Человек с обложки

  • Человек с обложки
  • Человек с обложки
  • Человек с обложки
  • Человек с обложки
Недавно бывший защитник «Ротора» Сергей Кузнецов отметил свое 50-летие

Когда?то его присмотрели в Тамбове еще подающим надежды юношей, а затем пригласили в легендарную футбольную команду. Так он и осел в Волгограде, который теперь считает своим родным городом.

Удачная «переправа»

В футбол Сергей Кузнецов пришел в 10 лет, перепробовав в родном Тамбове занятия вольной борьбой, коньками, лыжными гонками – благо снежный город позволял этим увлекаться.

Однако, как и большинству мальчишек, футбол ему нравился больше, поэтому он все?таки записался в секцию местного тренера Юрия Владимировича Антимонова. Тот набирал очередную группу и ходил по школам, высматривая и приглашая к себе пацанов. Кузнецов сам для себя определил амплуа защитника, которому остался верен всю карьеру.

– Я и во дворе играл всегда у своих ворот, – вспоминает Сергей Кузнецов. – Голы забивать, конечно, хорошее дело, но мне нравилось именно защищать свои ворота. Работать, так сказать, на команду. К тому же, как я считаю, я не был самым талантливым в команде. Было много отличных ребят, технически более оснащенных. Но, как известно, ценятся не только те, кто «играет на рояле», но и те, кто «рояль этот носит хорошо».

С 12 лет Сергей уже привлекался к различным сборным по своему возрасту. В основном в сборную ДСО «Спартак», к которому относилась группа подготовки тамбовского «Ревтруда» (затем «Спартака»). Отсюда же его забрали в сборную РСФСР. В этих сборных Кузнецов играл вместе с Олегом Стоговым, Валерием Масалитиным, Валерием Клейменовым, Германом Андреевым и Валерием Шмаровым, ставшими потом весьма заметными фигурами советского футбола.

В 16 лет Сергея Кузнецова привлекали к основному составу тамбовского «Спартака», выступающего во второй союзной лиге. Ему повезло, что в то время действовал возрастной ценз для команд низшей лиги – на поле в домашней игре должен был обязательно находиться 16-летний игрок. И даже менять его мог только 16?летний.

В 1983 году Кузнецов дебютировал на профессиональном уровне, сыграв за команду 29 игр. Так девятиклассник на радость маме стал приносить домой зарплату в 130 рублей, что конечно же стало хорошим подспорьем семье.

Именно из таких ребят, которые уже понюхали порох «мужицкого» футбола, лепил сборную РСФСР Анатолий Константинович Исаев, работавший в то время старшим тренером волгоградского «Ротора». Именно он готовил сборную для участия в турнире «Переправа», который ежегодно проходил под эгидой еженедельника «Футбол-Хоккей» – самого авторитетного спортивного издания СССР. Целью турнира, как писал сам еженедельник, было повышение качества подготовки молодых футболистов, улучшение отбора наиболее способных в команды мастеров и выявление кандидатов в молодежную сборную страны.

– Да, мне повезло с этим возрастным цензом, – считает Сергей Кузнецов. – Многим перспективным ребятам он помог заявить о себе. Я и сейчас уверен, что эта мера была оправдана и правильна. А у меня так еще получилось, что и в команде на позиции центрального защитника людей не хватало, и сменщика у меня не было. Поэтому приходилось играть не только дома, но и на выезде. Причем не важно, больной, кривой – на поле! Наверное, только перелом головы мог освободить от игры.

Мужской футбол – это уже другой уровень. Здесь даже среди молодых особо ценились те, кто в единоборствах не убирал ноги, не боялся травм. Вот из таких ребят и лепили сборную РСФСР. И она оправдала эти надежды.

Пройдя групповой этап, россияне, капитаном которых был наш сегодняшний герой, в полуфинале обыграли главных фаворитов соревнований из сборной Грузии, а в финале была повержена команда Литовской ССР. В целом команда забила 15 мячей и не пропустила ни одного! Кузнецов не только был включен в символическую сборную «Переправы», но и признан лучшим защитником турнира. А его фотография с главным призом украсила обложку очередного выпуска «Футбол-Хоккей».

Армия без оружия

Вернувшись домой в Тамбов, Сергей купался в лучах славы. В школе его встретили как героя и вывесили его фотографию на Доске почета. А в команде тренеры и старшие партнеры хвалили, обнимали.

За победителями «Переправы» гонялись в первую очередь представители армейских клубов – ребята ведь как раз призывного возраста. Кузнецов это тоже понимал, но хотел попасть не в ЦСКА, а в ростовский СКА – тогда очень славился его спортинтернат. Ростовчане, кстати, сами приезжали в Тамбов и в тайне от Сергея разговаривали с его мамой. Но та категорически отказалась отпускать сына на берега Дона.

– Я когда об этом узнал через какое-то время, был обижен на маму. Но время показало, что она поступила правильно, – вспоминает Сергей Кузнецов. – Если бы уехал, то вряд ли в 16 лет стал бы играть во второй лиге. Как оказалось, все успел.

В итоге Сергей все же уехал в Ростов-на-Дону. Уже потом он узнал, что вслед за ростовчанами приезжали в Тамбов и гонцы из ЦСКА. Но не успели!

В Ростове Кузнецов так и не увидел ни военной формы, ни автомата. Да и в самой части появлялся редко. Его поселили на базе футбольной команды, где он жил в одной комнате с недавними партнерами по республиканской сборной Германом Андреевым и Валерием Масалитиным. В СКА он познакомился и с игроками «Ротора» Игорем Суровикиным, Александром Хомутецким и Александром Никитиным, которые играли в основе и годом ранее «грохнули» в «Лужниках» московский «Спартак» 6:1, забив по голу.

Сезон 1985 года призывная молодежь играла в основном за дубль. А для основы армейцев сезон был провальным. Команда вылетела из высшей лиги, дублеры в своем первенстве стали 11-ми.

Понятное дело, что после вылета многие игроки перешли в другие клубы. Никитин, Хомутецкий и Суровикин вернулись в «Ротор», Сергей Андреев перешел в «Ростсельмаш». Зато пополнил ряды «срочников» волгоградец Сергей Борисов, с которым Кузнецов подружился и вместе стал играть за основу уже в первой лиге. За Кузнецовым продолжали следить тренеры «Ротора» – они даже заранее сказали, что хотели бы его видеть в Волгограде по окончании службы.

– Два года в Ростове дали мне очень много, – рассказывает Сергей. – Тренироваться вместе с выдающимися мастерами – это не просто так. Мы и летали на выезды вместе, и жили по гостиницам вместе, только играли на день раньше основы. Ежедневная школа на высшем уровне, безусловно, сделала меня сильнее. Ну, собственно, уже в 86-м, много разговаривая с Сергеем Борисовым о Волгограде и «Роторе», зная неподдельный интерес со стороны тренеров команды, я уже захотел перебраться в Волгоград.

А вот с денежным довольствием был не сахар. Молодым «срочникам» деньги не нужны, как шутили ветераны-старики. Как правило, особенно после поражений, чтобы поддержать материально лидеров команды, с молодежи срезали вознаграждение. Но это было обычной практикой во всех командах и воспринималось без особых обид. Тройка «молодых» – Кузнецов, Масалитин и Юрий Соболь – все свои деньги по дружбе сначала складывали, а потом делили на троих. С кого?то срезали, кого?то наказали, но дружба была сильнее – все делили на троих!

Город-герой стал судьбой

Волгоград в душе Кузнецова давно занимал особое место. По словам Сергея Алексеевича, он с детства трепетно относился к городам-героям, хорошо зная историю Отечественной войны. Город ему понравился, когда он еще приезжал сюда на игры.

– У нас в школе был музей 2-й Гвардейской армии, в которой в основном были тамбовчане, – вспоминает Кузнецов. – И эту армию бросили навстречу танкам Манштейна. Очень многие полегли, поэтому многие тамбовчане очень трепетно относятся к сталинградской земле. Я не исключение.

К тому же в Волгограде Сергею обещали квартиру, плюсом было также личное знакомство с тренером и многими игроками. Сергей говорит, что ни разу не пожалел о переезде на берег Волги и считает город своим, родным. Квартира стала важным фактором, поскольку в свои 20 лет, едва демобилизовавшись, Кузнецов успел жениться, молодые уже ждали ребенка.

Дебютный сезон Кузнецова в «Роторе» у команды не заладился. На старте было четыре поражения подряд, затем победа над тюменским «Геологом» и еще три поражения подряд. Команда прочно встала «на вылет», даже пенальти регулярно мазала.

После промахов штатных пенальтистов Хомутецкого и Васяева очередь дошла до Кузнецова. 28 июля 1987 года на 51-й минуте матча против львовского «СКА-Карпаты» Сергей забил свой первый гол за «Ротор», который принес команде победу (2:1). К этому моменту ее возглавлял Виктор Евгеньевич Прокопенко, и лицо команды уже менялось. Из отряда неудачников «Ротор» превращался в грозную силу.

– «Дядя Витя» появился на базе команды в сопровождении партийных работников, – рассказывает Кузнецов. – Было собрание команды, много слов разных – плохих, хороших. Но когда это все руководство ушло, Виктор Евгеньевич сказал: «Забудьте все, что вам сейчас говорили. С этого момента начинается новая футбольная жизнь. И если вы хотите стать Командой – научитесь сначала смывать за собой в туалете». Как выяснилось, он еще до собрания походил по базе, посмотрел наш быт. Я считаю, что именно Прокопенко сделал многих из нас футболистами другого уровня. Он нас даже кушать и одеваться научил! Что с утра нужен творожок, а не шесть котлет с гарниром, что читать надо не спортивные газеты, а книги и что нельзя забрасывать учебу. И многое чего еще. Мы вообще стали другими!

Последний матч Блохина

До этой игры с «Карпатами» уже вся страна была наслышана о возрождении «Ротора» во главе с Прокопенко. Волгоградцы из Кубка страны выбили команду высшей лиги – «Гурию». А сразу после «Карпат» в гости приехал одесский «Черноморец» – лидер первой лиги. Одесситы еле унесли ноги, сыграв 3:3, хотя «Ротор» вел – 3:1.

В общем, волгоградцы тогда заняли 17-е место и отстояли право игры в первой лиге. А финальным аккордом спели так, что вся страна была в шоке, а Прокопенко и его подопечные для Волгограда уже стали великими. В 1/8 финала Кубка СССР «Ротор» выбил из турнира само киевское «Динамо» – костяк сборной СССР – еще в прошлом году выигравшее европейский Кубок кубков.

– Там был особый подтекст, – считает Кузнецов, – Прокопенко на Украине обидели, поэтому мы выходили биться за своего тренера. О победе я, честно говоря, не мечтал. А вот дать бой, показать себя и доказать, что у нас отличный тренер, – это было святое.

Первая игра была в Киеве и была очень мощной – на каждый гол «Динамо» волгоградцы отвечали ответным мячом.

– Судья той игры, который вообще заканчивал карьеру, нам говорил: «Ну пропустите, а то я отсюда не уеду!», – вспоминает Кузнецов. – Но мы держались. Тогда этот судья поставил на предпоследней минуте совершенно выдуманный пенальти, и мы проиграли – 2:3. Зато дома, в мороз, при аншлаге на трибунах, мы выдали такой матч! Выиграли 2:0. Это я еще пенальти Чанову не забил, к сожалению… Как веселился и радовался наш город! Неописуемое чувство гордости было тогда.

На следующий год «Ротор» на полных правах выходил в Высшую лигу. Кузнецов как основной центральный защитник получил прозвище от фанатов – «наци». Во-первых, засучивал до локтя рукава, во-вторых, нападающих соперников не просто прессовал, а мог в подкате вынести его на трибуну. Настолько был жестким, что желтые карточки не были для него в диковинку. Однажды даже Прокопенко не выдержал да выкрикнул фразу: «Прекрати превращать игру в побоище!» Хотя сам прекрасно понимал, что без этого часто просто не выиграть.

В 1989 году в Вильнюсе на вокзале «Ротор» ждал поезда на Минск и футболисты видели, как за десятком волгоградских фанатов охотилось полторы сотни фанатов «Жальгириса». Они были готовы напасть прямо у всех на глазах! Тогда Кузнецов демонстративно подошел к фанатам «Ротора» и сказал: «Если начнется заваруха, буду драться тоже». За ним подтянулись и некоторые другие игроки команды, что для литовцев стало неожиданностью. Они так и не решились на атаку.

А на следующий год авторитетнейший Александр Севидов стал строить новую команду. Некоторых любимчиков публики, включая Суровикина, Никитина, Хомутецкого и Кузнецова, «попросили» из команды…

Человек важнее футболиста

Начав новый сезон в волжском «Торпедо», Сергей Кузнецов потом перебрался в Финляндию. В Торнио местный клуб играл в третьей лиге, но платил сумасшедшие по советским меркам деньги. Как признается сам футболист, разница была космическая!

Затем был сезон вместе с Суровикиным в Кеми, после чего Кузнецову предложили вернуться в «Ротор» на подмену. Так, изредка выходя на поле, меняя травмированных или дисквалифицированных, Кузнецов провел еще два сезона в команде. В конце концов, он для себя решил, что лучше играть где-то в других клубах, чем сидеть на скамейке запасных. Так он отправился в Самару, а затем в Болгарию, потом в Германию, снова в Финляндию и постепенно карьера игрока закончилась.

У Кузнецова был шанс стать арбитром, он даже отработал несколько матчей по второй российской лиге. Но решил душу дьяволу не продавать и в 2007-м снова пришел в «Ротор», где работал администратором, начальником команды, тренером.

Сейчас Сергей Алексеевич работает тренером в детском клубе «Манифест». Он глубоко убежден, что главное – воспитать хороших, умных детей. Поэтому он требует от своих воспитанников не только полной выкладки на тренировках, но и хороших результатов в учебе.

– Футболистом-профессионалом станет далеко не каждый, важно воспитать в ребенке Личность, уважающую старших, историю города и страны, – говорит Кузнецов.

Досье «СПОРТ-ТАЙМ»

Сергей Кузнецов

Родился 12 мая 1966 года в Тамбове.

Мастер спорта СССР.

Бронзовый призер чемпионата России (1993), победитель турнира «Переправа» в составе сборной РСФСР (1984), завоевал путевку в Высшую лигу чемпионата СССР в составе «Ротора» (1988).

Выступал за команды «Спартак» (Тамбов), СКА (Ростов-на-Дону), «Ротор», «Торпедо» (Волжский), «Торнион Тармо» (Торнио, Финляндия), КПТ-85 (Кеми, Финляндия), «Крылья Советов» (Самара), «Мадара» (Шумен, Болгария).

Ныне работает тренером в клубе «Манифест».

Фото Сергей Хохлов, архив

Поделиться в соцсетях