Дзюдоистка Вероника Артамонова: «Я свое еще возьму»

Дзюдоистка Вероника Артамонова: «Я свое еще возьму»
Золотая медалистка юниорского первенства Европы-2018 по дзюдо в командном турнире 18-летняя Вероника Артамонова недолго пробыла в родном Волгограде после возвращения из Софии. Уже на этой неделе она отправилась на сбор в Адлер, где в составе российской сборной начала подготовку к юниорскому первенству мира, которое пройдет на Багамских островах с 17 по 21 октября. Накануне отъезда Вероника Артамонова дала эксклюзивное интервью спортивному обозревателю «СПОРТ-ТАЙМ» Александру МЕЛЬНИКОВУ.

Новая мотивация

– Как прошел переход из кадетов в юниорский разряд?

– Лучше, чем я ожидала. На первенстве России тоже была второй, но на международных стартах не очень хорошо выступала. А вот когда перешла в юниоры, сама от себя не ожидала, что начну так бороться.

– Что же произошло?

– Я никогда не сачкую. У меня объемы тренировочные заметно выше, чем у остальных. А в сборной, когда я туда пришла, для меня было шоком, что все так работают. И у меня появилась мотивация, чтобы меня и здесь начали замечать.

– Когда получила приглашение в сборную страны?

– Два года назад.

– Сложно было входить в коллектив?

– У меня, конечно, свой образ жизни, свои ценности. Они немного отличаются от моих сверстников. Но в целом я хорошо нахожу общий язык со всеми. И ребята в сборной все компанейские, поэтому и проблем с коммуникацией не возникает.

Главный авторитет

– Какие же у тебя ценности в жизни?

– Для меня семья важнее всего. Друзья есть, конечно, но это все второй план. Меня в дзюдо отец в десять лет (Рамазан Ибрагимович. – Прим. авт.) привел. И он для меня самый главный авторитет. Он бывший спортсмен, занимался на любительском уровне, любит все виды борьбы. Отец у меня строгий и воспитывал меня очень жестко, от всего ограждал. Когда была маленькой, у меня не было даже свободного времени. Самое важное – это дисциплина. Без этого невозможно чего-то достичь.

– Какой был дневной график?

– С утра шла в школу. После учебы отец отвозил меня в музыкальную школу. Училась играть на фортепиано. Но основная специальность у меня была хореография. Главный мой урок был танцы. Там была двухчасовая тренировка. И после танцев шла на тренировку по дзюдо.

– И сколько продолжалось такое уникальное совмещение?

– Где-то 2,5 года. Но впервые дзюдо начала заниматься еще в 7 лет. Отец считал, что у меня с детства были данные. Всегда рассказывал, как я лазала по турникам. Говорит, что меня невозможно было отцепить – руки сильные. Попробовала у одного тренера, но мне там не понравилось. Я полгода прозанималась и сказала отцу, что больше в зал дзюдо не зайду.

– Но все-таки вернулась в борьбу?

– В 10-летнем возрасте отец привел меня на «Динамо». Он чувствовал, что я буду заниматься. У меня есть брат Магомед. Он старше меня на четыре года. Он, к сожалению, перестал заниматься дзюдо, когда я пришла в зал. Мне его кимоно как раз подошло. Сразу попала к тренеру Марии Юрьевне (Кабаргиной. – Прим. авт.) и с тех пор занимаюсь у нее. Мне нравилось тренироваться, общаться. Смотрела на старших, выступавших на высоком уровне. Они были для меня чем-то недостижимым. Просто занималась дзюдо и не думала, что сама добьюсь каких-то результатов.

– За восемь лет занятий не возникало желания бросить спорт?

– Было. Три года назад попала в сложный период. Я тренировалась, и мне просто надоело. Планировала себе вообще другую жизнь вне спорта. Стала подумывать, что все это не серьезно. Особенно после того, как проиграла на первенстве России в Новосибирске, где все на меня рассчитывали. Тренер меня поддержала, отец убедил еще год усердно потренироваться. Согласилась. Но депрессивный период длился год. А когда я стала второй на первенстве страны в Оренбурге, у меня вновь вернулось желание тренироваться и соревноваться.

Новые горизонты

– Эта награда вселила уверенность?

– Да. На официальном уровне это было первое мое достижение. Когда я попала в финал, сразу сообщила об этом родителям. Они обрадовались, ведь я вошла в сборную страны, и они очень гордились мной. Мысли оставить спорт после этого у меня совсем ушли.

– Как же ты умудрилась проиграть француженке в финале командного первенства Европы за 38 секунд?

– У меня отец тоже поинтересовался, что со мной случилось. Голову, говорю, забыла взять на борьбу. (Смеется.) Просто проиграла тактически, психологически. Знала соперницу. Она тоже левша. Я вроде бы начала поединок со своих атак, но в итоге все-таки проиграла. Очень обидное поражение.

– Неудача подстегивает на тренировках?

– Конечно. Всегда говорю себе перед стартами: «Вероника, борись так, чтобы потом не хотелось перемотать схватку назад». Я очень хотела бороться. Рассчитывала, что буду выступать в личном первенстве. По результатам на международных стартах я обогнала всех своих соперниц. Но я самая младшая в юниорской сборной России, и, наверное, поэтому меня не поставили на личный турнир. Но я не расстраиваюсь. У меня еще два года в этой возрастной категории. Я еще свое возьму.

Татами – врозь

– Почему на тренировках постоянно проводишь спарринги с юношами?

– Потому что они сильнее, быстрее. С ними интереснее бороться. Просто иногда жалко бросить соперницу, как я хочу. А мальчишек можно, им же ничего не будет, они крепкие.

– Над чем еще надо поработать, чтобы стать сильнейшей в своем весе?

– Это больше из области психологии. Надо постоянно изучать своих соперниц, знать о них максимум. Тяжело бороться с теми, с кем общаешься, дружишь. Но я стараюсь не переносить дружбу на татами. Стараюсь разделять это.

– Есть коронные приемы в борьбе?

– Углубляться не буду, но очень люблю корпусную борьбу. Это броски с плотным захватом. Все делаю, чтобы взять соперницу в плотный захват, чтобы не могла вырваться. Я сильная и этим пользуюсь на татами.

– Кроме занятий дзюдо и учебы, еще на что-то время остается?

– Относительно недавно увлеклась раскрашиванием гуашью картин по номерам. Мне нравится, как картины появляются. Их у меня уже 4 или 5 штук. Рисую я не очень хорошо, а вот раскрашивать получается. Рисую долго, времени на это мало. В последний раз раскрасила пейзаж – горы, озеро. Меня это эмоционально очень разгружает. Пробовала для себя баскетбол, легкую атлетику. Но все равно думаю постоянно о дзюдо.

– Как отмечаешь день рождения, который выпадает раз в четыре года?

– (Смеется.) Отмечаю 1 марта. Но в последнее время все мои дни рождения проходят в зале на тренировках. Необычная дата, но мне нравится. Считаю, что это моя изюминка.

Досье «СПОРТ-ТАЙМ»

Вероника Артамонова родилась в Волгограде 29 февраля 2000 года. Кандидат в мастера спорта. Выступает в категории свыше 78 кг. С 10 лет тренируется под руководством Марии Кабаргиной. Победитель юниорского первенства Европы-2018 в командном турнире и обладатель бронзовой медали командного первенства Европы-2017 среди кадетов. Победитель этапа Кубка Европы-2018 в Праге (Чехия), серебряный призер подобных турниров в Санкт-Петербурге и Ла-Коруньи (Испания). Неоднократный призер первенств России.

Тренер об ученице

Мария Кабаргина, тренер: «Наша цель – дойти до Олимпиады»

– Хорошо помню всех детей из своего первого набора после декретного отпуска. На Веронику сразу обратила внимание, как она тренировалась. Она была и остается трудяжкой. Детей сразу выделяешь по их работе, кому интересно или нет. Уже тогда Вероника выделялась массой, силой, стремлением и тем, что сразу стала левшой. И всем от этого стало неудобно с ней бороться. Она встала в левостороннюю стойку сама, как ей было комфортнее и удобнее. За 20 лет тренерской карьеры подготовила несколько мастеров спорта, но это первый мой ученик, который добился высоких результатов на международной арене. И в этом немалая заслуга родителей Вероники, которые ее поддерживают на всем спортивном пути. Она выделяется своими скоростными качествами среди тяжей, которые предпочитают медлительную, тягучую борьбу. Но для категории свыше 78 кг Вероника имеет большой недовес. У нее боевой вес сейчас где-то 82-85 кг. Считаю, что мышечную массу можно набрать до 100 кг. Вероника сейчас не девушка, а борец. (Смеется.) И цель у нас одна – дойти до Олимпийских игр.

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях