Операция "Дунай": драма в центре Европы

Утром 21 августа 1968 года в пражском аэропорту из?за неисправности двигателя запросил срочную посадку советский транспортный самолет. Едва он успел приземлиться, с борта его высадился отряд спецназовцев.

В мгновение его бойцы захватили аэропорт: по данным из рассекреченных архивов генштаба, эта операция заняла у них 9 минут 21 секунду.

"Вежливые люди" Праги

Сразу вслед за этим в пражский аэропорт была переброшена дивизия войск ВДВ. Тем временем группы советского спецназа взяли под контроль газеты, телеграф, вокзалы, а также комплекс правительственных зданий Праги. Действовавшее правительство Чехословакии бойцами спецназа в тот же день было вывезено в Москву.

Даже бывший матерый немецкий диверсант Отто Скорцени, в годы Второй мировой ухитрившийся выкрасть из?под носа у охранников Бенито Муссолини, наблюдая за развитием ситуации в Чехословакии, назвал операцию по захвату пражского аэропорта "блестящей".

Аналогичные события произошли в то же время и в ряде других чехословацких аэропортов.

"Патроны будут - хлеб найдем!"

- Тогда, в 1968 году, - вспоминает участник тех событий волгоградец Владимир Корнеев, - я проходил службу в 103?й гвардейской воздушно-десантной дивизии, расквартированной в Витебске. В июле того года в составе сводного батальона мы были командированы на Украину для участия в уборке урожая. Вдруг поступила команда срочно вернуться в расположение воинской части.

Вскоре автоколонной мы прибыли в Витебск. Нас отвезли на военный аэродром "Северный", где разместили в палатках. Интенсивно занимались там физподготовкой, стрельбой, осваивали приемы самбо.

Мы начинали понемногу понимать, что нас готовят к участию в чем?то серьезном. Наконец была дана команда погружаться в самолеты АН-12. Мне довелось грузить один из них. Закрепили в нем автомобили ГАЗ-66 с тентованными кабинами. Почти все остававшееся свободным пространство мы до упора заставили ящиками с патронами и с гранатами. Гражданских вещей и продуктов питания старались брать с собой как можно меньше. "Старики" шутили по этому поводу: "Патроны будут - хлеб найдем!" Старшина наш, белорус Агиевич, сразу же сел на ящик с гранатами и сказал: "Пока не приземлимся, не дам никому ни одной!"

"На вашем поле чисто!"

Вскоре мы пересекли воздушную границу. Получили при этом по радио сообщение: "На вашем поле чисто". Это означало, что вылетевшая ранее группа захвата взяла уже аэродром под свой контроль.

Приземлялись на аэродроме Туржаны города Брно. Все наши самолеты, едва разгрузившись, сразу взлетали снова, за новыми грузами.

Ночь прошла беспокойно - мы не спали практически, по сторонам озирались, смотрели с опаской. Второй день практически так же прошел. А на третий мы уже начали общаться с местным населением. Русский язык там понимали почти все. Но люди были довольно испуганы, недоумевали: "Почему вы находитесь здесь?" Объясняли им, что прибыли туда, чтобы не допустить вторжения в Чехословакию сил НАТО.

Больших сложностей в отношениях с местным населением у нас при этом не было. Хотя и случались отдельные эксцессы в Брно, но мы их быстро подавляли. Бросали чехи зажигалки в наши БТРы, например, и прочие небезопасные предметы. Но стоило нам дать один-два залпа из гранатомета вверх, и ситуация довольно быстро успокаивалась.

Вооружены мы были хорошо - у каждого по три рожка патронов, плюс дополнительные рожки. Но все проблемы с местным населением мы, как правило, улаживали мирно. Хотя и был приказ: в случае ведения стрельбы по нам открывать огонь на поражение!

На третий день на аэродром начали прибывать транспорты с военнослужащими из Венгрии и ГДР, а также со снарядами, военным снаряжением. Танки наши подошли - из ГДР, Польши. В экипаже одного из этих танков находился Геннадий Тихонин, ныне председатель Волгоградского регионального объединения участников чехословацких событий 1968 года.

Бартер: масло меняли на воду

Народ в Брно и в его окрестностях начал вскоре понимать, что мы их прибыли не грабить и не завоевывать. У нас были хорошие десантные пайки, одного только сливочного масла выдавали нам по восемьдесят граммов в день на человека. Мы ими с чешками делились, а они за это угощали нас свежей водой из колодцев, отведав перед этим ее сами - пейте, не отравленная, мол!

Время от времени нам поступали вводные, что на таком?то направлении должно что?то опасное произойти. Мы выходили туда в ночь, хорошо вооруженные, строго соблюдая светошумовую маскировку. Но, слава богу, ничего серьезного на этих выходах ни разу не произошло. Хотя на стенах домов, на плакатах там можно было видеть очень много неприятных для нас надписей, плакатов: "Русские, убирайтесь вон!", к примеру. Или "Езжайте домой, водки нет!", "Ваш Брежнев с ума сошел!"…

Я лично, выполняя поручения командования дивизии, ездил не раз из Брно в столицу Венгрии Будапешт, в расположенную там советскую воинскую часть, чтоб привезти оттуда что?либо необходимое для нас. В кузове машины при этом сопровождали нас обычно по два-три вооруженных автоматчика.

"Мы защищали нашу Родину"

Все указатели на дорогах были сбиты либо перевернуты, краской замазаны. Местные жители тоже зачастую опасались нам показывать дорогу, боясь расправы со стороны своих же, чехов. Но мы все?таки дорогу находили.

В один из этих рейсов я поехал вместе с командиром нашей роты капитаном Барановским. В дороге чехи, ехавшие на большом автомобиле, попытались было сбросить нас с дороги в пропасть. Но командир наш, показав им пистолет, дал выстрел вверх, и они от нас быстро отстали. В свою часть мы прибыли благополучно.

В конце октября, выполнив боевую задачу на территории Чехословакии, на автомобилях мы вернулись в Витебск. Пострадавших в нашей роте не было, все вернулись живыми и здоровыми. Витебск встречал нас как героев - с цветами, с улыбками!

Через небольшое время после этого я был уволен в запас. А на смену нам в Чехословакию пришли другие советские воины, там было создано новое крупное подразделение Советской Армии - Центральная группа войск.

- Сейчас многие выражают сомнение - нужно ли было это делать, вводить войска в Чехословакию? - завершает свой рассказ Владимир Корнеев. - Но наши солдаты и офицеры делали то, что им было приказано. Шли мы в Чехословакию на защиту нашей Родины, были в этом полностью убеждены! К тому же на подходе там уже американские и западногерманские колонны техники стояли. И если не мы - они тогда в Чехословакию вошли бы…

Фото автора и korabox.ru