Дженерики – дешево, но «сердито»

Волгоградцы, особенно пожилые, с недоверием относятся к рекомендациям врачей заменить ставшие очень дорогими импортные брендовые лекарственные препараты отечественными аналогами. Между тем специалисты утверждают, что оснований для такого недоверия нет. Об этом мы поговорили с главным внештатным клиническим фармакологом комитета здравоохранения Волгоградской области, доцентом кафедры клинической фармакологии ВолгГМУ Максимом Фроловым.

– Максим Юрьевич, почему сегодня весь мир, в том числе и богатые страны, предпочитают дженерики оригинальным препаратам?

– Все дело в цене вопроса. Оригинальные лекарственные препараты изначально очень дороги. Разработкой новых препаратов занимаются, прежде всего, крупные частные фармацевтические компании, которые могут себе позволить покупать или создавать новые молекулы, содержать штат ученых с современными лабораториями, проводить многолетние исследования, а затем выводить свой препарат на фармрынок с мощной рекламной поддержкой. Практика показывает, что весь этот процесс «стоит» даже не миллионы, а миллиарды долларов. Естественно, компании-разработчики и производители хотят окупить расходы на создание лекарств, но их время ограничено сроком патентной защиты – двадцать лет. И потому оригинальные препараты очень дороги. Однако как только срок патентной защиты истекает, другие фармкомпании получают право производить копии оригинальных препаратов – дженерики. Они заметно дешевле брендовых лекарств. Кстати, многие всемирно известные фирмы, в том числе и российские производители, специализируются именно на производстве дженериков.

– Но разница между брендовым препаратом и дженериком все?таки есть?

– Есть, но она в каких?то деталях. Основное действующее вещество в них то же самое – это принципиальный момент. А вот что касается вспомогательных веществ, то здесь возможны, скажем так, определенные допущения в технологии. Может быть разным наполнитель – целлюлоза, сахар и т. д. Может быть разным вещество, которое «склеивает» частицы таблетки воедино. Но терапевтический эффект у дженерика, как правило, такой же, как у брендового препарата, и брендовый препарат с успехом можно заменять дженериком.

– Вы сказали «как правило». Значит, есть и исключения?

– Иногда состав вспомогательных веществ для отдельных пациентов бывает важен. Например, производитель брендового препарата использует краситель тартразин, благодаря которому таблетки приобретают веселый желтый цвет, и пациент их принимает с большим успехом, чем таблетки серого цвета, – это психология.

А у пациента вдруг обнаруживается аллергия на тартразин, и тогда врач назначает ему вместо брендового препарата с тартразином дженерик без тартразина – и лечение становится безопасным. Но надо отметить, что далеко не всегда врач в ходе лечения заменяет оригинальный препарат, который не подходит конкретному пациенту, на дженерик. Бывают случаи (и их тоже немало), когда дженерик заменяется на оригинальный препарат или дженерик на дженерик – и в результате это «работает».

– Но ведь препарат – независимо от того, брендовый он или дженерик, – может «не работать» у конкретного пациента и по другим причинам. Например, если он просто неправильно хранился – лежал на солнце, а не в холодильнике, как положено.

– Да, есть много моментов, которые влияют на эффективность лекарственного препарата у конкретного человека. Первое – если по какой?то причине неправильно принимается дозировка: врач сказал одно, пациент услышал второе, и в результате принимается препарат не три раза в день, а два. Эффект, естественно, будет уже не тот.

Второй момент: лекарство положено принимать именно так, как написано в инструкции к нему, то есть до еды или после, запивать водой или чем?то еще. Если какой?то препарат запить вместо воды, скажем, молоком или апельсиновым соком, он тоже не будет «работать».

Третий момент: есть такое понятие, как «лекарственное взаимодействие». Допустим, человек при артериальной гипертонии принимает лекарство от давления (например, диуретик), и в то же время у него заболело колено, и он выпил обезболивающее (нестероидный противовоспалительный препарат). Обезболивающее блокирует действие диуретика. Человек об этом не знает и считает, что обезболивающий препарат неэффективен. Отсюда вывод: по всем возникающим вопросам надо советоваться с доктором и внимательно читать инструкцию по применению к препарату.

– А если лекарственный препарат, в нашем случае дженерик, уже некачественным сошел с конвейера? Думаю, всем памятен громкий скандал с «брынцаловскими» инсулинами…

– И такое может быть. Но для этого в каждом государстве, и в России в том числе, существует фармаконадзор. Некачественные препараты достаточно быстро выявляются и по письмам Росздравнадзора снимаются с реализации – загляните к ним на сайт, все эти случаи фиксируются. Однако я должен отметить, что количество некачественных и фальсифицированных препаратов на российском фармрынке совсем не так высоко, как утверждают некоторые СМИ, и с каждым годом их становится меньше. Сегодня в России активно развивается своя фармацевтическая промышленность. Практически ежегодно открываются новые производства, отечественные заводы стараются перейти на международные стандарты качества GMP (Good Manufacturing Practice), и выпускаемые ими препараты, в том числе и дженерики, становятся более качественными. Поэтому не надо относиться к ним с недоверием. Еще раз повторю: дженерики хороши тем, что за счет меньшей по сравнению с брендовыми препаратами цены они доступны большому количеству людей. Это их самое главное преимущество.

DNG