Эксперименты на Клешне

Из личного опыта: первые шаги с безмотылкой.

С некоторых пор я стал спокойно относиться к такому долгожданному событию, как первый лед. Мне кажется, что по первому льду чаще всего ловится мелочь, а вот недельки через две, когда лед окрепнет, можно уже надеяться на более крупную рыбу, которая держится на течении. Это наблюдение я сделал как любитель ловить на мормышку с мотылем. Но сейчас – другое дело. Несколько лет назад я впервые попробовал безмотылку и помню свои первые шаги.

Ключик к несговорчивой рыбе

Донской затон Клешня. На льду уже народ. Кто-то руками машет, кто-то просто дергает удильником. С первого же взгляда видно, что ловится откровенная мелочь, которую подсечь трудно. Ну что ж, начнем проверять – правда ли, что на безмотылку рыба ловится крупнее?

Сергей с Вадимом уже уселись рядышком, прикормили лунки и начали вытаскивать мелких беляшек. Я продолжаю бурить, проверяю вчерашние прикормленные кем-то лунки, знакомлюсь с глубиной, руки вспоминают, как это делается. Эдаким полукругом решил приблизиться к товарищам и проверить, на что больше будет поклевок – на мормышку или на чертика?

Пока методично проверял заблаговременно пробуренные лунки, почувствовал контакт с рыбой два раза. Первый раз подсек и ударил кому-то по губам, второй раз – чуть качнул вверх удильником, на всякий случай, и наткнулся на какое-то нехилое препятствие, но не просек, потому что как таковой подсечки и не было. Но этот факт меня сильно воодушевил. Значит, крупная рыба тут есть – просто брать не хочет. Смотрит тупо на приманку и капризничает...

У остальных рыболовов на мотыля, опарыша и вымя не берет. Значит, у меня все впереди! Надо искать ключик к несговорчивой рыбе. У севшись рядом с прикормленными лунками товарищей, приступаю к подбору типа и темпа проводки. Ловлю по-прежнему на черта, который классифицируется как для пассивной рыбы (тройничок меньше, чем у тех чертей, которые предназначены для хорошего клева).

Через некоторое время у меня стало получаться. Стал вытаскивать плотвиц и разную «лаврушку». Не сказать, чтобы у меня рыба была сильно крупнее, чем у товарищей, которые ловили на вымя, но зато я не нагибался за удочкой при каждой поклевке мелочи и моя самая мелкая рыба была их средним размером. У них тоже попадались неплохие плотвицы (чуть меньше ладони).

В состоянии поиска

Судя по остальным рыболовам, хороший клев наблюдается только откровенной мелочи на прикормленных лунках. Многие из ловящих бродят по затону, кто с балансирами, кто с мормышкой, кто с блесной. Пора и мне перейти в состояние поиска. Ухожу в сторону, как бы на полив, который чуть мельче, чем основное русло затона, где клевала мелочь.

В каждой лунке я старался чередовать тип проводок. Один раз – мелкая «пилочка», второй раз – размашисто и нагло, третий раз – медленный подъем без колебаний с контрольной подсечкой в конце. Если мне показалось, что был контакт с рыбой, повторяю все три проводки.

На второй или третьей лунке на первой же проводке почувствовал «дыхание» рыбы. На второй проводке проигнорировал легкое касание, а при втором явном контакте подсек. Подлещик на 300 граммов! Радость-то какая! Есть тут крупная рыбеха, но просто вредничает. Будем уговаривать!

Продолжаю через раз менять проводку, и у меня действительно начало получаться. Поймал несколько неплохих плотвиц, затем подряд вытащил несколько окуней граммов по 200, причем они ловились на разные проводки. И на равномерный подъем (висли во время подъема) один раз быстро вернул черта ко дну, сделал паузу, приготовился делать мелкую «пилу», как окунь на 250 г сел с четким тычком. Затем поклевки продолжались на наглый размашистый подъем, и вдруг окуней сменила плотва. Именно на размашистый подъем.

Лунка за лункой

В целом, я так понял, работало именно чередование проводок. Если делаю подряд три-четыре размашистых подъема – клюет на первом и на втором, затем не хочет. Меняю проводку, делаю плавный подъем без покачиваний (иногда на нем виснет), затем – «пилочку», и снова на размашистом подъеме – поклевка!

А время летит, горка рыбы растет, сзади шуршат чьи-то ледобуры – заметили! Абсолютно не нагло, без нервной суеты, народ стал подтягиваться в мою сторону. Приятно, когда рядом с твоей лункой прыгает крупная рыба! И мне не жалко, что кто-то может распугать то, что я нашел.

По-прежнему нахожусь в состоянии поиска и задерживаюсь на этой лунке, только лишь чтобы проверить эффективность чередования проводок. Последним в этой лунке я поймал отличного забана (густера). Я ему обрадовался чуть ли не больше, чем первому подлещику. Он соблазнился, опять же, размашистым подъемом.

Вдруг в какой-то момент мне эта лунка стала неинтересна. Сидеть в центре скопления пингвинов и ощущать их взгляды на своей спине как-то не совсем уютно. Я опять пустился в поиск. В соседней лунке вытащил еще несколько забанчиков, пробежался чуть дальше к выходу затона в Дон, вернулся на старые лунки, стал понимать, что рыба на самом деле опять стала более капризной...

В тот день я покидал лед с удовольствием, без сожаления и с легким чувством незаконченного эксперимента. И это здорово, ведь вся зима еще впереди!