50:0 в пользу Нидергауса: в канун юбилея легенда «Ротора» поделилась с «ВП» невыдуманными историями

  • фото из архива Владимира Нидергауса
  • фото из архива Владимира Нидергауса
  • фото из архива Владимира Нидергауса
13 августа свое 50-летие отпраздновал один из самых харизматичных и любимых болельщиками героев волгоградского футбола. Неотъемлемая часть атакующего, стремительного «Ротора» 90-х, Нидергаус не боялся никаких авторитетов, одинаково успешно забивая и «Спартаку», и «Манчестеру». И после завершения карьеры игрока он не потерялся, став успешным тренером. Редакция «ВП» присоединяется к многочисленным поздравлениям в адрес юбиляра и публикует несколько историй, которыми он с нами поделился.

Недвед и Манчини из «нижегородского «Локомотива»

 

Конечно, если спросить у болельщиков, какой матч «Ротора» вы считаете самым важным – все ответят, что это игра в Манчестере. Но о тех событиях любому известно практически все. А ведь в еврокубках были не менее памятные матчи.

12 августа 1997 мы играли дома с польской «Одрой» в Кубке УЕФА. На следующий день мне исполнялось 30 лет. Ко мне приехало три десятка гостей, и все пришли на футбол. Пришли они – а я на скамейке запасных. Сказать, что мне было не по себе, значит не сказать ничего. Во втором тайме выпустили на замену, и я на 70-й минуте открыл счет. На радостях побежал к трибуне за воротами, где сидели мои знакомые, и получил за это желтую карточку.

Потом был Рим. Матч с «Лацио». В аэропорту нас встречал мой хороший друг Омари Тетрадзе, в то время игравший за «Рому». Руководство разрешило мне доехать до гостиницы на его машине. Конечно, когда смотришь на этот Вечный город, даже из окна автомобиля – мурашки по коже. Ведь буквально все пропитано великой историей. Для меня, например, было откровением, что в Риме на законодательном уровне было запрещено что-либо копать. Боялись повредить исторические ценности! Ну а сам матч, как известно, мы проиграли – 0:3. Помню, зашел к нам после в раздевалку президент клуба Владимир Горюнов и в сердцах бросил, что мы проиграли команде уровня нижегородского «Локомотива». Было очень обидно. Это сейчас, с высоты прожитых лет, понимаешь, что не мог Горюнов сказать по-другому. И сам он позже признавался, что погорячился, ведь играли мы очень даже прилично. Забей Саша Беркетов в начале игры из выгодного положения, назначь судья чистейший пенальти на Денисе Зубко, и после домашней ничьей 0:0 все могло сложиться в нашу пользу, как в Манчестере. А в «Лацио» тогда, на секундочку, играли Павел Недвед, нынешний тренер «Зенита» Роберто Манчини, Джузеппе Синьори, Алессандро Неста и другие звезды. И тренировал их не кто-нибудь, а Свен-Еран Эрикссон. Кстати, в тот год «Лацио» выиграл кубок Италии и дошел до финала Кубка УЕФА.

 

Дружба сильнее кислоты

 

Когда я уже играл в Израиле, в семье Олега Веретенникова случилась беда. Какой-то сумасшедший гад плеснул в него кислотой, но попал в дочку Таню, которая была у Олега на руках. Таня – моя крестница. Как только мы это узнали, сразу взялись за дело. Договорились с клиникой, с врачами. И очень быстро  Веретенниковы приехали к нам в Израиль – жили мы одной большой семьей. В то время там же играли и другие наши русские ребята – Рома Пилипчук, Олег Надуда, Василий Иванов. Все они помогали, кто чем мог. Две недели врачи постоянно наблюдали за Танюшкой, и, к счастью, все обошлось без хирургического вмешательства. Когда от сердца отлегло, собрались большой компанией семьями перечисленных выше ребят и устроили хороший такой пикник.

 

Президентская дача в дыму

 

В 2000 году я выступал за казахстанский «Женис» из Астаны. Команда подобралась очень хорошая: Боря Востросаблин, Олег Корниенко, волгоградский парень Юра Аксенов… Играли в свое удовольствие. В октябре в дополнительном матче побеждаем петропавловский «Аксесс-Голден Грейн» со счетом 2:0 и становимся чемпионами. Потом, в выходной день, с разрешения руководства клуба мы всей командой собрались на базе команды. А так случилось, что рядом с ней находится резиденция президента Казахстана. Мы как-то об этом не думали. Поставили мангалы, готовим вовсю шашлык. Надымили, конечно, очень прилично, да и время проводили шумно. В итоге залетели к нам автоматчики и чуть нас всех «не повязали» со словами: «Вы что тут творите?!». Естественно, разборки всякие, но без драк, конечно, все во всем разобрались и продолжили каждый заниматься своим делом. Мы – праздновать, охранники – охранять.

 

Обувь из «Детского мира» для форварда

 

В начале 90-х было время всеобщего дефицита. Что уж там говорить про бутсы, если часто на полках магазинов и ботинок нормальных не было! А у меня нога размером 38-39. На этой почве друзья и партнеры часто меня прикалывали – мол, детство не закончилось. Порой обувь приходилось выискивать в «Детском мире». Бутсы же – вообще особая статья. Как я их только не доставал! Напрягал друзей, которые за границу ехали, просил тех же спартаковцев. И даже к администратору сборной России обращался. Иногда привозили на размер больше, поскольку моего не было даже на Западе. Приходилось либо носки лишние надевать, либо вату в бутсы укладывать. И в этом обмундировании выходил и играл. А уж если находил что-то в магазинах более-менее приличное, брал две-три пары про запас.

 

Проклятие пенальти и кинжал в дорогу

 

Бить с «точки» я всегда любил, и когда доводилось, не боялся. И в Кокчетаве и в «Кайрате» я был штатным пенальтистом и забивал всегда. Когда пришел в «Ротор», тут бил Веретенников, и делал это, как все знают, великолепно. Но однажды, помню, играли дома со ставропольским «Динамо». Судья дважды наказывал динамовцев 11-метровым, но мы так и не забили. Вторым из тех, кто не реализовал пенальти, был я. А первым – Олег. Стали давить на судью, требовать третий. А он нам в ответ: «Меня за эти два уже закопают!» Тогда-то я и сказал, что больше пенальти бить не буду! И в «Роторе» этот зарок выполнял неукоснительно. Но потом, в Израиле, и Германии снова подходил к «точке» и забивал.

Меня частенько спрашивали о необычных подарках. Один из самых интересных презентов за мою карьеру мне преподнесли во Владикавказе. После матча с «Аланией» мы уже сели в самолет и ждали, когда на борт поднимется президент клуба Владимир Горюнов. И вот наконец он вошел, причем не один, а с главой Северной Осетии. А тот достает два кинжала. Один достался мне, другой – Олегу Веретенникову. Стали искать железные деньги, чтобы не нарушать традиции, и долго безуспешно шарили по карманам. К счастью, металлические рубли нашлись у кого-то из ребят. Кстати, этот кинжал до сих пор на почетном месте моего домашнего мини-музея.

 

Архимед – покровитель футбола

 

Сейчас я работаю спортивным директором клуба «Тобол», представляющего город Костанай. И очень рад, что судьба распорядилась именно так. Главное, что у этого коллектива большие спортивные амбиции. Тренер – Роберт Евдокимов, его помощник – мой лучший друг Олег Веретенников. Раньше мы на поле были вместе, а теперь продолжаем поддерживать друг друга в иной ипостаси.

И важно, что аким области – Архимед Мухамбетов очень любит спорт и футбол в частности, поскольку сам в него играл.  Знает и помнит, кто, когда и в какие ворота забил какой-то там гол! В свое время он был акимом Актюбинской области и при нем местный «Актобе» выигрывал чемпионат и играл в Лиге чемпионов. Теперь вот много внимания уделяет «Тоболу». Не знаю, будут ли ставиться на следующий год задачи стать чемпионом, но в трехлетней перспективе такие планы будут обязательно. Сейчас мы выстраиваем клубный механизм так, чтобы он бесперебойно работал и приносил результат. И в этом плане находим полное понимание у Архимеда Бегежановича. Ну и дальше, хотим добраться до еврокубковой зоны уже в этом сезоне. Шансы есть.

 

Лучшие болельщики – в Волгограде

 

Я много где поиграл, так что имел возможность сравнить традиции и любовь болельщиков к футболу в разных городах и странах. Поэтому не кривя душой, честно скажу, что никогда и нигде я не испытывал такого внимания к себе и команде, как в Волгограде. Я готов в пояс кланяться волгоградским любителям футбола за ту теплоту и то понимание после поражений, которое они проявляли. Сколько бы я раз не выходил на поле Центрального стадиона, каждый из них – нечто особенное. Волгоградцы очень тонко чувствуют фальшь и готовы расцеловать после заслуженных, трудовых побед. Но в сердце всегда будет и то, как после проигранных матчей, в которых мы отдавали все силы, люди аплодировали нам стоя. Думаю, кроме Волгограда такое можно встретить разве что в Англии. У меня есть большая надежда, что когда-нибудь футбольная судьба вновь приведет меня в город-герой. И я с радостью поработаю на благо волгоградского футбола. Спасибо вам, волгоградцы!

Поделиться в соцсетях