Ловим по первому льду

Я всегда считал, что по первому льду в ловле окуня мало что может конкурировать с балансиром или зимней блесной. Однако последняя рыбалка сильно озадачила. Рыбу мы нашли, но почему-то клевало в основном только у меня.

В тот день (суббота, 26 ноября) в Волго-Ахтубинскую пойму, где на озерах и ериках гарантированно встал лед, из Волгограда уехали, наверное, все рыболовы. Нескончаемая вереница красных огней перед капотом и света фар сзади машины и восхищала, и заставляла нервничать. Как по четкому сценарию, одна часть машин свернула в сторону Ленинского моста, другая – на понтонный мост в Капустином Яру, остальные поехали в Пологое займище. Мы переправились через Ахтубу в Кап. Яре и сразу ушли вправо, туда, где среди степей петляют ерики.
Как и многие в этот день, мы первым делом посетили озеро, на котором в этом же году (4 января) неплохо ловили окуней по первому льду. На озере оказались не первыми. Сразу начали бурить в месте, где длинное озеро сужается, где все чаще встречаются густые кусты водорослей, между которыми и снуют толстые полосатые окуни. Я уже говорил, что всегда считал балансир и блесну при ловле окуня по первому льду самыми добычливыми приманками. Так вот, я, особо не задумываясь, достал удочку с балансиром. После пяти-семи взмахов почувствовал осторожный стук по приманке, но следующей поклевки, как это обычно бывает, не последовало. На всех лунках я то и дело цеплял траву, и она не давала балансиру нормально «погулять».
Возможно, я так бы и продолжал искать заветную лунку, где трава граничит с чистым дном, но мимо меня в быстром темпе прошли два рыболова, рассверливая и облавливая новые лунки. Мужики в один голос сетовали на бесклевье. На то, что окунь по блесне стучит, но не засекается. Или очень мелкий, или очень вялый. А вот уже и мои компаньоны забурились. Все трое ловят на блесны и балансиры.
Ну что ж, пожалуй, надо опробовать ловить на «козу». Ею можно ловить в густой траве, ее любит окунь, да и крупная плотва тоже жалует. Однако первую поклевку я увидел не сразу. Исподволь наблюдая за своими товарищами, я ожесточенно тряс кивком, вспоминая, как это делается. В один прекрасный момент лавсановый кивок остановился, я машинально подсек и без труда вынул из лунки окуня граммов на 250. Совсем неплохо! Даже если такие будут ловиться по штуке за 30 минут, нормально. Но ни через 30 минут, ни через 45 никто больше не соблазнился моей «козой». Общее собрание постановило ехать дальше, вглубь поймы, искать счастья.
Мы перепробовали ловить рыбу в разных озерцах и откровенных лужах, где осенью были замечены окуни. Наконец, уставши от ловли на глубинах не более полуметра, остановились на более глубоком. На льду были видны старые лунки, причем в разных местах просверленные с разной частотой. Не иначе ловили окуня! Я опять направился в сторону сужения (окунь любит такие места), где обнаружил довольно часто набуренные старые замерзшие лунки, и начал методично рассверливать это место.
Ловить начал на безмотыльную мормышку потому, что видел рыболова, который ловил плотву на мотыля. Значит, она тут есть! Только вот не клюет, и все тут. Я уже сделал последние три лунки, и решил проверить последнюю, а затем вернуться к товарищам… но в этой последней лунке начали ловиться окуни. Не сказать, что огромные, не сказать, что пузатые… Обыкновенные пойменные окуньки, среди которых 150-граммовые кажутся вполне солидными. А дальше началось маленькое шоу. Мои товарищи, что называется, «пришли на помощь». У меня из одной лунки уже седьмой по счету ловится, а у них на балансир – ни «гу-гу»!? Они сверлили рядом, в трех метрах, и даже опускали свою блесну в мою лунку, однако окуни продолжали клевать только на мою мормышку.
Однако окунь был некрупный, да и клевало исключительно только у меня. Решили ехать туда, где будет клевать у всех. Перепробовали несколько озер в поисках заветной окуневой ямки, остановились на маленьком озерце размером с трехкомнатную квартиру, но зато с глубиной 2,5 метра. Уже на третьей лунке мы нащупали свал с 1 метра на 2,5. И опять окуни ловились опять только у меня, и опять исключительно на безмотыльную мормышку. Хоть плачь, хоть смейся. Друзья даже поклевки не увидели!
Тем временем ко мне ввалился окунь граммов на 300, а на следующей лунке аж на 380! Для такой маленькой ямки – гигант! Следующий, весьма солидный сход, при котором я не мог сразу сдвинуть рыбу с места, дал понять, что следующий раз клюнет не скоро. А у друзей кончилось терпение наблюдать за моей удачей. Пришлось сматывать удочку и, виновато глядя себе под ноги, ехать на следующее озеро.
В этот раз я выслушал про себя, как мне показалось, всю правду. И что совести у меня нет, и что я своими действиями провоцирую скандал среди друзей... Все это, конечно, ирония, лишний раз подтверждающая неординарность поведения рыбы. На самом деле, все у меня есть… А вот у них нет одного – безмотыльной удочки.