И за Кавказ, и за спецназ…

Волгоградец тренирует в горах российских коммандос. Все помнят знаменитую песню Высоцкого «Альпийские стрелки» со словами «ведь это наши горы, они помогут нам». Но в 1991 году вместе с распадом СССР страна потеряла практически всю инфраструктуру по подготовке таких частей. Опыт двух чеченских кампаний показал, что нашей армии они крайне необходимы.

Сегодня спецназ снова учат работать в горных условиях, и одним из армейских инструкторов является наш земляк Вадим ЧЕНЦОВ. О необычном тренере узнала и пообщалась с ним наш корреспондент Надежда МАГНИТСКАЯ.

Здесь вам не равнина

Промерзшее плато в Приэльбрусье. Группа бойцов сдает зачет, по заданию нужно имитировать падение и не дать своему телу прокатиться по ледовому скату. Первое действие – переворот на живот, второе – зарубка на склоне. Вонзенный в лед ледоруб рассыпает осколки. Прежде всего, никакой паники, иначе можно набрать большую скорость, и тогда уже остановиться будет сложно. Ноги всегда приподняты – надетые на ботинки ледовые «кошки» не должны зацепиться друг за друга.

– Здесь, в горах, все решают доли секунд, – говорит инструктор по горной подготовке, кандидат в мастера спорта по альпинизму Вадим Ченцов. – Ставка – жизнь. Это пока тренировка. А если лавина понесет тебя на леднике прямо на ледовые трещины, то знания очень даже пригодятся.

«О горах я мечтал с детства!»

Вадим Ченцов тренирует бойцов спецподразделений уже три года. Когда-то поменял престижную работу в администрации региона на поездку на Олимпийские игры в качестве волонтера. Официально не отпускали, пришлось уволиться. Этот момент дал понять, что главное в жизни – свобода в выборе профессии.

– Я мечтал о горах с детства, – признается Вадим. – До армии тренировался в альпинистской секции, служил в погранвойсках. Вернулся, продолжил заниматься, и ни одного лета в моей жизни не было больше без гор. Зимой – лыжные склоны, работал инструктором еще в СССР, в альплагерях зимней подготовки.

В Волгограде он уже много лет возглавляет федерацию альпинизма, организовывает и проводит сборы, сам совершает восхождения. Но с недавнего времени его главным занятием стала работа инструктором по горной подготовке в Министерстве обороны РФ.

«Там, как в церкви...»

– Бойцы, как правило, все молодые, с амбициями, – рассказывает Вадим. – Но горы обломают даже самых крутых. Здесь подчинение беспрекословное, анализировать приказ нет времени, так что, как в церкви, все на веру нужно принимать. А горы – это тоже что-то вроде религии.

На следующем этапе отрабатывается элемент переправы через горную реку. По типу лассо на дерево на противоположной стороне перебрасывается веревка. На нее вешают карабин, и, повернувшись спиной к острым камням, бойцы преодолевают препятствие. Многие из них потоки бушующей воды видят впервые в жизни, но с каждым днем им хочется все чаще испытывать себя на прочность.

Бойцы спецназа и ГРУ, которых и в горах именуют вежливыми людьми, проходят подготовку в короткие сроки. Часто даты и время просто не разглашаются. Иногда на сборы у Вадима не больше часа, поэтому главная экипировка отложена заранее.

«Солдат не жалею»

– Первый раз на Кавказе готовил спецназ, – вспоминает Ченцов. – Зима, температура на высоте 20 градусов минус, метель, а по заданию – никаких палаток. Идем на скитурах, это такие лыжи, на которых можно передвигаться и вниз, и вверх благодаря специальной насадке. Наверху строим иглу, своеобразный чум из напиленных брикетов смерзшегося снега. И живем в нем два дня. Утром подъем на скитурах к подножью Эльбруса, вечером холодная ночевка. После этого понимаешь, что настоящее чудо – это горячий душ в гостинице.

Потом он готовил к войне в горах пограничников в Дагестане. Главная задача – обучить бойцов на уровне 3–2-го разряда в альпинизме. В конце курса подготовки – зачетное восхождение на высочайшие вершины района – Ерыдаг, Шалбуздаг, Базардюзю.

– Я твердо убежден, что если солдат жалеют на учебных полях, если командиры сами не хотят пробежаться с полной выкладкой, если боевую подготовку заменяют хозяйственными работами, то в экстремальной ситуации доучиваться и наверстывать упущенное поздно. Тем более что в спецвойсках служат по контракту и приобретенный опыт бесценен, – рассказывает Ченцов.

Действия армейских групп в горных районах значительно отличаются от действий на равнинной местности. Суровый климат с ураганными ветрами неизбежно отрицательно скажется на боеспособности. Но и тут спасут специальные навыки.

Сами себе синоптики

– Прежде всего бойцы должны уметь своевременно определять приближение ненастной погоды – грозы, бури, метели, – объясняет Вадим. – Каждый должен знать особенности горного климата и уметь своевременно принимать меры защиты от его последствий. Например, солнце в горах значительно сильнее, чем на равнинах. Лучи вредно влияют на сетчатку, вызывая резкую боль, а иногда и временную слепоту.

Часто в горах бойцы не придают значения погодным явлениям, к которым они привыкли на равнине. И это может вызывать роковые просчеты.

Гроза, например, создает повышенную опасность поражения молнией – ее может притянуть карабин или ледоруб. Движение в такой момент смертельно опасно, травянистые склоны становятся скользкими.

Дождь может спровоцировать камнепады и снежные обвалы. Не меньше сложностей вызывает и разреженный воздух.

По словам Вадима, в горах работа с военными намного труднее, чем просто с новичками. Мешает излишняя уверенность.

– Самое страшное – это переоценка собственного «я», – заключает инструктор. – Здесь дело не в смелости, с горами нужно контактировать очень вежливо, знать все нюансы и доверять инструктору. Но у военных есть такая особенность, как приказ. А для его выполнения выделено время. И если спортсмены просто могут отменить восхождение, то все моменты с изменением программы военных нужно согласовывать с руководством.

Там поймешь, кто такой

Но главной проблемой горной подготовки Вадим считает лихачество. В Приэльбрусье в соседнем отряде при тренировочном спуске с вершины Когутай бойцы спровоцировали камнепад. 22-летний парень получил травму позвоночника. Только чудо спасло от тяжелых последствий, но к военной службе боец уже непригоден.

– Я все время вспоминаю старую систему альпинистских лагерей, – говорит Вадим. – Идя первым, ты отвечаешь за всех, кто за тобой в связке. Тогда учебная система была прекрасно спланирована – ледовые, снежные, скальные занятия, отработка спуска и подъема на траве.

Ее и взяли за основу в спецназе. Единственное отличие – маскировка: никто не должен знать, где прошла группа, нельзя ничего оставлять – ни крюка, ни веревки. В ближайших планах Вадима – поездка на Кавказ, ночевки на высоте и зимнее восхождение. И никакого права на ошибку. Там, в горах, в условный бой он идет вместе со всеми.

DNG