Радости с ними хватает

Сотрудница Волгоградского детского дома стала мамой для семерых детей. Вслед за четырьмя дочками и тремя сыночками в ее трехкомнатной квартире появились шесть кошек, собака и черепаха. Каждый из детей завел себе питомца, чтобы на все сто процентов почувствовать себя как дома.

"Молодец, дочь, так и надо!"

Долгое время у Татьяны Триголосовой была самая обычная семья с одним ребенком. Но дочь Ксения выросла, стала самостоятельной.

– У меня всегда была мечта иметь еще детей, но не получилось, – говорит Татьяна.

Работала она в госучреждениях, но однажды решила устроиться поближе к дому – бухгалтером в детский дом. И в первый же год работы взяла в свою семью троих детей, причем самого сложного, подросткового возраста.

В Волгоградском детском доме бывали случаи подобного неравнодушия среди сотрудников. Но если брали, то одного. К тому же новоиспеченные мамы, как правило, спешат покинуть учреждение, чтобы заниматься ребенком. С Татьяной все иначе, она и детей взяла, и при этом продолжает работать в детском доме.

– Кормить же их всех нужно, – говорит она. – Средств на содержание большой семьи постоянно не хватает. Родственники, к счастью, не бросают. Родители частенько передают продукты из деревни.

Интересуюсь у нее, как ее мама с папой отреагировали на то, что их дочь в одночасье стала многодетной. «Сначала не поняли, – улыбаясь, отвечает она. – Трое – это так много. Переживали, как я с ними справлюсь. А когда их стало пятеро, а затем семеро, успокоились – «справишься». Папа так и заявил: «Молодец, дочь, так и надо!»

Некоторые друзья отнеслись с непониманием: в своем ли уме – нахватать столько ребятишек. Но она на их недоумение отвечала просто: «Душа у меня большая!»

В семью хотят даже взрослые

Она не выбирала детей, не расспрашивала про их прошлое и не изучала их медицинские карты. Они буквально влетали в ее жизнь: один взгляд, один момент, и она понимала, что это ее ребенок.

Танюшка ей напомнила ее саму в молодости. Энергичная, шустрая, спортом занимается. «На нее посмотрела – точно я в молодости, – говорит Татьяна Триголосова. – В детский дом она попала после смерти родителей, из родственников – никого. Я к ней подошла на прогулке, мы разговорились. И как бы невзначай спросила, не хочет ли она в семью. «А меня брали и вернули, – махнула она рукой. Потом спохватилась и добавила: – Но к вам бы я пошла, с вами интересно, вы и за грибами, и на рыбалку ездите, и на море».

Теперь уже было время удивляться взрослой женщине, откуда эта девчонка знает про ее семью. Оказалось, что она давно сдружилась с дочкой Татьяны, которая одно время подрабатывала воспитателем в детском доме.

В судьбе Марии – самой взрослой девочки в семье Триголосовой – свою роль также сыграла дочь Татьяны. Она уговорила маму взять Машу. «И пусть что взрослая, она так хочет в семью, только в хорошую», – убеждала Ксения маму. Но та и так была согласна. Маша подтвердила, что в семью хочет, но поинтересовалась у будущей приемной мамы: «Только вы не напугаетесь?»

– Меня не напугать, я девушка деревенская, – заявила Татьяна.

Взяла на выходные, оставила на совсем

11-летнего Данилу она заприметила сразу. Он был очень домашним мальчиком. Видно, как неуютно ему было в детском доме. Оказалось, что у него скоропостижно скончалась мама, папы по документам нет. 60-летней тетке отказали в опеке над ребенком из-за возраста. Данила до этого занимался спортом, но в детском доме пришлось прекратить занятия акробатикой.

– Я у него сразу спросила – ты бы ко мне в семью пошел? У него глаза загорелись: «А вы меня возьмете?»

Она кивнула головой. Хотя сомневалась – как с мальчишкой будет находить общий язык, ведь у нее имеется только опыт воспитания дочери. Но оказалось, что с мальчишками проще. Они спокойнее относятся к правилам, прямолинейные и бесхитростные.

Через год она взяла в семью еще двоих детей, точнее, дети сами попросили их взять, – Олю и Ярослава. А еще чуть позже в семью влились Ирина и Миша.

– Ирину увидела, как только ее привезли в детский дом, – вспоминает многодетная мама. – Заходит в калитку, слезы на глазах. Я к директору – что за девочка? Я сразу к ней сердцем прикипела. Сначала взяла ее к себе на выходные. В понедельник нужно вести ее обратно в детский дом, а она в слезы. Договорились, что возьму ее на летние каникулы. А после стала оформлять документы на опеку.

Петь и париться

В большой семье уже возникли свои традиции. По выходным обязательно со всеми детьми Татьяна идет в баню, летом стараются выезжать на природу, осенью – за грибами.

– Когда едем к моим родителям в деревню, то там они записывают и учат казачьи песни, – рассказывает Татьяна. – Садимся за стол, бабушка их расспрашивает про учебу, про жизнь, планы, а потом раздает подарки. И каждый раз поет им новую казачью песню. Они ее записывают и учат. В их репертуаре уже песен шесть. Они как приезжают, первым делом спрашивают: «Баба, что-нибудь новенькое есть?»

День рождения в большой семье празднуют все вместе. Утром поздравляют именинника, а к вечеру едут или в аквапарк, или на каток, или на природу, в зависимости от времени года.

– Ревности у детей нет. Я им сразу сказала, что всех люблю одинаково, покупаю всем все одинаковое и если наказываю, то всех разом.

Не друг, а мама

Маша уже совершеннолетняя, учится в колледже на парикмахера. Она могла бы жить самостоятельно. Но она на это предложение отрицательно качает головой. «Я от мамы – никуда», – говорит она.

От этих искренних проявлений детской любви Татьяна честно признается, что порой комок в горле. Она вспоминает, что чуть не расплакалась, когда Миша – он один из последних появился в семье, – назвал ее мамой.

Все дети без особых трудностей стали обращаться к ней «мама», а Миша месяц звал ее то тетей Таней, то по имени и отчеству.

– Однажды мы с ним на машине поехали в магазин за картошкой. По пути он сказал, что у него ко мне важный разговор и для этого мне нужно остановиться.

Она остановилась. И тогда Михаил робко спросил: «Можно я буду называть тебя мамой?" Но тут же смутился и стал оправдываться: «Тебя все называют мамой, ты такой человек хороший…»

От эмоций она не сразу нашлась, что сказать, а потом ответила: «Если тебе так удобно, то я не против».

После этих слов Миша почувствовал себя свободнее и стал рассуждать: «Татьяна Николаевна – слишком строго и официально. Тетя Таня – это уже по-дружески, но ты же нам не просто друг, ты больше, ты как мама. Нет, ты – мама».