Форсю на черном буере!

Волгоградцы азартно осваивают парусный спорт на льду, популярный в эпоху Петра Первого

Буер для парусного спорта все равно, что «Формула-1» для автомобильного. Самые высокие скорости, бурные эмоции и, конечно, риск. Но, несмотря на опасность, сотни смельчаков ежегодно выходят на лед Волгоградского водохранилища, чтобы попробовать себя в этой экзотической и такой азартной дисциплине.

Со скоростью автомобиля

Буер приводится в движение силой вымпельного ветра. Парус, который крепится к мачте, работает как крыло самолета. Передний конек – ведущий, а управляется буер из такой удобной люльки. Со стороны конструкция очень похожа на шлюпку на коньках, правда иногда она тоже переворачивается.

Соревнования заключаются в прохождении замкнутой дистанции вокруг двух пар поворотных знаков, расположенных на расстоянии примерно в полутора километрах друг от друга. Побеждает спортсмен, показавший в гонке минимальное время. Обязательное условие – ветер. А сильный мороз – не помеха.

Скорость – 80–100  км?/?час, температура за бортом – минус 10 градусов по Цельсию. Три стальных конька со свистом режут лед, ветер надувает парус и рвет из рук шкот. Под тобой – 30?40 см льда и метры стылой волжской воды.

– Когда ты несешься со скоростью, скажем, 100 километров в час по блестящей поверхности льда – это такой кайф, от которого невозможно отказаться, – уверен тренер Евгений Каширский.

В яхт-клуб Волжского он пришел, когда ему было 16. Летом ходил на яхтах, а зимой, когда все время было занято учебой, становилось скучно.

– Вот я и решил заняться буерным спортом, – рассказывает Женя. – Первый буер мне помогли сделать старожилы нашего клуба, которые на ура разбираются в этом деле. Второй я полностью собрал сам. Спустя месяц, проведенный в мастерской за чертежами, инструментами и подсобными материалами, я сидел в собственной лодке.

По словам Каширского, хороший новый буер стоит порядка четырех тысяч евро. И большинство поклонников парусного спорта не могут позволить себе такое дорогое удовольствие. Вот и приходится пускать в дело собственные руки и голову. Нередко мастерили буера из бэушных комплектующих: от одной лодки мачта, от другой – коньки, от третьей – руль. А потом гонялись на них.

Для тех, кто с пулей в голове

Когда?то прочный ровный лед Волгоградского водохранилища считался одним из лучших в России. В начале 80?х здесь неоднократно проводились первенства страны. Теперь такого размаха уже нет.

– В Волгограде гоняемся в основном на областных соревнованиях. На российские ездим в Питер. Побывали на чемпионате мира в Финляндии и Германии, правда, полноценных гонок не получилось ни в одной из этих стран. Виной тому – слишком суровая зима. В Финляндии снежный покров был таким толстым, что организаторы приняли решение перенести гонки в Германию, на озеро Нюриц. Немного там погонялись, но с погодой вновь не заладилось…

Старые речные волки любят сегодня поворчать, что парусный спорт в нашем регионе сходит на нет. Женя с ними не согласен:

– Буерный и парусный спорт не могут быть массовыми по своей природе. Это, пожалуй, всегда будет делом энтузиастов, у которых пуля в голове. Я считаю, что все нормально. Нечего ныть. Кто хочет – выискивает возможности заниматься спортом, ездить на соревнования и несмотря на трудности остается верным своему делу.

Поездки на соревнования – всегда за свой счет. Но разве это важно, когда ветер натягивает парус, под тобой – метры оттаявшей волжской воды, а над тобой – километры оттаявшего, почти уже летнего неба?

Нужны стальной пресс и шея

На Волгоградском водохранилище соревнуются буеристы из трех регионов. Готовя к старту свои ледовые снаряды, спорт­смены с опаской поглядывали на небо. Может стихнуть ветер и пойти снег. Тогда судьи отменят гонки. Но вот все страхи позади, и объявлена готовность номер один. Судьи готовят стартовую линию. Она по правилам располагается так, чтобы ветер дул навстречу. Потом нужно будет обогнуть два знака, меняя курс буера относительно ветра.

Подготовка буера – самый важный момент гонок. Когда начинается борьба, настраивать мачту и парус уже поздно. Сейчас соревнования проходят в классе DN-буера-одиночки. В этом классе Вячеслав Кумбрасьев из Волгограда – самый титулованный буерист региона. Свою ледовую яхту построил сам. В этом году – впервые за много лет Вячеслав не участвовал в международных соревнованиях – сказался финансовый кризис.

– Раньше, выступая на чемпионате Европы, попадал в десятку лучших.

Надеется наверстать упущенное, но уже в следующем сезоне.

Нашим спортсменам, конечно, не хватает хороших буеров, нужно улучшать свою матчасть и чаще ездить. Казалось бы, проще пареной репы! Однако, чтобы только оттолкнуть буер от берега, надо постараться: машина весит от 40 до 80 кг. Дальше – больше. Управлять лодкой еще сложнее, чем разгонять. Это по плечу только атлетам: нужны сила, закалка и… железный пресс. Хватило и минуты, чтобы это понять. Когда лежишь на спине в деревянной лодке, все мышцы начинают активно работать. Шея после прогулки с ветерком просто немеет.

Поломки во время стартов случаются нередко, и иногда их приходится ликвидировать прямо на льду. Недавно в такой ситуации довелось оказаться Анатолию Качалину, на чьем буере сломался корпусной конек. Гонку он так и не закончил, но в «порт приписки» вернулся своим ходом.

Анатолию уже за 60, но этот речной волк даст фору любой молодежи. С высоты своего опыта он констатирует, что, к сожалению, в волгоградскую секцию этого вида спорта новые люди приходят нечасто. Во-первых, затратно, во?вторых, нужны навыки вождения яхты и безусловно – яркое желание опробовать на себе этот трудно управляемый снаряд на трех острых коньках. И все волгоградские фанаты буера смотрят в будущее с оптимизмом. Они уверены, что их спорт жив и будет развиваться. n

Справка «ВП-СПОРТ»

От рыбной ловли до «Дороги жизни»

Считается, что буер был изобретен три века назад. Рыбаки Балтийского моря, Ладожского и Онежского озер издавна использовали такие приспособления для передвижений по льду.

В России строительство буеров началось при Петре Первом. В течение зимы царь приказывал расчищать снег перед Зимним дворцом и ежедневно катался на ледовом буере. Дочь императора, Елизавета Петровна, также имела собственный парус.

Но самая известная героическая страница в буерном спорте связана с Великой Отечественной войной и блокадой Ленинграда.

Буер оказался идеальной машиной для скрытного подхода и выброски десантирования собственных разведывательно-диверсионных групп на берег противника.

Боевое охранение финнов, как правило, действовало на аэросанях, которые уступали буерам в скорости. Поэтому было решено сформировать специальный буерный отряд, в который вошли 75 моряков-спортсменов.

В их распоряжении было 19 ледовых яхт. Именно благодаря буеристам, ленинградская «Дорога жизни» действовала постоянно.