Александр Гузенко: Я любил на поле покуражиться

В истории волгоградского «Ротора» немало славных страниц. Есть в ней место самым результативным нападающим и лучшим вратарям, удачливым тренерам... Какие-то достижения можно превзойти, статистики поправят. Но титул главного любимца волгоградских болельщиков вряд ли кому удастся оспорить.

В 70-80-х годах в Волгограде многие говорили не «сходим на футбол», а «пошли на Гузика смотреть». Мне не довелось увидеть бывшего нападающего Александра Гузенко в игре. Поэтому первый вопрос был именно об этом – отношении к нему волгоградских поклонников футбола. 
– За что же так любили вас болельщики?
– Вот и жена этого не понимала. Нам в публичные места вместе выходить сложно было, без внимания редко оставляли. У меня футбол с самого детства – самая большая радость.
Ну и людей я любил радовать. На мой коронный номер, правда, ребята часто обижались. С фланга проходишь, а там в центре Файзик, Рахим, Витька Васильев руками машут – прострели... Замахиваешься – защитник обязательно на пятую точку падает, чтоб помешать прострелу. А я мячик оп и под себя, защитник фюить – и проехал мимо. С левой ноги замах, он опять как под танк… Все орут – Гузик, подавай! Что ты все под себя, да на себя! А мне покуражиться хотелось, людей порадовать.
– Но забили все равно много.
– Однажды книжка попалась, где автор все подсчитал. Выходит, я свыше сотни голов наколотил, из российских футболистов в первой пятерке. А больше всех Виталька Раздаев. Но забивал, естественно, не в высшей лиге. Там не довелось поиграть. Самые памятные голы ? «погореловские», у Валерки Погорелова этот трюк перенял. Он становился при подаче углового на углу штрафной, клал корпус и, опираясь на правую, с левой без обработки вколачивал мяч в сетку. Я этот фокус потом усложнил: ножницами слета бил, мячей 5-6 таких в Волгограде положил. Это был цирковой номер. Волгоград вообще всегда атакой славился. У нас нападение мощное было. Сколько играл – всегда было так. Радик Рахимов, Вова Файзулин, Витя Васильев, Витя Дивак. С Диваком вообще друг друга затылками чувствовали, в два касания центр проходили.
– Тренеры ваши трюки, наверно, не слишком приветствовали.
– Ругали часто, Абрамов гноил, с игры убирал. Терпит, терпит, потом как заорет: все, садись на лавку, здесь будешь крутить. От меня только прострел требовали. А на стадионе 40 тысяч, битком забито, рычит стадион, хочется что-то интересное сделать. Но меня редко на лавке держали, когда уж совсем чудить начинал. С Абрамовым связана памятная для меня история. Играем с «Торпедо» московским в Адлере. Минут 10 всего сыграли. Вовка Втюрин кому-то врезал. Кузьмич с Масловым – два старика сцепились, другу друга матом кроют, а на поле махаловка стенка на стенку продолжили. Потом мне рассказали, что вечером они помирились, Маслов ему и говорит. Отдай мне 7-й номер. А у меня всегда семерка была. Кузьмич: нет, не отдам. Он самому нужен. Молодой еще. Мне 20 было. Приезжаем со сборов в Волгоград, он меня отчисляет. В своем кругу поделился – одни проблемы от него, мне тут звезды не нужны, а то он в «Торпедо» собрался. Подумаешь, Маслов его приглашает!!! Пусть играет за сборную института. И отчисли меня из команды. Я же ни сном ни духом. Долгое время не знал об этом. Дима Котопуло любил меня подначивать – расскажи, говорит, как ты в «Торпедо» уходил.
– Другие шансы заиграть в Высшей лиге были?
– В Краснодар не раз звали. В 1977-м в ЦСКА полгода пробыл. Тогда Мамыкин тренером был, так он меня почему-то правым полузащитником видел. Ну не мое это место, постоянно с ним терки были. Я и там покуражился немного. На тренировках приходилось против Сереги
Ольшанского играть. Его на замахе ловить – одно удовольствие, для меня как хлеб с маслом. Друг у меня был Юра Саух. Он мне говорил: с огнем играешь, Ольшанский тебя как-нибудь убьет на поле, нельзя так издеваться. Из ЦСКА сам ушел. Хоть мне говорили, что в вышку трудно попасть, а вылететь легко, но я ушел. Себе на горло не смог наступить. Еще в Пермь сватали, в Ростов. Однажды вызвали играть за сборную России, составленную из игроков второй лиги и первой. Четверых из «Ротора»: Владющенкова, Мороху, Дивака и меня. Основой команды был ростовский СКА. Со сборной Марокко сыграли, я два мяча забил, выиграли 3:1. После матча нам говорят: пишите заявление в Ростов. Дивак – никуда не пойду. Мы на следующий год сами в вышку войдем. Неделю нас бомбили, никто не согласился. 
– Потом не пожалели об отказе?
– Что вы! Мы такой импульс дали волгоградскому футболу, людям столько радости принесли. Ажиотаж сумасшедший был. А вообще кто из «Ротора» уходил – нигде толком не заиграл. Сейчас футбол сильно изменился – патриотизм ушел. Хоть слово и затасканное, но верное. У нас костяк был из местных. Вот и мы и перли, доказывая, что и в Волгограде есть люди, которые умеют играть.
– За рубежом удалось побывать?
– В Мадагаскар поездка сорвалась, в Англию. Как увидят на личном деле штамп завода «Баррикады», а команда была от завода – отказ. «Желтый дом» нас никуда не выпускал. Только в 1979-м по линии городов-побратимов пустили в ГДР. Впечатления сильные. Но в Финляндии они оказались просто шоковыми. Представить себе не мог, что люди так живут. Я до этого страшно гордился, что советский, что у нас самая великая и справедливая страна, что живу в России. А оказалось, что в какой-то Финляндии задрипанной живут в сравнении с нами, как короли. Нам поменяли перед отъездом рубли на марки – 30 марок вышло. А их водитель автобуса получал 6-8 тысяч этих марок в месяц. Зато в футболе мы там фурор произвели. Вторая игра с командой их высшей лиги была за Полярным Кругом. Мы впервые столкнулись с тем, что иностранцы играли. Про одного защитника написали, что он в Англии был ведущим игроком, супертехничен, силен физически. Мы прижухли. Вышли на поле – они все под два метра, а у нас только двое по метр девяносто, остальные в среднем по метр семьдесят пять. Шпендюки, одним словом. Ну, думаем, попали. У нас, кстати, даже формы нормальной не было.
– Это как?
– Форма у нас была от «тети Любы». Маму мою так звали. Она швеей была. Горюнов закупал обычные майки в Москве, из тех, что после второй стирки расползаются. Приносил к нам домой все двадцать комплектов: тетя Люба, сделай нам под «Адидас». Мать часами сидела за машинкой… Я покупал черные полоски, по три штуки на каждую майку, и мама их вшивала. К нам кто приезжал в Волгоград – завидовали. Где такую классную форму достаете?! Так вот – стоят напротив нас эти финны в фирменной адидасовской форме, здоровущие… В общем за первый тайм мы им пять штук отвезли. В перерыве подходит ко мне, как к капитану, наш тренер Виктор Корольков и намекает, что надо хоть один пропустить, чтобы хозяев не обижать. А после перерыва мы еще два мяча им кладем! Король вышел к бровке, орет: открывай калитку! Да мы не против, но, во-первых, у них не прет, а если и пропускаем к воротам, Влад тащит все как зверь. Еле-еле один нам заковыряли. Двоим защитникам пришлось упасть, чтобы им не мешать. После игры повезли нас в ресторан – опять у нас шок. Запустили по телевизору нашу игру. Сидим бифштекс жуем, свою игру смотрим. Чудо! У нас такого тогда и близко не было. А команда, кстати, которую обыграли, из высшей лиги была.
– А в Союзе приходилось в такие поддавки играть?
– Дома однажды случилось, и стоила эта игра Виктору Королькову места старшего тренера. В 1983-м приехал к нам душанбинский «Памир», он на вылет стоял, и хотя бы ничья позарез нужна была. А мы тогда всех сметали. Если кого 1:0 дома обыгрывали, нас освистывали. Громили всех 3:0, 4:0. Король мудрый был, не хотел брать ответственность и повез представителей этого таджикского министерства к председателю облсовпрофа Бойко. Дали там общую установку – помочь друзьям. А тренером был у «Памира» лучший друг Королькова Юрий Семин. Отцы еще дружили у них. Король нам говорит: поняли, что нужно сделать? Но прямо никто ничего не говорит, только намеками. Короче, порешили ничейку сгонять 1:1. Но эти договорные! Чтоб им свет клином сошелся! Пропускаем один мяч по плану, и тут проход, и Валерка Ванин, желая вынести, мяч в девятину отправляет. Георгич в перерыве заходит, что за счет? Начался второй тайм. Подхожу к Валерке Турсунову: открывайте калитку, не доводите до греха. А тут их воротник Мананников тащит все подряд. Кое как Рубец один забил, а второй не лезет. 1:2 проиграли. В раздевалку Бойко заходит и Королю – вы больше не старший тренер. Бойко дал добро на ничью и посчитал, что его обманули. Еще однажды пришлось на выезде Воронежу проиграть. Из Москвы бывший вратарь «Спартака» Кавазашвили приезжал, очень настойчиво все объяснил. А вообще договорняки либо от старших тренеров шли, или команда сверху поступала. Нам-то что за радость от них была!

Пообщавшись с Александром Васильевичем Гузенко, лучше понимаешь, что не только за красивый футбол, верность родному клубу любили его болельщики. Открытый, доброжелательный, никогда не страдавший звездной болезнью, он и сегодня прекрасный собеседник, на редкость интеллигентный человек. Возраст далеко не преклонный, но большие нагрузки, травмы не прошли бесследно.
После инсульта, который Александр Васильевич перенес недавно, ему даже по квартире перемещаться непросто. Каждый поход в поликлинику – настоящее мучение, выдерживать которое все труднее. Хоть и рядом жена, и дочь не забывает отца, а необходимость в сторонней помощи совершенно очевидна. Пройти бы Александру Гузенко в серьезной клинике или санатории курс реабилитации... Болельщики со стажем, вспомните о том, кто подарил вам, городу, всей области столько счастливых переживаний, для кого слово «патриотизм» никогда не было пустым звуком.

Поделиться в соцсетях