Антонина Кривошапка: "Я научилась улыбаться на дорожке"

  • Антонина Кривошапка: "Я научилась улыбаться на дорожке"
  • Антонина Кривошапка: "Я научилась улыбаться на дорожке"
  • Антонина Кривошапка: "Я научилась улыбаться на дорожке"
  • Антонина Кривошапка: "Я научилась улыбаться на дорожке"
Чемпионка мира о новом этапе в своей спортивной биографии. Финиш женской эстафеты 4 х 400 метров на московском чемпионате мира по легкой атлетике навсегда запомнится россиянам. Невероятным усилием воли волгоградка Антонина Кривошапка вырвала победу для своей четверки. А вместе с этим "золотом" к российской сборной пришла и победа в общекомандном зачете. Пять недель отдыха после напряженного сезона пролетели незаметно, и Антонина вновь приступила на днях к тренировкам. После одной из них чемпионка мира встретилась с корреспондентом «ВП».

– Тоня, после нашей предыдущей встречи минуло два года. Как считаете, вы изменились за это время?

– Я изменилась за последний год, после Олимпиады. В Лондоне слишком хотела выиграть. А когда сильно хочешь – мало получишь. С того времени стала относиться к стартам несколько иначе, проще. Стараюсь делать все как на тренировке, соревнования теперь для меня просто как часть работы. Нельзя закрепощаться, нельзя ложиться спать и просыпаться с одной и той же мыслью, как мне победить соперниц. Даже на чемпионате мира научилась перед стартовым выстрелом улыбаться. Однажды даже Владимир Николаевич (Типаев), не привыкнув к моему новому стилю, не выдержал и крикнул: "Ты чего улыбаешься? Ты на чемпионате мира!"

– А к повышенному вниманию прессы, болельщиков привыкли?

– С этим гораздо сложнее! Я общаюсь абсолютно со всеми на обычном для меня уровне. Когда соседи спрашивают автограф, мне это кажется странным. Мы же рядом живем, на одной площадке. Я занимаюсь одним делом, они – другим. И наверняка в нем преуспевают. Не стану же из-за этого я у них тоже автограф просить?! Когда прилетели с чемпионата мира вместе с Леной Исинбаевой, радовалась: она рядом – все внимание на нее. А я вроде бы тут, и вроде бы меня нет. Будут меня узнавать только соседи по лестничной клетке, или все прохожие в родном городе – мне все равно. Когда ко мне подходят на улице, я поначалу вообще теряюсь – кажется, что это ошибка произошла.

– Значит, корону на голове не чувствуете?

– У меня ее никогда не было и не будет. Мне корона не идет. Хотя не буду скрывать: когда те же соседи меня поздравляли – было приятно. Возможно, потому, что так же хорошо они относились ко мне и до моих успехов.

– В большом спорте люди часто ожесточаются. Иначе, принято считать, до вершин не добраться.

– Были ситуации, когда меня и морально хотели зацепить, и на дорожке подтолкнуть, и ускорение сделать мешали... Может, другого бы зацепило, а мне смешно. Как смешно было читать в Интернете предсказания моего провала на будущем чемпионате мира. Посмотрим! А вообще, что на дорожке, что в жизни время всех ставит по местам. В том числе и тех, кто локтями толкается. Это как в аэропорту. Какой смысл толкаться у трапа, когда у тебя уже указано место в салоне. Твое место не займут.

– Нередко спортсмен на гребне успеха начинает пересматривать свои отношения с тренером. Как бы «я теперь сам с усам»...

– Отношения те же, что и прежде. Чужие ошибки повторять не собираюсь. Я могу только пожаловаться на самочувствие, побурчать, но все равно приходится делать свою работу. Иначе и быть не может. Владимир Николаевич ведет меня и по спорту и по жизни.

– Но спорт когда-то заканчивается…

– Даже думать об этом не хочу. Только сейчас начала правильно тренироваться, поняла многие вещи. Поэтому для меня сейчас в спорте едва ли не самое лучшее время. За эти пять недель так соскучилась по тренировкам, по работе, что чуть не с вечера сидела в кроссовках. А когда пришла на стадион, ребята подшучивали: тебя будто два года не было. Откуда такое рвение?! За месяц отдыха поняла, что сидеть дома без дела не смогу. Могу, конечно, убираться и готовить, это доставляет удовольствие, но только как дополнение к чему-то главному. Должно быть движение, потому что жизнь в офисе – не мой ритм.

– Локти вы по жизни выставлять не любите, на дорожке тоже…. Скромница, да и только. Как же вам удался этот сумасшедший финиш в эстафете?

– Когда вижу соперниц, я меняюсь. Когда трибуны начинают скандировать твое имя… Чемпионат мира в Москве – это вообще что-то особенное. Никогда так не чувствовала энергетику людей, никогда еще нас так не поддерживали. Может, поэтому, когда увидела боковым зрением американку, так близко подобравшуюся ко мне, успела подумать – ни за что не пропущу. Это же наш чемпионат, мы – дома!

– Понятно, что сейчас вы еще больше, чем прежде, мечтаете о больших победах. Что надежды эти основаны на большей уверенности в себе, на правильности избранного пути. А о чем еще мечтает чемпионка мира?

– О большом красивом доме, в котором будет комфортно мне и всем моим близким, и самое главное – маме. Чтобы в этом доме был двор, а в нем беседка, где все могли бы собираться. Словом, чтобы все мои любимые были рядом. А еще в нем должна быть большая гардеробная, чтобы в ней разместились все мои сумочки, которые я привозила почти из каждого города, где выступала. Вот недавно забыла из Брюсселя после коммерческих стартов привезти, так даже расстроилась (смеется).

– И где же должен вырасти этот замечательный дом с многочисленными полками для сумок?

– Только в Волгограде!

Поделиться в соцсетях