Дмитрий Макаров: «Турецкий гандбол оказался не так плох»

  • Дмитрий Макаров: «Турецкий гандбол оказался не так плох»
  • Дмитрий Макаров: «Турецкий гандбол оказался не так плох»
В прошлом году воспитанник волгоградского гандбольного клуба «Каустик» Дмитрий Макаров перебрался в Турцию, где сначала выступал за команду из города Эрзурум, а минувшим летом переехал в Анкару. Наш корреспондент Адиль Зодоров связался со спортсменом и узнал о деталях его заграничной карьеры, специфике турецкого гандбола и отношении местного населения к россиянам.

«Ожидал худшего»

– С чем связан твой переезд из Эрзурума в Анкару?

– «Анкараспор» сильнее и популярнее моей бывшей команды, да и условия здесь предложили более выгодные. Поэтому летом переехал.

– Чемпионат уже начался?

– Да, 16 сентября провели первую игру, уступили на выезде с разницей в один мяч. Следующая пройдет 26-го, уже на нашей площадке.

– Почему, покидая Россию, выбрал именно Турцию?

– Как помните, из «Каустика» я перебрался в «Пермские медведи». Зимой 2016 года там начались серьезные финансовые проблемы, и лидеры стали постепенно покидать команду. Я оказался среди тех, кого не отпустили, а на тот момент как раз поступило предложение из Польши. В итоге пришлось остаться, клуб довольно скоро погасил все долги перед нами. Пообещали, что трудности позади, но к лету они опять начались, и нам сказали: «Ребята, извините, кто хочет, может искать себе новый клуб». А это уже был август, до начала сезона оставалось совсем немного, а потому выбрал единственное поступившее предложение.

– Не жалеешь?

– В принципе, нет. В турецком гандболе все оказалось намного лучше, чем я предполагал. Здесь много клубов, несколько лиг, уровень игры не такой уж слабый. Да и публика вроде интересуется нашим видом спорта: в Эрзуруме домашние матчи всегда проходили при полных трибунах. Проблемы только с тренерским составом. Квалификация турецких специалистов пока что оставляет желать лучшего.

– То есть тренируют сами турки?

– Да, я здесь тренеров-легионеров не встречал. А туркам откровенно не хватает опыта. Например, я привык, что в российских клубах, просматривая игру с участием соперника, тренер проводит доскональный разбор каждого момента. А здесь получается своего рода киносеанс: посмотрели матч, тренер сказал пару слов и разошлись.

– Не хотел бы в будущем стать тренером и исправить эту проблему?

– О тренерстве задумывался, но пока не всерьез. Может, когда-нибудь попробую себя на этом поприще. Но точно не в Турции. Мне все-таки хочется домой, в Россию.

 

«Здесь предпочитают легионеров-сборников»

– А среди игроков много воспитанников турецкого гандбола?

– Они есть, но на вторых ролях. Лидеры команд здесь все-таки легионеры. Очень много балканцев, немало россиян, украинцев. У нас в команде, например, помимо меня, два бывших игрока «Каустика»: Никита Самарский и Миша Инякин. Здесь же экс-капитан «Невы» Эльдар Насыров, а также Павел Максимов, который, как и я, успел поиграть в Перми.

– Разве турками не введен лимит легионеров? Сергей Косенков, как говорят, именно из-за него не смог перебраться в ваш клуб.

– Лимит есть, но есть свои тонкости. В клубе должно быть не больше трех легионеров, не являющихся игроками сборных своих стран. А вернее, не имеющих на счету хотя бы три матча за национальную команду. Вот на таких «несборников» лимит, из-за него этим летом Косенкова действительно не смогли взять.

– Футболисты из разных стран едут в Турцию, преимущественно чтобы доигрывать в своей карьере. Как в гандболе дела с этим обстоят?

– Гандболисты в основном приезжают молодыми. Особенно балканцы. Они рассматривают Турцию как своего рода стартовый трамплин, на котором можно проявить себя, чтобы затем выйти на более высокий уровень.

– Сам рассматриваешь варианты перехода в другой чемпионат?

– Конечно, я еще не так стар, чтобы играть в Турции с мыслями о завершении карьеры. Тем более хочется еще поработать с более опытными тренерами. Поэтому был бы совсем не против поиграть в той же Польше или, например, Румынии. Уровень там заметно повыше. Так что если предложения будут, обязательно рассмотрю их. А пока я в Турции. Летом мною заинтересовались в Анкаре, а потому я здесь.

– Как вообще происходят трансферы в гандболе? В футболе на переходы игроков огромное влияние имеют агенты.

– В гандболе агенты тоже есть, но не в российском. В наших клубах все решается исключительно напрямую. А в Европе агентов предостаточно, и от них действительно многое зависит.

– Ты в Турцию тоже перебирался через агента?

– Да, конечно. Он сам русский, а живет в Турции. Многих наших гандболистов сюда перевез.

 

«Родных вижу два раза в год»

– Семья с тобой за рубежом или в России?

– У меня сын школьник, поэтому взять семью с собой оказалось невозможно. Так что я здесь, а семья на родине. Летаю к ним, как правило, дважды в год: зимой и летом. В прошлом году даже осенью удалось прилететь, когда была пауза в чемпионате, нам дали много выходных. В Анкаре, как мне сказали, такой роскоши не будет, даже зимой не отпустят. Поэтому, скорее всего, жена с сыном прилетят ко мне. Клуб, кстати, предоставляет семье гандболиста четыре перелета, то есть самим нам нести какие-либо расходы не придется.

– Тяжело жить одному?

– С семьей, конечно, всяко приятнее. Но я адаптировался, все по дому делаю сам: готовка, уборка – ко всему привык. Коронных блюд, конечно, пока нет, но первое и второе себе приготовить могу. Все-таки я предпочитаю домашнюю кухню, на фастфуде далеко не уедешь.

– Трудно ли было адаптироваться в чужой стране?

– В Эрзуруме было довольно много русскоговорящих игроков, и это значительно упростило мне задачу. Общался в основном с ними. Те, кто турецким на уровне владеет, помогали в коммуникации с тренером. Я, кстати, до сих пор не задавался целью выучить турецкий. Со временем вошли в обиход наиболее распространенные и нужные фразы, в быту их вполне хватает. Если захожу в магазин, то могу объяснить, что мне нужно. Трудно становится только если они начинают что-то переспрашивать (смеется).

– Напряженность политических отношений России и Турции чувствуется?

– Вообще не заметил ничего подобного. Простым людям здесь до политики дела нет, поэтому никаких притеснений из-за того, что я русский, не ощущал. Наоборот, турки интересуются, как дела в России, какая она вообще.

 

«Каустику» желаю только успехов!»

– За российским гандболом следишь?

– Разумеется. Смотреть трансляции, конечно, не получается, но за результатами стараюсь следить. Вижу, новый клуб создали, «Спартак», большие задачи ставят перед ним. Уверен, в тройку они в этом сезоне войдут. А что касается «Каустика», то в прошлом сезоне даже на последнюю игру удалось попасть. Дело в том, что в Турции не так давно отменили плей-офф, и чемпионат у нас завершается уже в апреле. Поэтому в мае я уже был в Волгограде.

– Как думаешь, какое место займет волгоградская команда в этом сезоне?

– К сожалению, мне кажется, что «Каустик» будет примерно там же, где и в прошлом году. Кажется, это была седьмая строчка. Буду рад, если ошибусь, но первые результаты команды в текущем сезоне, увы, не порадовали. Но желаю родному клубу, конечно, только успехов. Очень надеюсь, что волгоградский гандбол в ближайшие годы вернется на прежний уровень.

– С другими видами спорта дружишь?

– Смотрю все понемногу. Любимчиков нет, но за соревнованиями с участием сборных России стараюсь следить. Последнее, что смотрел, это Евробаскет.

– А чем еще увлекаешься?

– Да на какие-то хобби, честно говоря, времени не хватает. У нас всего один выходной в неделю, его посвящаю просто отдыху. Отпуск, понятное дело, провожу с семьей.

 

Досье «СПОРТ-ТАЙМ»

Дмитрий Макаров

Родился 31 января 1986 года в Волгограде

Мастер спорта

Позиция: разыгрывающий

Клубная карьера: 2003 – 2013 – «Каустик» (Волгоград), 2013 – 2016 – «Пермские Медведи», 2016-2017 – «Азизие Беледиеси Термалспор» (Эрзурум), август 2017 – н.в. – «Анкараспор» (Анкара).

Достижения: трехкратный серебряный и двукратный бронзовый призер чемпионата России, обладатель Кубка России

Поделиться в соцсетях