Заветное озеро

Однажды я поймал себя на мысли, что друзья меня возят на какие-то озера и ерики, а мне их пригласить некуда. Нет у меня «своих» мест! Эта мысль меня сверлила пару дней, а на третий я собрал все зимние удочки, взял для навигатора запасные аккумуляторы, заправил полный бак бензина и поехал в Волго-Ахтубинскую пойму на поиски.

План был такой: долить в Знаменске горючего в бак под завязку, проехать через всю пойму в сторону Волги и по дороге исследовать все более или менее большие ерики и озера, предварительно вычисленные по картам и космическим снимкам из Интернета. Казалось бы, все просто. Ан нет! Снимки из космоса, как правило, довольно старые (например, 2003 года) или сделаны в период весеннего паводка, когда практически вся пойма находится под водой. Карта в навигаторе может показать только приблизительные очертания водоема. Да и низкие паводки изменили пойму до неузнаваемости. В общем, я переставал узнавать те места, по которым лет 10 назад ездил на рыбалку.

Пингвин-следопыт

Я проверял ледобуром озеро за озером, но все они были очень мелкими. Только к обеду свернул со знакомой дороги и через каких-то 20 метров мне в лобовое стекло заглянул красивый поворот неширокого ерика. По берегам растут кусты и деревья, значит, глубина должна быть вполне «человеческой». А когда я вышел из машины, обомлел: весь поворот ерика рассверлен рыболовами так, как будто проходили соревнования. Интересно, что здесь так бодро ловили? Ага, вот недалеко от берега лежат палки через каждые 10 метров – видимо, кто-то подледные жерлицы ставил. Ну что ж, значит, и мне надо свои поставить! У меня как раз в термосе рвутся на рыбалку несколько окуньков и одна плотвица! Я быстренько зарядил 6 жерлиц, поставил их у самого берега и начал исследовать скопление лунок. На удивление, в первой же лунке глубина была 9 метров! И это на маленьком ерике? Чудеса, да и только! Вот только поклевок нет. Я продолжаю сверлить лунку за лункой, анализируя следы, оставленные неизвестными бурильщиками. Бросилось в глаза то, что очень мало лунок с остатками прикормки. Это говорит о том, что, скорее всего, здесь ловили хищника, а не бель. Парочка лунок с остатками прикормки около берега, возможно, служили местом поимки живца для жерлиц.

Здравствуй, окунь!

Очень скоро нахожу место, где лунки пробурены ну очень близко друг к другу. Опускаю чертика, глубина метров пять. Уже при спуске приманка атакована. На первом подъеме со смелой поклевкой повис неплохой окунь. Дальше, как это часто бывает, окунь либо атаковал чертика вдогон при падении, либо при первом же скачкообразном подъеме. После поимки пятого окуня я явственно почувствовал, что на дне лежит какая-то коряжка, о которую чертик то и дело чиркает и задевает. Ах вот оно что! Значит, на выходе из девятиметровой ямы окуней привлекает какая-то аномалия, служащая засадой для полосатых разбойников.

Нужно непременно забить точку в навигаторе, ведь через год по первому льду или после продолжительной оттепели и небольшого снегопада эту волшебную лунку можно и не найти! Продолжаю ловить окуней. Самого большого я не удержался и взвесил – 260 граммов. Ветра нет, окунь клюет, но счастье длилось недолго. Я замешкался, леска 0,12 мм прилипла к мокрым пальцам, я стряхнул чертика в лунку и с ужасом заметил, что завязалась небольшая «борода» на тонкой леске. Я терпеливо начал ее «расчесывать». Вот уже остался один узелок типа удавки, я затянул его до щелчка, и узел исчез. Однако на очередной проводке понял, что с моей снастью что-то не так. Кивок перестал мелко дрожать, как он это проделывал минуту назад.

Я проверил приманку – крючки чистые, никакой тины на них не висит. Ничего не мешает, а дрожать чертиком не получается! Как будто в масло опускаю, а не в воду. Поклевки тоже прекратились тут же. Нужно было что-то делать! Я еще раз выбрал снасть и заметил, что в том месте, где я «щелкнул удавочку», леска приняла вид этакой пружинки. Я с усилием натянул этот участок лески до момента, когда леска уже перестает эластично растягиваться, этим самым распрямил этот «поросячий хвостик». Как и предполагалось, нужная игра тут же возобновилась, однако я смог поймать только одного окуня. Вот пожалуйста, яркий пример того, что в ловле окуней очень важен темп. Очень часто после того, как происходит какая-то заминка, окунь исчезает.

Ну что ж, не беда! Это мое озеро! Я его нашел! Продолжаю исследования, поглядывая на 6 заряженных жерлиц. Уже под вечер я нашел еще одну ямку, рядом с которой моим чертиком заинтересовались двухсотграммовые окуни. Я решил оставить жерлицы на ночь и во что бы то ни стало приехать на свои окуневые лунки рано утром.

Я сюда еще вернусь!

Удивительно, но на следующий день в волшебной лунке я не встретил вчерашних окуней-толстячков. Прямо из-подо льда клевал мелкий окунь, но крупный, из глубины, почему-то не ловился. Я опять окунулся в исследовательскую работу. Проверил один угол ерика, другой… и наткнулся еще на одно место, вдоль и поперек избуренное лунками. Так и есть, рядом с ямой 8 метров четко прослеживался этакий «пупок» глубиной 4-5 метров. В первых трех лунках я кого-то подсекал очень крупного, но не слишком удачно.

Видимо, драгоценное утро я потратил на вчерашние лунки, а к обеду на новом замечательном месте окунь стал ну уж очень вредничать. Я выловил ерша и пару мелких судачков, отпустил их и вернулся на старые лунки, ближе к машине. За день сработала одна жерлица, однако я увидел только лишь помятую плотву. Пожалуй, пора ехать домой. Озеро найдено, окунь в нем водится вполне достойный. В следующий раз я обязательно приеду с ночевкой. Для тех, кто любит рыбачить в пойме Капустина Яра, скажу, ерик называется Вязок. Кто не знает – не найдет, а кто знает – тому приятно будет о нем прочитать.

Советы от автора: При ловле окуня в середине зимы очень важно соблюдать темп вылова. Часто бывает, что при какой-то заминке окуню перестает нравиться ваша приманка. Он или уплывает прочь, или у него кардинально меняется настроение.