Корреспондент «ВП» поработала волонтером в приюте для животных

Животные – это простота, искренность чувств и бескорыстие. Они тебя любят только за то, что ты есть, а не за то, что ты можешь им дать. И от человеческого предательства именно животные страдают в первую очередь. Об этом слишком хорошо знают в волгоградском благотворительном приюте для животных «Покровитель», где в качестве волонтера провела один день корреспондент «Волгоградской правды».

… Его привязали к маленькому уступу, на котором планировалось крепить балкон в недостроенном здании. Всего один шаг в сторону – и пес повис бы на своей веревке на уровне третьего этажа. Поэтому из чувства самосохранения он стоял практически неподвижно. На двадцатиградусном морозе. Трое суток. О чем он думал все это время? Наверное, вспоминал хозяина, который когда-то его любил, баловал, вкусно кормил, а потом прятал глаза, затягивая узел на собачьей шее… Когда приехали женщины из «Покровителя», пес был еще жив. Но определить его породу они не смогли: худющий до невозможности, он был весь покрыт лишаями и не имел шерсти. Пса долго лечили, откармливали. Он медленно привыкал к жизни и заново учился верить людям. Через два месяца его было не узнать: веселый, ласковый, пушистый (оказалось, что он ризеншнауцер!), выполняющий любые команды и охотно откликающийся на новое имя. А вскоре у него нашелся и новый хозяин.

И почти у всех хвостатых приемышей «Покровителя» такие истории.

– Как-то позвонил нам мужчина, – рассказывает одна из организаторов приюта, Татьяна Пронина. – Год назад он потерял на охоте ирландского сеттера. «Может,– спрашивает, – нашел кто?» «Приходите! – приглашаем. – Есть у нас один сеттер, и тоже, как ваш, крупный». Подходит мужчина к вольеру и пугается – собака начинает кидаться на решетку. «Нет, точно не моя», – говорит он и собирается уходить. А у меня интуиция срабатывает: «Посмотрите на собаку на улице» – и выпускаю сеттера. Мужчина посмотрел, как пес снова на решетку кидается, и опять: «Нет». «Может, – спрашиваю, – еще какие-то приметы у вашей собаки были?» – «Были. Рана в паху – на охоте травмировалась». Я разворачиваю пах у собаки, а там шрам! И знаете, тот мужчина опустился на колени и стал просить прощения у собаки за то, что не узнал ее! Вот ради этого и стоит работать…

Вместо бриллиантов – «вискас»

Сегодня в «Покровителе» живут и лечатся двенадцать собак и больше двадцати кошек. Но телефон не умолкает. Наступили морозы, и волгоградцы просят, умоляют, требуют приютить бездомных животных, которых находят на улицах, в подвалах, на дачных массивах. Татьяна Пронина и сотрудницы приюта – ветфельдшеры Юля Болдова и Наташа Алексеева разводят руками: куда? Приют, и без того небольшой, уже переполнен.

– Так возьмите котенка к себе домой, если вам его так жалко. Или хотя бы покормите. Нет, мы никому ничего не должны и не обязаны! Ну, вот, опять обругали, – вздыхает Пронина после очередного такого телефонного разговора.

А они действительно никому ничего не должны.

Почти двадцать лет назад познакомились преподаватель Высшей следственной школы Юлия Хмелькова, ветеринар Татьяна Пронина и инженер Ольга Киржнер. Все трое любили животных, подбирали их на улице, лечили у себя дома, пристраивали в добрые руки через объявления. Через объявления нашли и друг друга – созвонились, встретились и решили организовать приют для бездомных больных бедолаг. На какие шиши? Да исключительно за счет собственных средств. У всех троих мужья в то время неплохо зарабатывали и давали женам «на булавки». А те вместо «булавок», бриллиантов и шубок покупали корм для животных, лекарства, подстилки...

Без благотворителей «Покровителю» сегодня не прожить. У организаторов приюта изменились семейные обстоятельства и материальное положение. Но они по-прежнему в ответе за тех, кого приручили.

Приходите к ним лечиться и косуля, и волчица

Кто только не оказывается под патронажем «покровителей»!..

В прошлом году на День Победы на Мамаевом кургане был устроен грандиозный праздник. В его финале в небо взмыли 500 белых голубей. Зрители ахнули от восторга. Но торжества закончились, а голуби на кургане остались. Никому не нужные. И почти целый год сотрудники приюта каждый день поднимались на главную высоту России, подкармливая бездомных пернатых красавцев хлебом и крупой.

В «Покровитель» приводили бесхозных коз, бродивших по частному сектору Ангарского поселка, приносили декоративных дракончиков, забытых заезжим зоопарком, привозили найденную в лесополосе косулю с обглоданными конечностями. А еще лебедя, орлов, кроликов, пони, осла, обезьяну... Однажды постучался цыган и привел лошадь, которая в одиночестве бродила в самом центре города – по улице Чуйкова. И коняге, конечно, тоже нашлось место в приюте.

– Нас, – смеются его сотрудники, – никакой «экзотикой» уже не испугаешь!

И никакими, добавим, производственными травмами. Все работники «Покровителя» – неоднократно покусанные, поцарапанные, «заштопанные». Прививки от столбняка и даже от бешенства для них – обычное дело. Питомцы, знаете ли, не всегда понимают, что ты к ним с добром, и показывают зубы. Иногда очень большие и острые.

Я не штатный сотрудник «Покровителя», но уже в первые полчаса пребывания в приюте и меня грызанул один здоровенный котище и поцарапал второй. Без зла. Просто, чтобы знала, кто в этом доме хозяева. А вот собакам я категорически не понравилась. Они лаяли с таким остервенением, что, наверное, если бы не крепкая решетка вольеров, жизнь моя молодая резко сократилась бы.

– Не переживайте! – подбодрили меня Юля с Наташей. – Если вы будете каждый день к нам приходить, то через неделю станете им как мама родная.

Перспектива стать родной мамой трехлапым «дворянам» Рексу, Ваське и Терезе, огромной метиске Доне с грустными глазами, раком молочной железы и кучей щенков, бандитке Тасе, которая терпеть не может мужчин, и прочей лающей компании хоть и льстила, но пугала. Другое дело кошки. Кошки в «Покровителе» роскошные – холеные, откормленные, вальяжные.

– Вам, что ли, специально приносят только красавцев? – любопытствую у ветфельдшеров.

– Нет! Это мы их в «Покровителе» такими красавцами делаем. А когда их только приносят, то без слез не взглянешь.

Те, на кого без слез не взглянешь, обитают сегодня в отдельной комнате, на которой написано «Карантин». Еще неделю назад здесь было полно усатых-полосатых – инфекция под названием «кошачья чума» косила больших и маленьких. Несколько котят погибло. Сейчас осталось трое «госпитализированных», которые идут на поправку.

Мне доверили поменять больным воду, наполнить чашки сухим кормом и помыть в изоляторе полы. Пришел доктор Николай Осипенко. Осмотрел больных, велел одной из кошечек дать таблетку и двум сделать инъекции. Я вызвалась помогать. Не без страха. Когда-то у нас дома тоже жил кот, и его приходилось поить таблетками. Это была настоящая Куликовская битва: кот дико орал, пинался, царапался и плевался таблетками на все наше семейство. Здесь же процесс лекарственной терапии прошел молниеносно и эффективно. Я держала кошку за шкирку, а Наташа ложкой влила ей в открытую пасть препарат. Кошка буркнула что-то нецензурное на своем кошачьем языке, хотела плюнуть, но было поздно. С уколами оказалось еще проще: я гладила кошек, заговаривая им зубы, а доктор быстро колол их в бедро.

Мяукают и лают везде одинаково

У Николая Осипенко сегодня тяжелый день: метиске Доне предстояла операция по удалению молочной железы. Собака старая, и ветврач переживает, выдержит ли ее сердце. Ждем второго доктора, чтобы начать операцию.

Вокруг Николая Владимировича кошки и коты ходят кругами. Один громадный котяра прыгнул к нему на колени, замурлыкал и вообще начал всячески высказывать свое расположение.

– Он, наверное, не помнит, какую я ему операцию сделал. Лишил, можно сказать, мужского достоинства, а он все равно не в претензии, – смеется доктор.

Кастрация и стерилизация – самые популярные здесь операции. Бездомные животные не должны размножаться – это твердая позиция «Покровителя» и доктора Осипенко.

Николай, кстати, в приюте работает недавно – приехал с женой и маленькой дочкой из воюющей Украины. Там до людей никому нет дела, а до кошек и собак тем более. В Волгограде доктор Осипенко нашел и интересную работу, и хорошее, доброжелательное отношение к себе. Многочисленные друзья «Покровителя» помогли его семье даже с одеждой – бежали ведь с Украины в том, в чем были.

С Украины и Наташа Алексеева. У себя на родине она специализировалась на коровах и лошадях, но и с питомцами «Покровителя» быстро нашла общий язык. Кошки и собаки везде мяукают и лают одинаково – что в России, что в незалежной Украине.

Хвостатые дети

Операция Доне началась, а в приюте между тем происходит радостное событие – за черным красавцем-котом Кузей пришли «приемные родители». Девушка Настя и ее молодой супруг своего приемыша обожают, так его гладят и ласкают, что другие кошки начинают ревновать.

Татьяна Ивановна тем временем готовит Кузю на «усыновление» – достает его паспорт с нехитрой биографией, рассказывает, какими болезнями переболел, как лечился, что должны сделать первым делом "приемные родители", принеся его домой, чем кормить, и прочим премудростям.

Перед тем как отдать Кузю, сотрудники приюта выясняли, что за семейство его берет, каковы будут условия проживания у кота и каково материальное состояние «усыновителей». Одно из обязательных условий для тех, кто забирает животное: регулярно отчитываться перед «покровителями» о его самочувствии. Согласно подписанному договору волонтеры приюта могут посетить животное в его новом доме. А если что-то не так – забрать его обратно. И иногда забирают.

– У вас прямо как в детском доме! – удивляюсь я.

– Так они же и есть наши дети! – пожимают плечами Юля и Наташа.

«Усыновляют» животных, увы, нечасто. Больше всего шансов найти новую семью у маленьких котят, хотя Татьяна Пронина убеждена, что для самих «усыновителей» проще и беспроблемнее взять годовалое животное с уже сформировавшимся характером и приученное к туалету. Характер – главное. С плохим характером даже суперпородистый пес никому не нужен, а веселый, доброжелательный «дворянин» может легко найти себе хозяина.

Милосердные люди в Волгограде не перевелись. У самой Прониной дома кот и пес из приюта. Они такие старые, что их точно никто бы не взял, а у Татьяны Ивановны они доживают свой век в тепле, сытости и любви. И у всех сотрудников приюта живут такие же найденыши. О своем завтрашнем дне они могут не переживать.

А вот сами «покровители» встревожены не на шутку. Уже третий раз их приют находится на грани закрытия. Месяц назад за долги снова отключили свет да еще и воду. Часть задолженности удалось погасить. Сейчас сумма долга составляет порядка 250 тыс. рублей, и «Покровителю» вновь угрожают санкциями. Что будет завтра – организаторы приюта для животных не знают. Но, как и все предыдущие двадцать лет, надеются на доброту человеческую и милосердие.

DNG