Александр Беркетов: «Когда Павлов делал разбор полетов – стены тряслись»

Воспитанник волгоградского футбола, один из лидеров «Ротора» 90-х годов Александр Беркетов отыграл за клуб из родного города восемь лет и стал двукратным призером чемпионата России (1996, 1997). Он и чемпионский титул завоевал, но уже в составе ЦСКА, хотя в сезоне-2003 ни одного матча за армейский клуб в премьер-лиге не провел. Начинал игровую карьеру Беркетов в камышинском «Текстильщике» у нынешнего главного тренера «Ротора» Сергея Павлова. Последние десять лет Беркетов занят тренерской деятельностью. В минувшем сезоне 41-летний специалист был одним из помощников легендарного Владислава Радимова в питерском «Зените-2». Команда в первенстве ФНЛ финишировала 13-й, и весь тренерский штаб летом был отправлен в отставку. Обозревателю «СПОРТ-ТАЙМ» Александру Мельникову удалось отыскать Александра Беркетова в Санкт-Петербурге.

Надо «мордой светить»

– Мы знакомы четверть века, а потому давно на ты, надеюсь, разговор тоже получится откровенным. По слухам, ты занялся селекционной работой?

– Это не так, официально я сейчас безработный.

– Что тогда делаешь в Питере?

– После отставки в «Зените-2» месяц посидел в Волгограде. Но в родном городе вообще никакого движения в плане дальнейших личных футбольных перспектив. В Питере все обстоит иначе. Здесь кипит футбольная жизнь. Живу у своего друга-бизнесмена из Волгограда. Квартира на Васильевском острове, практически в центре города. Курсирую между Питером и Москвой, посещаю футбольные матчи. Просто надо «мордой светить», чтобы как-то не забывали. Если сидеть дома, то и работу не найдешь.

– Есть ли какие-то перспективы?

– В первых числах декабря должен подтвердить тренерскую категорию А-УЕФА. Надеюсь, что Влад Радимов, несмотря на то, что он недавно в интервью заявил, что не видит себя тренером, в межсезонье может возглавить какую-то команду. Понятно, что Владу, который работает в структуре родного клуба Зенит», уезжать из Питера, где он икона, особо не хочется. Но все равно, если поступит предложение, придется делать выбор.

– Ваш тренерский тандем с Радимовым просуществовал всего полтора года?

– Считаю, мы неплохо поработали. Хоть мы постоянно и боролись за выживание, но даже при мне в «Зените-2» пришлось трижды создавать и наигрывать новый состав, обкатывать молодежь. Немало заиграло в Премьер-лиге. Тот же Алексей Евсеев сейчас один из лучших в «Урале». Он на данный момент мог бы пригодиться клубу из родного города.

– Матчи «Зенита», наверное, не пропускаешь?

– Честно сказать, на новом стадионе всего один раз пока побывал. На матче с тульским «Арсеналом», в котором гости одержали победу. Мне как бы ближе «Зенит-2» (смеется). Не по месту расположения, а по душе. Но и до стадиона «Петровский» мне всего 10 минут ходьбы.

– Недавно в Волгограде побывал бывший нападающий «Зенита» и сборной России Александр Панов, который провел мастер-класс для юношей школы Леонида Слуцкого.

– Спартач (смеется). Все наслышаны об истории, как бывший игрок питерского клуба стал фанатом московского «Спартака»

– А ты сам не стал болельщиком «Зенита»?

– Нет, в душе я больше переживаю за «Ротор». Все обзоры смотрю, читаю прессу.

– В волгоградском клубе прошли твои лучшие годы карьеры?

– Не то что лучшие. Во-первых, это родина моя. С детства ходил на «Ротор» во второй союзной лиге, знал всех футболистов тех времен.

«Усы» Павлова

– Как воспитанник СДЮСШОР-11 из Тракторозаводского района Волгограда и выпускник училища олимпийского резерва оказался в камышинском «Текстильщике» у Сергея Павлова?

– В первом чемпионате России клубы высшей лиги обязали иметь молодежные составы или дубли во второй лиге. Так нашу команду из ребят 1975 года рождения сделали «Текстильщиком-Д», который тренировал Владимир Пармузин.

– Весь сезон-1992 ты отыграл за клубный дубль, но один матч провел за основу «Текстильщика» в Кубке России?

– Мы тогда в Камышине в 1/8 финала со счетом 1:3 проиграли будущему обладателю Кубка России московскому «Торпедо». Я и Валерка Клейменов – не вратарь «Ротора», а его тезка, постоянно тренировались с основным составом, а играли за дубль. Мы и еще несколько молодых ребят ездили на сбор с основой, но остались в команде только мы с Климом. Первыми и контракты с «Текстильщиком» подписали.

– Что вспоминается из годичного пребывания в команде Сергея Павлова?

– Самое-самое – это его установки перед играми.

– В чем их особенность?

– Не знаю, как сейчас, может, со временем что-то поменялось. Но тогда установка перед игрой начиналась спокойно. Павлов объявлял состав, говорил, как надо играть в обороне. В команде тогда играли Владимир Васяев и Рустик Шаймухаметов (оба игрока поиграли за «Ротор». – Прим. авт.), которого Сергей Александрович все просил открываться в так называемые усы.

– Что за усы?

– Я сам тогда впервые это услышал. Павлов говорил: «Рустик, ты в усики открывайся. А ты, Вова, должен туда передачи давать». Тренер имел в виду, что нападающий из середины должен был открываться во фланг.

– Тактические хитрости.

– Да, усиками называл эту комбинацию. Но когда Павлов, вроде бы спокойный и тихий, начинал рассказывать об атакующих действиях, он буквально взрывался. При разборе полетов стены тряслись. На базе, располагавшейся в бывшем детсаду, были картонные перегородки, что только усиливало эффект.

– Эмоционально пытался донести до команды тактические задумки?

– Складывалось такое впечатление, что в него как бы другой человек вселялся. Я первый раз тогда увидел установку от такого профессионального тренера. И на всю жизнь запомнил. Для нас тогда это была большая команда из союзной первой лиги.

Вместо «Спартака» выбрал «Ротор»

– Не играя за основу «Текстильщика», как ты в «Ротор» попал?

– Сначала получил приглашение от московского «Спартака». Принял решение, переговорил с Павловым. Он посоветовал мне: давай подпишем контракт. Но если в столичном клубе не получится или передумаешь ехать, то всегда сможешь вернуться.

– Тебя реально приглашал в команду Олег Романцев?

– Меня вызвали в юношескую сборную. Приехали в столицу заранее. Так получилось, что нас раскидали по базам. Я тренировался со «Спартаком», с теми, кто не уехал в национальную сборную. Романцев сам тренировки проводил. Он мне сказал: «Приезжай – и мы с тобой подпишем контракт». Об этом узнал Горюнов. И меня сразу притащили на Центральный стадион, едва я из Камышина приехал в Волгоград после разговора с Павловым. Пригласили в кабинет к Горюнову, где я сразу подписал контракт с «Ротором».

– Не жалеешь, что произошел такой крутой поворот в карьере?

– А что жалеть? Если бы в «Спартак» перешел, еще не факт, что там бы заиграл.

– С «Ротором» на протяжении нескольких сезонов бился за чемпионский титул, а золото выиграл с ЦСКА?

– В армейском клубе я особо не играл.

– Но чемпионом России все-таки стал!

– Это мне просто Гинер (президент ФК ЦСКА. – Прим. авт.) дал медаль. В сезоне-2003 я не сыграл нужное количество игр, выступал за клубный дубль. Но по решению президента клуба мне вручили медаль и диплом. Я ведь был в команде.

– Годом ранее выиграл с армейцами еще и серебро?

– Тогда я более-менее играл. А затем Газзаев меня в дубль перевел. Тренировался с основой, а играл за резервный состав.

– В 2001 году контракт с ЦСКА ты подписал на пять лет, но за два года до его истечения вообще решил завершить карьеру. Почему?

– В то время во многих клубах стали возникать проблемы, игроки стали разъезжаться по другим командам. Мне после ЦСКА, где были созданы отличные условия, не хотелось окунаться в безденежную реальность. Решил завершить карьеру.

– Сложно далось такое решение в 28-летнем возрасте?

– Да. Но там еще и бизнесом занялся. Все одно к одному.

– Бизнес-проект обернулся неудачей?

– Ну какой из меня бизнесмен, если я всю жизнь играл в футбол. Нет у меня такой жилки, как у некоторых, которые могли купить что-то за пять рублей, а продать за десять.

Прокопенко звал в «Динамо»

– Сожалеешь, что все так обернулось?

– Конечно. Спокойно бы еще поиграл не один сезон. Меня, кстати, в 2002 году Прокопенко через Гинера звал в московское «Динамо». Но Газзаев не отпустил.

– При Викторе Прокопенко в «Роторе» ты не просто заиграл на приличном уровне, но и дважды по итогам сезона попадал в число 33 лучших футболистов страны.

– В футболе есть такое понятие, как твой тренер. Виктор Евгеньевич как раз и был таким для меня. При нем я впервые сыграл за «Ротор».

– Помнишь дебютный матч?

– В Ставрополе выдали нулевую ничью с «Динамо». Прокопенко летом 94-го принял «Ротор». Мы съездили на сбор в Болгарию, после чего я уехал в молодежную сборную. А когда вернулся, то сразу дебютировал за «Ротор».

– Какие воспоминания остались от совместной работы?

– Это, наверное, шутки Виктора Евгеньевича. Их всегда было много.

– Одна из известных о «том, что в танке главное»?

– Это легендарная шутка. Было в Манчестере в 95-м, перед ответной игрой с «МЮ» в Кубке УЕФА. Уже после разминки, за минуту до выхода на поле. Все сосредоточены на предстоящей игре. Прокопенко решил раскрепостить команду. И спрашивает вдруг: «Что главное в танке?» Все молчат. «Так я вам скажу, что в танке главное. Не ус...ться!»

– Эта шутка сняла напряжение?

– Слукавлю, если скажу, что его не было. Он умел своими рассказами раскрепостить команду. Нам еще повезло, что в Манчестере одна трибуна оказалась пустой – вели ремонт к Евро-96. На нас меньше было давление трибун. К тому же Кантона не играл. А мне на поле пришлось выйти вместо нашего капитана Вовы Геращенко, который на разминке получил травму. («Ротор» добился ничьей – 2:2 и по сумме двух встреч сотворил сенсацию – выбил «МЮ» из Кубка УЕФА. – Прим. авт.).

В группе риска

– В чем была сила «Ротора» 90-х годов?

– В то время за пределами поля, может быть, у нас не было единения, но на поле бились друг за друга. И потому выигрывали, добивались результата.

– Команда выделялась своим бойцовским, неуступчивым характером?

– В этом и заключалась сила того «Ротора». Сейчас во многих клубах – отыграли и разъехались. У нас в команде игроки условно делились на три группы.

– Какие?

– Было, можно сказать, три банды. Это местные пацаны, но я почему-то входил в группу риска – это те, кто мог нарушить режим (смеется). А в третью входили Саморуков, Есипов, Немец (Нидергаус. – Прим. авт.). Их можно, наверное, назвать любимчиками.

– Каждая «банда» за пределами поля общалась только в своем круге?

– Ну почему же? Немец как ни пытался нас всех собирать, не получалось. Другое дело, если за это брался Горюнов. Но все равно после игры пытались дома у Немца собираться. Набивалось в квартиру столько, сколько помещалось (смеется).

– Нидергаус был самым компанейским игроком команды?

– Он всегда мог собрать компанию вокруг себя. Поэтому, наверное, после окончания карьеры остался в футболе. Был спортивным директором в клубе, отвечал за различные сборные команды в федерации футбола Казахстана.

Тренерские университеты

– Твоя тренерская деятельность началась так же неожиданно, как завершилась карьера игрока?

– Почти 4,5 года пребывал вне футбола. В 2007-м был приглашен в тренерский штаб Олега Долматова, который тогда возглавил клуб из Ростова. Ребята, с которыми когда-то выступал за ЦСКА, предложили мою кандидатуру.

– В «Ростове» стал селекционером?

– Просто без тренерской лицензии меня определили на эту должность. На тренировках моя задача была размять команду, чтобы она была готова к основной работе.

– Помог опыт работы в «Роторе» и ЦСКА с большой группой титулованных тренеров?

– Конечно. В Волгограде прошел школу Салькова, Прокопенко, Ярцева, Кучеревского. В армейский клуб меня приглашал Садырин, которого потом сменил Газзаев. Жаль, что не все они живы.

– Как образовался ваш тренерский тандем с одним из лучших нападающих советского футбола Олега Протасовым?

– До минского «Динамо», с которым завоевали бронзу чемпионата Белоруссии, дошли до финала Кубка страны, мы с ним еще полтора года успели поработать вместе в «Ростове». Там и сдружились, постоянно поддерживаем связь. Протасов сейчас в федерации футбола Украины отвечает за различные юношеские сборные.

– Кроме минской бронзы были еще тренерские достижения?

– С «Ростовом» в 2008 году выиграли турнир первой лиги.

– Под чьим началом поработал в «Химках»?

– Сначала с Долматовым, а потом с Тархановым. В подмосковном клубе у меня сорвался вариант стать главным тренером.

– Что произошло?

– Когда Долматова убирали, мне предложили возглавить команду. И, пока я ездил в Москву к Михаилу Гершковичу, чтобы у него узнать, как вступить в должность с лицензией А, назначили Тарханова (смеется).

– Зато осенью 2013-го вернулся в «Ротор»?

– И занял должность спортивного директора клуба ФНЛ.

Есипов ошибся в селекции

– По подбору игроков какая команда сильнее – ваш «Ротор» или тот, что собрал Есипов?

– Однозначно «Ротор» сезона 2013/2014.

– В чем та команда превосходит нынешний коллектив?

– Там был сплав молодости и опыта, плюс большая группа местных игроков. А в этом сезоне, если объективно посмотреть, кого набрали? Большинство игроков из тех команд, которые вылетели из ФНЛ или боролись за выживание. У нас с Есиповым на эту тему был как-то разговор.

– Услышали друг друга?

– В клубе должны работать профессионалы. Если руководит клубом человек из другого вида спорта, то у него должны быть помощники, которые занимались футболом всю жизнь, знают всю его кухню изнутри. Есипову мало того что команду надо было тренировать, так он еще и селекцией занимался. У него на тот момент в этом плане не было помощников.

– Получается, что он ошибся в выборе игроков?

– Знаю, какое финансирование в «Роторе». Все платится стабильно и вовремя. И зарплаты у игроков не совсем маленькие, как многие пытаются рассказывать. «Ротор» по бюджету входит в десятку ФНЛ. И с этим бюджетом можно было команду и посильнее собрать. Если спортивный директор знает всех агентов, всю футбольную кухню, то он и в сжатые сроки сможет собрать команду. Увы, в «Роторе» такого нет. А вообще, этим надо было начинать заниматься еще с зимы. Но победа в ПФЛ, видимо, многих застала врасплох. Не оказалось ни стадиона, ни команды, ни тренера.

– С кем-то из игроков сегодняшнего «Ротора» ранее пересекались в работе?

– Романенко тренировал в «Химках». В «Луче» из Владивостока у нас с Олегом Веретенниковым были Вотинов, Колычев, Пискунов. Хорошо знаком с Ильей Ионовым, а также Артуром Рыловым, которые раньше выступали за «Ротор».

– В дальневосточном клубе с Веретенниковым не задержались из-за возникших финансовых проблем?

– Из-за этого опять пострадали. Не любят руководители, когда говорят, что денег нет в команде. За все время в «Луче» мы с Верей получили деньги всего два раза.

– На КДК РФС пришлось подавать заявление?

– Конечно, а иначе как можно было разрешить проблему долгов по контрактным обязательствам. В клубе пытались даже ввести всех в заблуждение, меняя даты выплат.

«Ротор» приблизится к десятке

– Тебе хорошо известен турнир ФНЛ. Нынешний сезон богат на сюрпризы?

– Изначально удивило питерское «Динамо». Резвый старт не остался незамеченным. А в остальном все было ожидаемо.

– Динамовский клуб после победы в ПФЛ в отличие от «Ротора» не стал кардинально менять состав, а произвел точечное усиление.

– Питерцы серьезно усилились. В команду пришли 5-6 новичков, а может, даже и больше. Многие считают, что если бы «Ротор» сохранил свой состав, то стартовал бы удачнее в ФНЛ. Не согласен. Если бы они той же командой играли, то результат был бы еще хуже. Хотя хуже уже некуда. Они бы и этих очков не набрали. Изначально было видно, что нынешний состав «Ротора» был обречен на борьбу за выживание.

– Клуб должен делать ставку на местных воспитанников?

– Сейчас кто лучше, тот и должен играть. Если какой-то местный воспитанник хорошо играет, то почему он не в «Роторе»? Другой вопрос, зачем приглашать в команду футболистов, которые не соответствуют уровню ФНЛ. Это, а также то, что они не местные, как раз и раздражает народ.

– Сергей Павлов сможет выправить ситуацию?

– Он человек опытный, не мне его учить. Думаю, что сейчас он максимум выжмет из оставшихся осенних матчей. А весной будет другая команда.

– Насколько может обновиться состав?

– Не могу предположить. Все решит новый тренерский штаб.

– Твой прогноз, на каком месте «Ротор» окажется по итогам сезона?

– Думаю, с 10-го по 12-е места. То, что команда не вылетит из ФНЛ, уверен на 100 процентов. У команды в отличие от конкурентов больше домашних матчей во второй части турнира.

В одной команде со Слуцким

– Создание «Ротор-2» – это большой плюс для развития волгоградского футбола?

– Идея грамотная, но не в таком виде. Не может там Коля Олеников играть в футбол, при всем к нему моем уважении. Это ведь «Ротор-2», который должен готовить резерв для главной команды. Играть в возрасте за 40 лет – это уже перебор. Пусть он лучше тренирует команду и таким образом передает молодежи свой опыт. В дубле должны играть пацаны, которым есть куда расти. Как когда-то было в дубле «Текстильщика». Нас, 16-летних мальчишек, засунули играть с мужиками. В первом круге нам и по 14 мячей забивали, но ведь не сломались. За нас даже Леня Слуцкий в одном матче на воротах стоял.

– Ничего не путаешь? Разве Слуцкий за дубль «Текстильщика» выступал?

– Да, провел один матч во второй лиге чемпионата России-1992.

– Интересно узнать подробности.

– Мы приехали на игру в Балаково. А вратаря Чиненова как раз забрали в «Ротор». В ворота пришлось поставить полевого игрока. Нам забили 14 «сухих» мячей. Следующая игра была в Тамбове. Звонят из Камышина, чтобы предупредить, что на игру пришлют вратаря. Приезжает красный «Икарус» с табличкой «Текстильщик», а за стеклом на переднем сиденье Слуцкий. И он отыграл за нас один матч (смеется).

– Как сыграли?

– Проиграли, кажется, 0:2 (на самом деле 1:3. – Прим. авт.). Но это был уже прогресс после разгрома 0:14.

ЦСКА рискнул и победил

– Раз уж затронули тему Слуцкого. У него пока не ладятся дела в Англии. После очередной неудачи Слуцкий даже заговорил о том, что готов к отставке.

– У Слуцкого не все гладко в «Халл Сити». В межсезонье распродали всю команду. Болельщики воюют с руководством клуба. Давно не общались со Слуцким. В последний раз его видел, когда он после подписания контракта в Англии приезжал в Волгоград. Мы ведь с ним живем в одном доме.

– Так вы еще и соседи?!

– Слуцкий не съехал из Волгограда. В его квартире сейчас живет один из тренеров, который работает в его армейской школе. В одном доме с нами в жилом комплексе Голицыно живут также Павел Могилевский и Миша Мысин.

– Надолго Слуцкий может задержаться в Англии?

– Все зависит от руководства клуба. Или от решения самого Слуцкого. Он не побоялся бросить вызов, поехал в другую страну, выучил язык. Заметь, ушел из ЦСКА после чемпионского сезона.

– Как тебе армейцы, одержавшие в Лиге чемпионов волевую победу над «Базелем»?

– Гончаренко (главный тренер ЦСКА. – Прим. авт.) не побоялся изменить тактику. Они полтора матча играли с «Базелем» в осторожный футбол. Но во втором тайме армейцы рискнули, добавили в агрессии, и «Базеля», из которого сделали «Барселону», уже не было видно на поле. Если бы ЦСКА так сыграл в Москве в первом матче, то и результат мог тоже оказаться победным.

– «Ротору», на твой взгляд, тоже не хватает агрессии в атаке, нет забивных нападающих?

– Сейчас во всем российском футболе нет забивных игроков. Это проблема всего нашего футбола. Кокорин блеснул пару раз на старте, а сейчас притормозил. Смолов в прошлом сезоне играл более результативно.

– В «Роторе» 90-х годов угроза воротам соперника исходила от большинства игроков команды, включая и защитников, которые через фланги поддерживали атаку?

– И сейчас никто не отменял подобной тактики. У ЦСКА, например, победный гол забил Вернблум, ранее отвечавший за оборону. Его выдвинули вперед, а он еще и забил.

– Необходимо изыскивать внутренние резервы команды?

– Конечно. Это относится и к «Ротору». Сергею Павлову предстоит в сжатые сроки это сделать, чтобы добиться положительного результата и двигаться дальше. Знаю, что им была озвучена задача – выход в премьер-лигу. Но ее решение будет зависеть от многих нюансов.

Добавить комментарий