Анатолий Гридасов: «Без массового спорта не вырастить чемпионов»

  • Анатолий Гридасов: «Без массового спорта не вырастить чемпионов»
  • Анатолий Гридасов: «Без массового спорта не вырастить чемпионов»
Многократный чемпион и призер Спартакиад СССР и РСФСР, чемпионатов СССР, победитель международных регат… Заслуженный работник физической культуры РФ, награжден орденом Дружбы, награжден грамотами и дипломами Госкомспорта РСФСР и РФ. Список достижений и отличий далеко не полон, но в канун 70-летия Анатолию Ивановичу Гридасову и без того есть что вспомнить. Тем удивительнее реакция юбиляра, встретившего обозревателя «ВП» Анатолия Любименко вопросом: «А чего про меня писать? Как спортсмен – я ноль».

Мимо Олимпиады

– Анатолий Иванович, чемпион Спартакиады народов СССР – это тоже ноль, по-вашему?

– Да, в сравнении с двумя десятками золотых медалей, что выиграли волгоградские спортсмены, – это ноль.

– Если принять вашу терминологию, что помешало выйти из ноля в олимпийскую единицу?

– В 1975 году наша байдарка-четверка выиграла в СССР все, что можно. На отборе на Олимпиаду 1976 года, который проводился за месяц до стартов, после финиша наш загребной сказал, что мы первые. А загребные обычно чувствуют, кто выиграл. Но только минут через сорок-пятьдесят объявили, что мы проиграли сантиметров пять. Сомнения были, но разбираться не стали. Тогда такая система правила: если тренируешься со сборной СССР – ты хороший. А если с динамовцами, армейцами, профсоюзами, то лучше не высовываться. Но главная причина не в этом – мы скататься не успели. Перед отбором в одной лодке вместе сидели только два раза.

– Как сложилась ваша четверка?

– Загребной Атаманчук из Молдавии, Дегтярев – из Московской области, Лукоян – из Казани. Но сначала вторым номером Поляков был. А Дегтярев в другой четверке сидел, которая выиграла серебро чемпионата мира. Но мы в контрольном заезде у этих призеров просвет корпуса выиграли, по-нашему говоря – трамвай. Так стартанули, что тренеры забыли секундомеры на финише выключить. Но перед Спартакиадой 1975 года по требованию тренеров пришлось вместо Полякова взять Дегтярева, хотя договаривались друг за друга держаться. Когда нам в первый раз Дегтярева посадили, план такой выработали: Атаманчук работает в полную силу, а мы с Лукояном плавим, только изображаем бурную деятельность.

Понятно, что проходим отрезки хуже всех, но чувствую, что если бы все нормально работали, лодка бы взлетела. После заезда тренер прямым текстом дал понять, что если не будем все в полную силу в таком составе работать, вообще не поедем на чемпионат. Пришлось оставить Дегтярева. Тренер так давил, потому что руководство сборной ему бы по шапке надавало: как так? Ни один серебряный призер чемпионата мира в команду не попал. Вякать в сборной рискованно, там дисциплина военная. Опоздания, споры с тренером чреваты последствиями.

– Выходит, товарищ по команде не всегда был товарищем на суше.

– В байдарке-двойке Левченко из Владивостока и Назаров из Великого Новгорода не один год вместе выступали, всегда в призах. Друг с другом почти не разговаривали, но на рынке берет один себе кулек черники, а второй кулек приносит партнеру – чтобы лучше готовился.

«Нас каждый вечер приходили бить»

– Тяжело переживали неудачу предолимпийского отбора?

– Два месяца не спал. Потому что всегда есть чувство, выиграл или проиграл. Если бы хоть фотофиниш показали, было бы проще. Честно говоря, и сегодня не хочется вспоминать. Потом еще долго выступал. На Союзе не раз в призы попадал, на Кубке, в сборную входил. А в 1978-м приехал в Севастополь в декабре на соревнования. Ветрюга, дождь... Как представил, что все это опять… Пошел в магазин, купил водки, шампанского, пришел к тренерам, поставил бутылки на стол и сказал: извините, все, я больше в этом не участвую. Тренер Юрий Шубин шары вылупил на меня, ничего сказать не может. Я ведь недавно в двойку с новым напарником сел, и у нас сразу лодка пошла, но я уже к тому времени наелся. Как закончил, кстати, всего пару раз потом в лодку сел.

– А почему, собственно, начали именно греблей заниматься?

– Я много видов перепробовал. Баскетбол, велосипед, плавание, боксу у Левитана учился… А потом к нам на Нижние Баррикады приехал тренер, который оказался настоящим педагогом. Игорь Васильевич Музюкин. Не думаю, что он смог бы тренировать спортсменов высокого класса, но для жизни он много дал. На Нижних Баррикадах тогда весело было. Драки постоянно. Каждый вечер приходили нас бить или с Верхнего поселка, или с Южного. Идешь с тренировки часов в 11 ночи, видишь, толпа собралась человек 30, ага – надо обходить. Потом мы с ответным визитом толпой ходили.

– Вас тоже звали мстить супостатам?

– Конечно, но было неприятно ходить на разборки. А главное, что греблей я в 1963-м увлекся, а уже в 1964-м в сборную России попал. Спорт стал образом жизни. Отец поначалу не хотел, чтобы я занимался греблей, но, когда начал про меня в газетах читать, сразу переменился: мать, чтобы у него всегда была каша, мясо. Меню составлял. Он кашу считал главным блюдом, так что гречки я наелся на всю жизнь. А вообще жилось сборникам неплохо. Помимо стипендии от госкомспорта, вуза числились сторожами, уборщиками, милиционерами… Набегало очень прилично. Хотя некоторые все равно в загранпоездках подрабатывали. В 70-е, помнится, спартаковцы на мохере сгорели, чемоданами этот дефицит привозили.

Лихие 90-е

– Как получилось, что Волгоград дал стране такое количество звездных спортсменов?

– В Волгограде никогда не относились так трепетно к спорту, как, например, в Ростове, Краснодаре. Там еще в советское время вопросы решались на уровне обкома партии. У нас же ситуация начала меняться, только когда Виктора Петровича Иванова в 1990 году выбрали председателем областного спорткомитета, а он меня взял замом. Иванов сразу сказал: «Толя, даже если все волгоградцы поголовно будут заниматься физкультурой, никто об этом не узнает. А вот если появятся олимпийские чемпионы, все узнают про Волгоград. Главная задача, чтобы у тебя были олимпийцы, а я буду помогать».

– А объяснил, как эту задачу выполнять?

– Зачем? Выполнять ее было легко. У нас много хороших тренеров, которым требовалось создать условия. Я собрал ведущих специалистов и сказал: «То, что вы подготовите участников, призеров чемпионатов мира и Европы – это хорошо. Но мне нужны призеры Олимпийских игр». Тренеры посмеялись, но потом стали приходить. И как не помочь, когда видел, например, чего Трофимов для своих прыгунов собственными руками понастроил…

Всеми правдами-неправдами и шесты для его Исинбаевой добывали, и яму для прыжков оборудовали. Да, не у всех получилось, но возьмите Авдиенко. Пять золотых олимпийских медалей выиграли его воспитанники, которых он чуть не с детсада поднимал. Найдите такого тренера, который от нуля до олимпийского золота спортсмена довел. Нет больше таких в мире. Когда тренер поверит, что чиновник защитит, поможет, он совершит невозможное.

Инструкторам в спорткомитете было сказано: если поступит от тренера жалоба, что не выполнили обещанного, не приходите с объяснениями, а сразу с заявлением об уходе. Считаю, плохих тренеров вообще не бывает. Если и не вырастит чемпиона, все равно детей от улицы спасет.

– 90-е принято называть лихими, безденежными, а Волгоград именно в эти годы спортом прославился. В чем фокус?

– Аэрофлот, железная дорога нам все долги простили, а было их немало. Даже в самые тяжкие времена ни одной поездки не сорвали, потому что если детей на соревнования не возить, они не вырастут. Но крутились мы с Ивановым, как собаки. Векселя, что нам от администрации перепадали, всерьез никто не принимал, а денег кот наплакал.

Но люди шли навстречу, видели – не для себя стараемся. А мы, когда, например, Лебедева чего выиграет, поздравительную телеграмму отправляли тем, кто помогал, чтобы ощущали сопричастность. Бедность такая была, что порой мне, зампреду спорткомитета, приходилось сливочное масло, сосиски между воспитанниками ШВСМ делить. 

Вспоминаю тех ребят – и гордость за каждого. Попов, Лебедева, Опалев… Они знали, что за них всем сердцем переживаем. Помню, за месяц до Олимпиады в Пекине встречаю на улице Лену Исинбаеву, так она мне за десять метров кричит: «Не переживайте, Анатолий Иванович, я выиграю!» И выиграла.

– Так почему же теперь, в эти счастливые времена не за первое командное место на Олимпиаде боремся, а за четвертое?

– Виталий Мутко на посту министра многое сделал. Финансирование спорта теперь в бюджете отдельной строкой идет, для элитных спортсменов шикарные возможности созданы. Но кому приходить в сборную, если в регионах большинство спортшкол платные? Так что многие потенциальные чемпионы еще на этом этапе отсеиваются. 

Условия для тренировок, соответствующие времени, мало где созданы. Тренеров хороших мало, потому что выпускники профильных вузов за копейки работать не хотят. Совсем недавно был на чемпионате России по гребле, так там, по сути, сразу с полуфинала соревнования начинаются.

А я помню, как на соревнованиях в Пскове в семидесятые река Великая черной от четверок была. Вот эти времена нужно возвращать. Без массовости не будет у нас олимпийских чемпионов.

Анатолий Любименко. Фото из архива Анатолия Гридасова.

Читайте еще в рубрике "Выбор редакции":

Воспоминания сталинградского десантника: психическая атака немцев и День Победы в Чехословакии

Комментарии

Таких руководителей как Иванов В.П. и Гридасов А.И. в Волгоградском спорте не было, да и вряд ли будут. Они смогли поставить работу так, что сами горели на работе и заражали этим горением своих подчиненных. Все было направлено для достижения высочайших результатов. И во времена их работы Волгоградская область гремела такими результатами. А ведь начинали они в лихие 90, когда и финансирования практически не было. А Иванов В.П. и Гридасов А.И. смогли поставить свою работу так, что Волгоградская область буквально гремела высочайшими результатами. А сейчас этого никто и не помнит.
С Юбилеем Анатолий Иванович! Помним как отличного спортсмена и замечательного руководителя большого спорта. Желаем сохранить бодрость и настрой на долгую жизнь .
ТольИваныч - мужик!

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях