Рождественские колядки на льду

Закончились наконец новогодние застолья, празднества в семейном кругу возле нарядных, сверкающих огнями лесных красавиц, издающих неповторимый запах отогретой в тепле хвои. Закономерно возникает вопрос – а не пора ли проверить, как чувствует себя наш любимый водяной хищник окунь в наступившем году синей Лошади?

В предрассветных сумерках вчетвером выходим на лед Карповского водохранилища в районе знаменитой Грачевой балки. Здесь речка Карповка делает зигзаг в виде огромной полукилометровой подковы. Об этом свидетельствует старинная карта, составленная еще до затопления и попавшая как-то нам на глаза. Одним словом, на этом участке Карповского можно обнаружить так называемые свалы – любимые места обитания и охоты окуня. Итак, глубины в основном от двух до пяти метров. На дне имеются водоросли, преимущественно на малых глубинах. Они мешают, конечно, но можно приспособиться. А вот окуню, как известно, негустые водоросли нравятся.

Команда у нас разносторонняя. Алексей – виртуоз безмотылки. Второй Алексей (большой) предпочитает балансир. Не подумайте, что первый мал ростом. Но второй – настоящий богатырь! Самый молодой, Игорь – универсал, экспериментатор. Ну и я – сторонник ваучера.

Сначала направились в сторону небольшого островка, на подходе к которому вчера, как доложил наш знакомый, окунь ловился неплохо весь прошлый день. Рассредоточились и стали пробовать. Но выяснилось, что, как ни странно, клева нет. Казалось бы, погода не изменилась. Пасмурно, около нуля, ветерок западный слабый. Единственно, что я для себя отметил, уходя из дома: за ночь барометр мой упал на четыре миллиметра ртутного столба. Это настораживало, но я молчал. Часа через два стало ясно, что успехи у всех нас одинаковы. Единичные окуневые поклевки, слабые и неуверенные. Лишь изредка попадают крупненькие окуни. На безмотыльную мормышку клюет чаще, но тоже в основном мелочь. Алексей отмечает, что плотва себя вообще никак не обнаруживает. В конце концов он объявляет, что уходит искать свал на южной стороне поворота когда-то затопленного русла речки Карповки.

Немного погодя и я перешел к нему. Там дело пошло веселее. Поймали по паре крупных окуней, а одного Алексей так и не смог «взять», боялся, что леска не выдержит. Кончилось сходом.

Вдруг Леша заявляет, что он пошел ставить елку. Какую елку? Откуда? На берегу стеной стоят лишь камыши. Может быть, оригинальная шутка командира? Да нет! Вижу, как он выходит на полянку девственно белого снега, пробуривает свежую лунку, достает из рыбацкого ящика маленькую искусственную елочку и устанавливает ее над лункой. Приглашает меня посидеть у елки, отметить приближающееся Рождество. И отметили, и поговорили, и выпили чаю (честно, только чаю), и Игорь принял участие. Придумка всем понравилась. А я даже поколядовал, т.е. вслух заявил, что если поймаю еще пару-тройку крупных окуней, буду просто счастлив.

Но время дорого. Компаньоны разошлись проверять старые лунки и бурить новые. А я остался возле лунки, над которой стояла серебристая елочка, украшенная синими крупными шарами. Не пропадать же зря новой лунке! Опускаю ваучер, но он зависает на водорослях, не достигнув дна. Еще два «подброса» и приманка проходит под водоросли. Теперь осторожный взмах удильника с невысоким подбросом ваучера и в конце фазы успокоения четкая окуневая поклевка с потяжкой. В результате ожесточенно сопротивляющийся трехсотграммовый красавец, ярко отсвечивая рубиновыми жабрами, тяжело переваливается с боку на бок в белом мягком снегу. Получилось так, что в этой чудо-лунке мне удалось в течение двадцати минут с перевыполнением заявки поймать еще шесть таких же полосатиков. Что же, мысль, высказанная вслух, действительно материальна? Скорее, простое совпадение. Но я реально доволен. Впрочем, во второй половине дня клевало лучше, чем с утра. Все наши участники остались довольны выездом и своими уловами. Мы погуляли с ледобурами, да и у елки на льду посидели. Хорошо!