«До сих пор езжу с волгоградскими номерами»

Воспитанник волгоградского гандбола Павел Атьман намерен покорить Бундеслигу

в последние годы является одним из лидеров российской сборной, а также всех клубов, цвета которых защищал за эти несколько лет. После местного "Каустика", покинув Волгоград в 2010 году, он сначала играл за «Динамо», затем перебрался в македонский «Металлург», успел провести некоторое время в арабских странах, а сейчас проводит заключительный сезон в Бресте, в составе БГК им. Мешкова. Следующий пункт назначения – немецкий «Ганновер», с которым Павел уже подписал контракт до 2020 года. А корреспондент «СПОРТ-ТАЙМ» Адиль ЗОДОРОВ встретился с Атьманом в Волгограде, куда гандболист прилетел на вынужденный отпуск, связанный с травмой.

«С женой уже учим немецкий»

– Как часто удается бывать на родине?

– Стабильно два раза в год – летом и на новый год. Сейчас просто посчастливилось, если, конечно, так можно выразиться в моей ситуации: получил травму, поэтому не могу играть.

– Повреждена, как понимаю, та же нога, что пострадала на чемпионате мира?

– Да, только тогда был разрыв сухожилия, а теперь перелом плюсневой кости. Обидно, конечно, так долго простаивать: после мундиаля я два месяца не играл, потом провел всего 3-4 матча и снова выбыл из строя. Но надеюсь, что сезон для меня еще не завершен. Конечно, все зависит от того, как будет заживать нога, но мне очень хочется поскорее выздороветь и начать набирать форму для выступлений за сборную, да и к переходу в Бундеслигу хочется быть в боеспособном состоянии. Поэтому отпуск в этом году у меня сейчас, потом надо будет усердно работать.

– Почему, собственно, «Ганновер»? Предложения из других клубов были?

– Предлагали остаться в Бресте, звали во Францию и в некоторые другие немецкие клубы. «Ганновер» выбрал потому, что сам был в этом городе, видел команду, у нее большие амбиции. Разумеется, сыграла свою роль и финансовая сторона. Вообще Бундеслига по праву считается сильнейшим на планете чемпионатом, и я всегда хотел поиграть в ней. Поэтому, когда получил предложение от «Ганновера», посоветовался с супругой, и мы решили, что пора. Уже учим вместе немецкий. Мне скоро 30, поэтому думаю, что если сейчас не сыграю в Германии, то потом уже будет поздно. Не только из-за спортивных причин, но и бытовых.

В арабском гандболе привлекают деньги

– Бундеслигу все знают, но ты, как известно, поиграл и в экзотичном чемпионате Катара.

– Был такой период. Но перед Катаром я успел поиграть и в Дубае. Получилось так, что в 2015-м у македонского «Металлурга», за который я выступал на тот момент, начались финансовые проблемы, игроки не получали зарплату. До сих пор продолжаю судиться с ними из-за этого. В декабре того года я подписал контракт, в феврале уехал в Дубай. Выиграли там все, что было возможно, после чего мне поступило предложение из катарского клуба.

– И как тебе чемпионат этой страны?

– Там в спорт вкладываются огромные деньги, недаром в 2022-м и чемпионат мира по футболу пройдет в этой стране. Но сами катарцы, конечно, в гандбол не играют. Клубы состоят из европейцев и выходцев из Египта и Алжира. В Катаре многие из них получали так называемые спортивные паспорта. То есть на время становились катарцами, а покинув страну, переставали быть ими. Только после фееричного выступления сборной на чемпионате мира, когда они стали вторыми, эмир предложил гандболистам принять гражданство. И многие согласились, потому что катарский паспорт дает в этой стране очень много привилегий.

– Тебе не предлагали остаться в Азии?

– Предлагали, и финансовые условия там были очень хорошие. Но спортивных перспектив никаких. Да, лига развивается, но только за счет легионеров. Поэтому прибывают туда гандболисты, как и футболисты, чтобы доигрывать. Заработать на закате карьеры хорошие деньги. А мне на тот момент 27 лет было, хотелось попробовать себя на реально высоком уровне, поучаствовать в серьезных турнирах, в Лиге чемпионов. Поэтому и вернулся в Европу, пусть и на меньшие деньги.

Европа зарабатывает не на трансферах

– А в европейском гандболе хорошие зарплаты?

– Да, вполне неплохие. Питать иллюзий не стоит, в европейских клубах, даже очень серьезных, тоже бывают финансовые проблемы. Но что касается зарплат, то, скажем, в клубах, выступающих в Лиге чемпионов, они довольно высокие. Особенно по сравнению с российским гандболом, где сейчас, к сожалению, в этом плане все довольно непросто.

– В Старом свете, как понимаю, у клубов маркетинг значительно лучше налажен.

– Да, в той же Бундеслиге очень хорошо зарабатывают на болельщиках. Продают билеты, атрибутику. Залы собирают по несколько тысяч зрителей. Есть спонсорская поддержка, кому-то, как и в России, помогают бюджетными средствами. Везде все по-разному. Только на трансферах в гандболе пока не зарабатывают. Ходят слухи, что «ПСЖ» купил Карабатича у «Барселоны» за два миллиона евро – немыслимые по меркам нашего вида спорта деньги. Но здесь все-таки речь о средствах арабских шейхов – только они могут себе позволить такие траты на игроков. А до этого долгое время самым дорогим считался трансфер Рутенко из «Сьюдад-Реала» в «Барселону» – 1,2 миллиона.

Имя для сына

– Сына думаешь в спорт отдать?

– Пока рановато об этом думать, ему еще и трех лет нет. Но мячик ему вроде нравится, и пинает, и руками бросает. Возможно, станет футболистом или гандболистом, посмотрим.

– Его, кажется, зовут Майк? «Майк Атьман» звучит почти как «Майк Тайсон».

– Многие так говорят. Мне всегда нравилось это имя. И супруге моей тоже. Когда только начали встречаться с ней, уже успели обсудить этот вопрос.

– Старшее поколение не возражало против такого имени?

– Родители, конечно, были удивлены, но не более того. Знали, что это наше осознанное решение, поэтому не возражали.

Машину перевезу в Ганновер

– Какими видами спорта, помимо своего, интересуешься?

– Раньше очень любил футбол, сейчас смотрю реже, но Лигу чемпионов стараюсь не пропускать. Нравится баскетбол – слежу за NBA, а в последнее время и хоккей. Причем как НХЛ, так и КХЛ – финальную серию Кубка Гагарина посмотрел полностью.

– Напоследок поделись ближайшими планами. Когда в Германию?

– Пока отправляюсь в Брест. Буду там до конца сезона, восстановлюсь, если удастся, сыграю хотя бы пару матчей. Затем отправлю семью домой, а сам перевезу машину в Ганновер. А оттуда или домой, или в состав сборной – как позволит здоровье. А в стан нового клуба – в середине июля.

– На чем ездишь, если не секрет?

– «Тойота Хайлендер». Купил в 2015 году. Номера на ней, кстати, и сейчас волгоградские.

Досье «СПОРТ-ТАЙМ»

Павел Николаевич Атьман.

Родился 25 мая 1987 года в Волгограде.

Амплуа: разыгрывающий, левый полусредний.

Клубная карьера: до 2010 г. – «Каустик», 2010–2013 г. – «Динамо» (Минск), 2013–2014 г. – «Металлург» (Скопье, Македония), 2015 г. – «Эль-Джаиш» (Катар), 2015 г. – н.в. – БКГ им. Мешкова (Брест).фото из открытых источников

DNG