Дмитрий Калмыков: «Никогда не считал себя суперменом»

Чемпион Сурдолимпийских игр оказался еще и чемпионом по скромности.В ночном аэропорту троицу волгоградских легкоатлетов, ставших чемпионами Сурдолимпиады в Софии, видно было издалека. Богатырей под два метра трудно было не заметить. Но главный герой Дмитрий Калмыков, выигравший два "золота", настойчивостью прессы был тогда явно смущен. Спустя пару недель он все же навестил редакцию «Волгоградской правды».

– Дима, поделись опытом: как выиграть два "золота" в метании копья и толкании ядра?

– Самое смешное, что родители мне еще в детстве говорили: не хочешь заняться метанием, на Олимпиаду попасть? Но мне такое и в голову не приходило. Как все играл в футбол, баскетбол, учился в обычной школе. Правда, из-за плохого слуха всегда сидел на первой парте, переспрашивал все время.

– Комплексовал, наверное, из-за этого?

– Иногда приходилось за себя постоять, если на нервы давили, но драчуном не был. А баскетбол пришлось оставить, потому что во время игры приходилось снимать слуховой аппарат, не слышал подсказки ребят. А в баскетболе как без этого? Расстроился, честно говоря, сильно и ушел в учебу, на 4 и 5 учился. А потом меня в легкую атлетику позвали. Сто метров с барьерами бегал. Но поскольку парень я крупный не пошло у меня это. Тогда другой приятель позвал меня диск метать. Год занимался у Константина Ивановича Павлова, пока на тренировку пришла Наталья Серафимовна Савостина. Она предложила выступить в первенстве России среди инвалидов по слуху. Я и не знал, что такие соревнования есть. Прежде вообще с глухими общаться не приходилось, даже удивлялся, как они руками разговаривают. Мне этот язык казался недосягаемым. Осваивал его трудно, потому что привык использовать в речи сложные слова. А у глухих словарный запас беднее по известным причинам. Оттенки смысловые трудно передавать. И руки у меня неловкие в плане жестов. Некоторые слова даже по буквам надо показывать. А вообще читать люблю, особенно детективы и что в науке происходит.

– Как прошли твои первые соревнования?

– На первенстве России занял третье место, но меня это мало обрадовало, потому что всегда хочу быть первым. А когда мой первый тренер ушел на пенсию, я начал заниматься у Владимира Овчинникова. Я и не знал, что он такой именитый – участник трех Олимпиад… Я парень скромный, что тренер говорит, то и делаю. Просто тупо выполнял свою работу. Потом постепенно узнал про Овчинникова и появилось большое уважение к нему. Особенно, когда узнал, что он чемпионом мира был среди юниоров и копье метал за 88 метров. Вообще я постепенно начал чувствовать, что своим делом занимаюсь, понимать суть тренировок, что это мой спорт. Тренер описывал страны, куда ездил, и мне тоже захотелось там побывать. Он человек коммуникабельный, умеет с юмором рассказать. Его и слушать интересно, и работать с ним.

– А когда пришла уверенность в успехе?

– Сначала все не очень было. Даже "серебро" в диске летнего чемпионата Европы, которое в Турции проходило, не радовало. Но Овчинников мне постоянно внушал, что я сильнее соперников и все будет хорошо. И ноги говорит, у тебя длиннее, и плечи шире… я никогда себя суперменом не считал и в зеркало редко гляжусь. Но когда Овчинников мне технику подкорректировал, физику подтянул – результаты пошли. Только обидно очень было, что на Сурдолимпиаду в 2009 не попал по возрасту, хотя норматив в диске выполнил.

– Какие впечатления от Турции остались?

– Мне 19, и впервые на публике выступал, не смог выложиться на все сто. Как-то психологически некомфортно было. Люди на меня удивленно смотрели, пытались заговорить, а я не понимаю, чего хотят. Страна мусульманская, боялся, не так будут относиться. А так город хороший: общественный транспорт с кондиционером и дороги замечательные. Не знаю почему, но все время сравниваю дороги. Потому что, какие дороги – такой и город. В Белоруссии, кстати, тоже дороги хорошие и, не хочу никого обидеть, намного чище, чем у нас. Но самое запоминающееся – выезд в Канаду. Как на другую планету попал. Еще до поездки много об этой стране прочитал. А там сколько дней был так и ходил, вертел головой по сторонам, все фотографировал. Там все чувствуют себя комфортно, уважительно относятся друг к другу. Жаль, что на английском мне трудно общаться из-за плохого слуха. Это только на русском, если не пойму, по артикуляции догадаюсь, что хотят сказать. В Канаде выступил хорошо. Первый вид – ядро, занял второе место и был счастлив, потому что реально боролся изо всех сил и отдал все что мог. Трудовая медаль получилась. После ядра поверил в себя, что за первое место в диске поборюсь. Там поначалу волнение, зрителей много. Но после двух попыток расслабился, начал думать над техникой, метнул на 52 метра и первое место.

– Что привез из Канады близким?

– У меня денег с собой было мало, так как я из бедной семьи. Какие-то сувенирчики привез, из одежды себе что-то купил. С трех лет живу с мамой в общежитии. Раньше оно было для студентов, в неплохом состоянии. Потом приватизировали и теперь это просто кошмар.

– А как сейчас с финансами?

– Раньше из нашего семейного бюджета очень много приходилось на меня, особенно на питание, когда я начинал, на одежду и обувь, на форму. Маме приходилось жертвовать чем-то ради меня. Теперь нам гораздо легче, хватает. Администрация города помогает, стипендию получаю. Маме Наталья Серафимовна (Савостина) хорошую работу предложила.

– Твои успехи в спорте изменили тебя?

– Может, стал более уважительно к людям относиться, хотя и прежде грубияном не был. Больше уверенности после чемпионата мира появилось. Раньше и хочется познакомиться, а заранее переживаю, что если придется переспрашивать, людям это будет неприятно. Я такие вещи тяжело переношу. После чемпионата Европы и мира стал действительно к этому проще относиться. Ну, плохо я слышу. И что теперь с этим поделаешь? Как-то прочитал, что глухие оторваны от людей, а слепые – от предметов. Что хуже – каждый сам решает. Мне вот хватает общения. Есть друзья: и обычные люди, и слабослышащие, причем больше стало и тех и других. Все зависит от человека. Принимает он себя таким как есть или нет. Еще понял, что мир велик, что могу побеждать… Хочется, чтобы в России стало бы как в Канаде. Такие же чистые улицы, красивые дома…

– Ни разу не было желания оставить спорт?

– Бывали переломные моменты, когда хотел бросить. Из-за травмы, неудачного выступления переставал верить в себя. А произошло из-за того, что перегрузил себя, тренера не послушался. Было желание резко поднять свои результаты. Только потом понял, что пока я молодой, пока расту нельзя этого делать. Тренер меня останавливал, я соглашался, а когда он уходил, продолжал заниматься. Теперь дошло, что слишком фанатично относиться к этому нельзя, нельзя форсировать события. Как обычные люди работают в офисах, так и мне нужно. Спорт – это как работа. Вообще когда едешь на соревнования нельзя представлять себя на пьедестале, думать о медалях. Надо просто делать свою работу. Режим соблюдать. Только когда начинаются соревнования можно позволить себе волнение.

– Расхожее мнение, что в большом спорте надо быть сверхэгоистом, порой злым.

– Злиться мне тяжело, даже на себя. А тренеру меня ругать не приходится, но Овчинников, например, может сказать такое, что мне помогает, заставляет задуматься. Мне этого хватает.

– Как в личной жизни?

– Девушки у меня нет. Просто времени не хватает для личной жизни. Два раза в день тренировки, учеба в академии физкультуры.

– А что сейчас в планах? Очередные соревнования?

– Отдохнуть. Хочу отдохнуть, на море с мамой съездить. В море еще никогда не купался, хотя плавать умею.