Александр Гайдуков: «Меня поняли и поддержали»

За свою карьеру Александр выиграл немало турниров. Становился чемпионом России, брал Кубок страны, участвовал в «Финале четырех» Лиги чемпионов, дважды выиграл Азиатские игры, выступил на Олимпиаде в Афинах. Но пришло время закончить с карьерой игрока. Хочешь не хочешь, а это судьба каждого. О годах, проведенных на высшем уровне, и не только о них, мы с Александром и поговорили.

– За 20 лет в профессиональной карьере не забыли, с чего начинали?
– Конечно, некоторые детали уже стерлись из памяти. Но помню достаточно много. Помню своего первого тренера – Осадина Валерия Викторовича, к которому я пришел в 13 лет.
– В 13 лет... Сейчас это уже считается поздно...
– Ну, я не сразу оказался в водном поло. До этого я шесть лет занимался плаванием. Как раз у супруги Валерия Викторовича – Ольги Алексеевны. Вот она однажды мне и еще нескольким ребятам, поняв, что выдающихся пловцов из нас уже не выйдет, предложила попробовать себя в водном поло. Мне с первой тренировки понравилось. Я в душе изначально был больше игровик чем спортсмен индивидуального характера. И, наверное, поэтому здесь у меня стало получаться гораздо лучше. Через год, когда наша команда поехала на турнир в Туапсе, я уже был капитаном команды.
– Чем закончился ваш первый турнир?
– Если память не изменяет, заняли второе место. Мне тогда дали приз как лучшему защитнику турнира. А Максиму Осадину – как лучшему подвижному нападающему.
– В главную команду попали когда?
– В 17 лет. Тогда, отыграв в молодежной сборной СНГ (после развала Союза), меня и перевели в главную команду города, вместе с Ярославом Шестимировым. Тогда она еще не имела спонсора и только-только начинала свой путь наверх.
– Как приняли вас в команде?
– Нормально. Было много опытных игроков, но общий язык был найден легко.
– А на следующий год у команды появился спонсор в лице «ЛУКОЙЛа»...
– Да. Команда омолодилась сразу. Новый тренер – Александр Глинянов – привлек целую группу молодых игроков, с которыми работал в молодежной команде. Из старых игроков остались Василий Ткаченко, Владимир Мерлин, Игорь Диков, Сергей Осадин. Но была удивительная атмосфера, поскольку все были волгоградцы.
– В тот сезон команда впервые завоевала медали.
– Да. Заняли третье место. Правда, не помню, кого мы обыграли в решающих матчах. По-моему, выиграли у Севастополя. А дальше пошло. Два года становились вторыми, ну а потом и чемпионами стали.
– В то время в команде стали появляться игроки из других клубов. Как это воспринималось в «Спартаке»?
– После сезона 92/93 в команде появился Ирек Зиннуров, потом Леша Панфили... Да нормально воспринималось. И самое главное, приходили такие люди, которые удивительно хорошо вписывались в коллектив. Прежде всего по человеческим качествам. Поэтому и в игровых компонентах быстро начинало все получаться. Знаете, за нашей командой давно репутация классного коллектива. Никогда не было, чтобы ребята делились на какие-то кучки, группировки. Это и по сей день отмечают буквально все. Вот и пришедшие в текущем году Саша Аксенов и Витя Вишняков говорят о том же самом. Думаю, это складывается из важных факторов того, что с 1994-го по 2011 год команда лишь раз не попала в число призеров чемпионата. И также один раз – в число призеров Кубка.
– Лично вам какой сезон запомнился больше всего?
– Все победы помнятся хорошо. Но я бы выделил сезон 2010 года. Пожалуй, до этого не было случая, чтобы команда, занявшая 4-е место на предварительном этапе, выиграла чемпионат. Мы в полуфинале проиграли «Штурму» первый домашний матч, и многие нас уже «похоронили». Но мы победили в двух гостевых играх и стали финалистами. Там победили дома, а в первой гостевой игре проиграли в Казани «Синтезу» в дополнительное время. Помню, после этой игры тренер казанцев Владимир Захаров подошел ко мне и сказал: «Был у вас сегодня шанс стать чемпионами, но теперь не обижайтесь». Мы и не обиделись, а взяли и «вынесли» «Синтез» в решающем матче. Обалденные чувства были! Первое чемпионство не забыть!
– А вот на европейской арене у «Спартака» всегда чего-то не хватало. Почему?
– Не знаю. Словно рок какой-то над командой висит. Посмотрите, сколько раз в «Финал четырех» выходили две команды из нашей группы! И в прошлом году это снова повторилось! Я вообще не помню, чтобы мы хоть раз попали в заведомо проходную группу. Ну и сами, конечно, иногда свои шансы упускали. Но мы никогда не были «мальчиками» для битья. Я очень надеюсь, что это изменится.
– Давайте вернемся к вашей персоне. Вы не играли за сборную России, хотя выступали за «молодежку». Зато поиграли за Казахстан. Почему?
– В мои лучшие годы конкуренция в сборной России была потрясающая. Да и результаты наша сборная показывала высокие. На Олимпиаде в призах, побеждали в Мировой лиге. Мои шансы пробиться в состав были минимальны. А может, и вовсе их не было. Поэтому, когда федерация Казахстана предложила – согласился. Тем более там играл еще один спартаковец – Юра Смоловый. Нельзя не сказать слова благодарности руководству «Спартака», что поддержали мое решение.
– За Казахстан вы и на Олимпиаде сыграли, и Азиатские игры выиграли. Какие впечатления от турниров?
– «Азиада» по уровню организации вообще не уступает Олимпийским играм, кое в чем и превосходит. По игре скажу, что со стадии полуфиналов это уже битвы. Китайцы, японцы оказывают очень серьезное сопротивление. И победы на этих турнирах я расцениваю как достижение.
– На Олимпиаде в Афинах вы играли под олимпийским девизом «Главное не победа, а участие»? Ведь шансов изначально было минимум...
– Ну не сказал бы так. Если помните, в первой игре против России три периода на равных играли, и проиграли два мяча, совершив невынужденные ошибки. Сражались с американцами очень достойно. И ведь был шанс выбраться в плей-офф, когда на равных играли с хорватами. Эх, не повезло! Конечно, мы понимали прекрасно все, но ехали не туристами.
– В прошлом сезоне сборная Казахстана с вашим участием вновь победила на Азиатских играх и пробилась на Олимпиаду в Лондон. Почему решили закончить карьеру именно сейчас, а не после Игр?
– Конечно, с одной стороны, хотелось еще поиграть. Еще раз в Олимпиаде поучаствовать. Но тут я больше философски прошел по этой грани. Мне уже много лет. И честно говоря, не хотелось занимать чье-то место. Какому-нибудь молодому игроку это будет куда полезнее, повариться в этом соку, получить огромный опыт. Да и усталость тоже накопилась. Скорости, нагрузки возросли на порядок.
– Вы уже определились со своим «послеигроцким» будущим?
– Да, я уже работаю в родном «Спартаке» тренером по ОФП. Очень благодарен руководству клуба, что мы остались вместе. Я вообще не представляю, что бы со мной было, если бы пришлось покинуть эту среду.
– Клуб уже в другой стадии развития. Он стал государственной структурой. Что вы думаете о перспективах такого клуба?
– Я уверен, что это должно сыграть положительную роль. Самое главное, что в эту структуру включили детско-юношескую спортивную школу. Здесь обязательно надо сказать добрые слова в адрес губернатора области Анатолия Бровко и гендиректора клуба Александра Глинянова. Не мгновенно, но это даст результат. Теперь команды мальчишек всех возрастов будут готовиться в одной структуре, по одной программе, «заточенной» под главную команду. А это значит, что обязательно будет контроль за детскими тренерами, за командами, за ведущими, талантливыми мальчишками. Не будет всякой «отсебятины» и авангардистских решений. Буквально все будет подчинено одной цели – воспитать для главной команды хорошую смену. Естественно, что и главная команда от этого выиграет. Чем сильнее детско-юношеская школа, тем сильнее команда.
– Тренер по ОФП – это предел ваших мечтаний?
– Конечно, нет. Надеюсь, когда-нибудь начну работать с командами. Время покажет.
– Как дома отреагировали на ваше решение завершить карьеру игрока?
– Меня поняли и поддержали. Первые слова супруги: «Когда-то это должно было случиться». Теперь все вместе привыкаем к новому ритму жизни.