обеда никто трубку не берет. Не работают, что ли? А без звонка ехать не хочу – все-таки 100 км.


– Да зачем вам, Алексей Никифорович, со своим больным горлом в межрайонный диагностический центр ехать? Для начала надо обратиться в свою ЦРБ, Еланскую, к лор-врачу. Давайте, я поговорю с главным врачом ЦРБ, чтобы помогла вам попасть к лору. Очень может быть, что у вас обычное сезонное простудное заболевание, с которым в Михайловке делать нечего. Для начала попробуйте эти дни полежать дома, пить больше теплой жидкости, купите полоскания для горла, специальные леденцы – сегодня в каждой аптеке они в изобилии. А если ваш еланский лор скажет, что нужны дополнительные исследования, вам дадут направление в диагностический центр. Не хворайте!


– Это Ольга Петровна Курышева, Краснооктябрьский район Волгограда. Я знаю, что раньше в территориальном Управлении Росздравнадзора работала «горячая линия», куда можно было обратиться по разным вопросам. Работает ли она сейчас и как туда можно позвонить?

– Да, Ольга Петровна, наша «горячая линия» продолжает свою работу – с 8 до 17 часов по будням и в пятницу с 8 до 16 часов с перерывом на обед. Позвонив на нее по телефону 33-09-48, вы можете задать нашим специалистам любые вопросы, касающиеся качества оказания медицинской и лекарственной помощи.



– Я Нина Николаевна Ларионова, Центральный район Волгограда. СМИ нам рассказывают о том, что заканчивается программа модернизации здравоохранения. А что получила от этой программы медицина Волгоградской области? Какие самые проблемные и какие самые позитивные моменты, с вашей точки зрения? Росздравнадзор, насколько мне известно, занимается контролем за реализацией этой программы.


– Приятно, Нина Николаевна, что вас волнуют такие глобальные вопросы. Несомненный позитив в том, что программа модернизации позволила улучшить материально-техническую базу ряда лечебных учреждений, которые попали в эту программу по разделам «капремонт» и «техническое оснащение». Акцент делался прежде всего на такие направления медицины, как анестезиология-реаниматология, неонатология, кардиология, онкология и неврология (оказание помощи больным с острым нарушением мозгового кровообращения). После капитального ремонта все эти лечебные учреждения были оснащены современной дорогостоящей медицинской техникой, что качественно улучшило и расширило их диагностические и лечебные возможности. Федеральные финансовые вложения были очень серьезные. Регион такие расходы, конечно, никогда не осилил бы. А главный минус заключается в том, что возможностями модернизации и соответственно федеральным финансированием смогли воспользоваться далеко не все лечебные учреждения. Только один областной онкологический клинический диспансер был полностью оснащен и отремонтирован от подвала до крыши. В остальных клиниках, которые вошли в программу модернизации, ремонтировались и оснащались только конкретные отделения. Начиная реализовывать программу модернизации здравоохранения, в Правительстве РФ и федеральном Минздраве рассчитывали на то, что она станет толчком для региональных властей обратить самое серьезное внимание на эту сферу и инвестировать ее по максимуму. Будем надеяться, что это так и произойдет при реализации программы развития волгоградского здравоохранения до 2020 года. Импульс получен. Посмотрим, какое будет развитие.