Хамада Кута: «Я открою в России первый питомник крупных хищников»

Руки Хамады Кута, выступавшего в Волгограде, сплошь в шрамах от когтей крупных хищников. Есть они у него и на теле, а в череп вставлена пластинка из металла – лев напал. Но Хамада не обижается на своих подопечных. Считает, что практически в любом подобном конфликте виноват человек.

Почему нубийский страшней берберского

Семейство Кута – своего рода египетские Запашные. Сам Хамада дрессировщик уже в шестом поколении.

– Мои папа, бабушка и дедушка, прабабушка, прадедушка – все они дрессировали крупных хищников, а также и со слонами работали, – рассказывает укротитель. – Папа, кроме того, работал с обезьянами, дельфинами, морскими львами. Он и учил меня дрессировать животных.

– А нынешний свой аттракцион вы получили по наследству от отца?

– Нет, дома, в Каире, у меня свой собственный питомник крупных хищников. В нем сорок семь львов и восемнадцать тигров. Кроме того, хочу создать питомник и в России. Предположительно в Самаре будет находиться. Это будет первый питомник крупных хищников в вашей стране.

Львы, с которыми я работаю, занесены в Красную книгу: это нубийские львы, их в природе очень немного осталось, они практически истреблены браконьерами из-за их ценных шкур и гривы. Все остальные дрессировщики этих животных выступают с другими, с берберскими львами.

– А в чем разница между двумя этими видами львов?

– Нубийский лев много крупнее и агрессивнее берберского. Живет по берегам Нила, там, где очень жарко, тогда как берберские львы обитают в более прохладном климате.

То есть разница между ними примерно такая же, как между уссурийскими и бенгальскими тиграми – бенгальский тигр, живущий в жарком климате, гораздо агрессивнее уссурийского.

Что общего у тигра и медведя?

– А как можно определить, что лев решил напасть?

– Он широко раскрывает глаза, усы у него опускаются вниз, грива встает дыбом. Он также в это время выпускает когти, передние ноги его начинают трястись, а хвост он зажимает между задних ног. Все это значит, что лев разъярился не на шутку и готов наброситься.

Тигр же в этом плане больше напоминает медведя – он тоже не показывает внешне, когда будет нападать: только что был спокойным, и вдруг может внезапно наброситься!

К тому же львы, если нападают, делают это, как правило, все вместе, тогда как тигры могут нападать поодиночке. Работать по этой причине со львами гораздо сложнее, чем с тиграми. Самцы львов – очень серьезные животные.

– А что, на ваш взгляд, любят больше всего ваши огромные кошки?
– Больше всего, конечно, время представления. Все они становятся такими деловыми! Явно чувствуют себя настоящими артистами.

А после представления они подолгу даже уходить с манежа не хотят, приходится их подгонять и уговаривать.

"Лев вцепился мне в голову и удерживал полминуты"

– Бывали в вашей жизни случаи, когда ваши же воспитанники набрасывались на вас?

– Да, дважды нападали львы, и тигр однажды.

Самый серьезный такой случай произошел в пору моих гастролей в Киеве. Виной ему была моя ошибка: тумбы, на которых располагались хищники во время выступления, были расставлены слишком уж близко друг к другу. В придачу к этому тогда была весна – брачный период для хищников. Весной они обычно очень возбудимы, раздражительны.

Так вот, лев на меня напал тогда прямо во время представления. Вцепился в голову, сдавил ее и так удерживал почти полминуты.

Мне наконец удалось ткнуть ему палкой в пасть, только тогда лев меня отпустил. Но он меня поранил очень сильно. Я был весь в крови, кожа свисала со лба у меня на лицо, один глаз по этой причине не видел почти.

Зрители бросились бежать из зала. Но я сказал им через микрофон: «Вернитесь обратно, пожалуйста! Будьте спокойны, я все контролирую».

Замотав наспех кровоточащую голову своей же футболкой, я отработал заново аттракцион, от начала до конца. Закончив выступать, отправил животных в их клетки, домой. И только после этого упал на манеж и лишился сознания.

– И вы даже никак не наказали провинившегося льва?

– Наказание в работе с хищными животными я признаю только одно – не дам корма тому, кто плохо работал и был непослушен.

Каждый их моих взрослых львов и тигров конечно же много сильнее, чем я. Но каждый из них с детства знает, что я для них как отец и учитель. Я разговариваю с ними при работе, как с людьми. И они уважают меня за это меня.

DNG