Штиль и мороз на Кривой Музге

Для непосвященных нужно сразу пояснить, что речь пойдет о Карповском водохранилище. Кривая Музга – это название речки, которая когда-то сливалась с Карповкой где-то в районе старой железнодорожной станции Кривомузгинская. Теперь это место находится под водой, а точнее – подо льдом Карповского водохранилища.

Вообще, всем трем водохранилищам Волго-Донского канала надо сказать спасибо от нас, рыболовов-пингвинов. Лед в затяжную оттепель не растаял и держался до последнего. Теперь, после лютых морозов (я не понимаю и не приемлю ставшее популярным определение «аномальные морозы»), лед еще более окреп и уже почти под самый барашек заставляет вгрызаться мой острый ледобур. Снегопады также сделали хорошее дело! Теперь на льду большие снежные заносы, которые не позволяют автотранспорту ездить по льду. Идти по ним трудно. Меня то держит крепкий наст, то ноги предательски проваливаются по щиколотку в снег. Приятно вспомнить давно забытые ощущения! Согласитесь, не так часто нас зима балует снегом! А денек выдался – как по заказу! Еле ощутимый ветерок, безоблачное небо и яркое утреннее солнышко! Народу на льду мало. Кого-то испугал мороз, а кого-то, банально, понедельник!

Но мы с Антоном прекрасно понимаем, что такая ясная погода – это значит высокое давление. На «пулеметный» клев надежды совсем нет. Но провести целый день на свежем морозном воздухе в безветрие на просторах водохранилища – это, знаете ли, дорогого стоит. А рыба – она под нами. Пока мы гуляем и дышим – мы пытаемся ее обмануть своими приманками безмотыльными.

Мы обычно уходим почти на середину водоема и оттуда уже начинаем поиск рыбы и принимаем решение, в какую сторону двигаться. Можно сместиться в сторону речки Карповки, что петляет в районе Грачевой балки, а можно прогуляться до «окуневого поля», что граничит со старой затопленной железной дорогой. Но первые же пробуренные нами лунки затянули нас в интереснейшую игру.

Рыба, в общем-то, клевала. Но клевала так осторожно, так неохотно, что хотелось непременно ее доловить. Ведь, если рыба все-таки ткнулась носом в приманку, значит она не в анабиозе находится, словно лягушка примороженная! Мы начинаем менять темп проводки и частоту колебаний. Я свою первую плотву в этот день поймал на обыкновенный медленный подъем чертика без всяких колебаний! Сначала показалось, что я нашел ключик к капризной рыбе, но на деле все оказалось сложнее. После 10 лунок у меня в зачете было только четыре плотвы. У Антона дела обстояли примерно также. Мы кружились вокруг стоящих рыбацких зимних палаток и то и дело подслушивали разговоры: «А у меня всего две поклевки рано утром – и замолчало!» Значит, у нас не все так плохо!

Мы разделились. Антон решил прикормить несколько лунок и периодически их посещать с ревизией. Забегая вперед скажу, что он поймал в этот день на 1 кг больше меня. Я же совсем не прикармливал. Сначала проверил свои старые точки прошлых рыбалок, где ловились достойные лещи, но и там поклевки были редкими и рыба мелкая. Вернулся назад, в эпицентр нашей группы палаток и весьма удачно пробурил лунку, по-видимому, на месте, где когда-то стояла палатка. При бурении лунки шнек вместе с крошками льда извлек какие-то гранулы и зерна прикормки! Поклевки начались сразу и продолжались весь день с небольшими перерывами. Удивительно было то, что именно в этой лунке большей частью клевали подлещики и забан (густера). Странно! В соседних лунках у рыболовов, и у меня в том числе, полавливалась плотва, а именно в этой лунке – только подлещики и густерки.

Мы перекинулись с Антоном парой слов, пока пили горячий чай. Оказывается, у нас у обоих большинство поклевок приходилось на плавное покачивание приманки. Затяжной подъем с плавным покачиванием и обязательно с паузой в конце подъема. На мелкий дриблинг рыба реагировала очень неохотно, и мы его демонстрировали только для разнообразия, чтобы привлечь рыбу издалека. Из-за медленных покачиваний и затяжных подъемов леска на морозе постоянно схватывалась наледью и приходилось ее очищать, чтобы не путать задевания обмерзшей лески за лед от осторожных поклевок. Пойманную рыбу также приходилось шустрее убирать в пакет, пока она окончательно не дубела на морозе в нелепых позах. Потом такая рыба не умещается ни в какую тару и безжалостно рвет полиэтиленовые пакеты. Вот так, весело и непринужденно, продолжалась наша рыбалка и наполнялись наши пакеты рыбой.

Под конец дня Антон вдруг нашел свою «убойную» проводку. Он начал обманывать рыбу монотонным подъемом, коим я поймал первую плотву в этот день. У меня по-прежнему клевала густера и подлещики, а у него уже шестая подряд плотва приличного размера вешалась на медленный подъем безо всяких колебаний приманки. Он признался, что раньше делал такой подъем только ради разнообразия, ибо смена типов проводки давала результат, но на медленном подъеме у него клевало крайне редко. И вот теперь именно этот подъем плотве нравился больше всего. Ну что ж, каждая рыбалка – это всегда какое-то маленькое открытие!

Пора собираться домой. Мы без особого труда нашли себе попутчиков. Оказывается «Рыбацкую правду» читают рыболовы, которые приезжают сюда на поезде! Всю дорогу наши новые друзья-пенсионеры без умолку рассказывали нам удивительные рыбацкие истории и не заметили, как проскочили железнодорожные переезды за Новым Рогачиком. Когда же настала моя очередь рассказать что-то из рыбацкой жизни – мы уже приехали в Волгоград. Я пообещал двум пенсионерам, Василичу и Владимиру, что обязательно напишу в "Рыбацкой правде" о нашей совместной рыбалке в этот морозный безветренный день на Кривой Музге. До новых встреч на льду!