На границе окунь ходит хмуро

В правилах рыболовства для Волжско-Каспийского рыбохозяйственного бассейна в пункте 30.18.1. указано запретное место для вылова водных биоресурсов «в реке Волга: в нижнем бьефе Волжской ГЭС – от плотины до Волго-Ахтубинского канала (по левому берегу включая шлюзовой канал) и по правому берегу до устья реки Мокрая Мечетка». От моего дома до устья Мокрой Мечетки – пешком 15 минут. Я взял легкий спиннинг, в рюкзак кинул коробки с приманками и в одно прекрасное утро пошел на разведку.

Граница с запретной зоной встретила меня криком чаек и обширным мелководьем. Я уже в курсе, что забродные сапоги, или вейдерсы, – хорошее подспорье для ловли окуня на пляжах. Быстро собираю спиннинг, привязываю любимый воблер и осторожно, чтобы излишне не тревожить чаек, крадусь к хоть какой-нибудь глубине. Первые забросы навстречу первым лучам восходящего солнца – они всегда сопряжены с легкой тревогой. А вдруг как хапнет?! Ведь пойманная с первого заброса рыба – это скорее плохой знак, чем хороший. Но чаще в душе таится страх, что пока не развиднелось, можно легко забросить дорогой воблер в самую гущу травы. А купаться в самом начале рыбалки ой как не хочется! Обошлось. Продолжаю ловить, и вот уже два мелких окуня отпускаю обратно в Волгу. Ну и что, что я на границе запретной зоны? Ну и что, что они полосатые? Это отнюдь не перебежчики. 
Уже вполне развиднелось, чтобы можно было отличать на поверхности воды пучки водорослей, вытянувшихся по течению. Так вот почему ловится у меня не очень? Я веду воблер поперек течения, леску выдувает течением дугой, и почти сразу после заброса воблер перестает играть так, как надо, а всего лишь вяло, толчками идет в сторону берега по замысловатой траектории. Я еще пробовал ловить на другие приманки. Пытался добросить тяжелые приманки до бьющих чаек, пытался спровоцировать окуней на поверхностные приманки, но солнце поднималось все выше, а окунь проявлял себя все реже.
Эх! В следующий раз я обязательно попробую взять с собой пару кусков хлеба и попытаюсь приманить сначала чаек, которые, в свою очередь, заставляют активизироваться и окуня. Я уже не однажды слышал о таком фокусе.

Я уже было смирился с отсутствием клева, стал чаще оглядываться по сторонам, разглядывать родной микрорайон в утренних лучах солнца. Ведь кто-то, наверное, проспал и мечется по квартире, а кто-то уже стоит на остановке и тревожно высматривает нужный номер на лобовом стекле очередной подходящей маршрутки. А я бреду по колено в воде в сторону пляжа. В прошлом году в той стороне была глубокая впадина в песке. Скорее всего, там течение должно быть чуть меньше. Я там попробую искупать парочку новых воблеров и, пожалуй, пойду до дому. Но в тот момент, когда я обошел знакомую ямку, выловив в ней с пяток окуньков-недомерков около травы, и встал на твердое дно, покрытое мелкой ракушкой, полосатые разбойники нагло окружили меня и не выпускали из своеобразной блокады в течение получаса.
Окунь булькал, чавкал, плюхался по всему периметру, куда ни посмотри. И вся эта вакханалия была в пределах моего спиннингового заброса. Я абсолютно забыл обо всем на свете. Я забрасывал воблер то к берегу, то в сторону Волги. Казалось, окуню было все равно, что атаковать, малька-сеголетка или деревянную рыбку. Однако при смене приманки я был удивлен тем, что, проводя приманку практически через эпицентр «полосатого пиршества», ощущал только лишь холостые тычки. Несильно понравился окуням и поппер, плюющий перед собой заманчивые брызги при проводке. Почему-то окунь безоговорочно принимал за объект охоты только воблер, мечущийся в толще воды. Ну, раз так, нужно перепроверить все приманки, которые у меня есть в коробке.

Чаббик, как мы его ласково называем, оказался первым и последним воблером, который мне удалось проверить. Окунь просто не давал ему проходу. Его атаковали полосатые разбойники от мала до велика. Если можно назвать окуней с ладонь великими. А последним потому, что всему хорошему когда-то приходит конец. Окунь все реже проявлял себя, выдавая себя редкими всплесками. Я уже начал вращаться вокруг своей оси и пытаться кинуть приманку на очередной всплеск, однако уже через пару минут вокруг все стихло. Такое впечатление, что после боя наступила гробовая тишина. Я глянул на часы – 10 часов утра. Наверное, где-то в офисах уже отчитывают тех, кто припоздал на работу, а на Тракторозаводском вещевом рынке предприниматели уже разложили свои товары в ожидании покупателей… 
– Але!?
– Дорогой, ты где?
– Я… дома…
– А почему трубку не берешь?
– Не знаю… не слышал… телевизор работает…
– А почему чайки кричат? Ты что, на рыбалке?
– Нет! Я дома!.. Это канал «Дискавери»… про Канары…
– Выброси мусор, достань мясо из морозилки. Я через час домой приду…
Надо срочно бежать домой… пока окунь разорвал кольцо блокады вокруг меня.

Поделиться в соцсетях