«Играть до финального свистка»

Март для волгоградских любителей волейбола оказался запоминающимся. В городе-герое прошел очередной тур женского чемпионата России среди клубов Высшей лиги «Б». «Волжаночка» всерьез настроилась в этом году на повышение в классе. Но ее игра оставила двоякое впечатление: после проигрыша явному аутсайдеру последовал впечатляющий разгром главного конкурента. Но как бы ни складывалась игра, одной из самых заметных фигур на площадке всегда оставалась капитан волгоградской команды Людмила Васильева. Она и стала гостьей редакции нашей газеты.

Умножаем на шесть
– Людмила, что за чудеса творятся с «Волжаночкой»?

– Весь январь и февраль прошли ровно. После воронежского тура вообще вышли на первое место. Никто не ожидал, что дома так сыграем. Я имею в виду прежде всего проигранный матч девчонкам из Челябинска. Это, конечно, позор для нас как для команды, претендующей на повышение в классе. Но еще раз доказано, что уважать нужно любого соперника и играть до финального свистка.
– Очень часто про женский теннис говорят, что это самая непредсказуемая игра.
– Применительно к волейболу этот фактор нужно умножить на шесть. Нас ведь шестеро на площадке. Это загадки женской психологии. Если вспомнить о той злополучной игре – недооценили противника. 16-летние девчонки из Челябинска всем проиграли, неужели они нам проблемы создадут? Это у всех сидело в голове. А мысль материальна. И воплотилась на площадке в нашу безобразную игру.
– Зато на последний поединок против лидера вышли как на последний бой... Насколько сильна мотивация команды на переход в класс «А»?
– Все хотят подняться. Я здесь третий сезон. Год от года улучшаются условия, появляются новые спонсоры. Все видят, как много делает для команды президент клуба Стасюк, насколько он заинтересован в результате. Поэтому и есть отдача, постоянное движение вперед. Хотя я помню, как все начиналось...
И мама отпустила дочь
– Самое время поговорить о вас.

– Я родом из Астрахани. На детских зональных соревнованиях меня заметили и предложили перебраться в училище олимпийского резерва. 14 января 2002 года я переехала в Волгоград.
– И мама отпустила дочь, которой было всего 14 лет.
– Она не смогла себя из-за травмы реализовать в спорте, и увидела во мне реализацию мечты. Я тренировалась день и ночь, бегала на площадке как сумасшедшая. Когда училась в 11-м классе, поехала на спартакиаду, на большую ярмарку, можно сказать, куда приезжали посмотреть перспективных игроков тренеры серьезных команд. Меня захотели увидеть сразу во Владивостоке, Пензе и Ханты-Мансийске. Все это команды Высшей лиги «А». Лучшее предложение было из Владивостока, туда и отправилась. Условия потрясающие: 16-летней девчонке платили 10 тысяч в месяц и давали талоны на питание. Но длилось все недолго. Тренер любил выпить, отношения не сложились. И, самое главное, нас собрали на перспективу, а мне играть хотелось. Сложила вещи и уехала. Мама, как узнала, позвонила в Пензу. «Вы Васильевой интересовались, не передумали?» «Нет, ждем!» Приехала, а из Владивостока лицензию мою не отдают. Полгода только тренировалась – мука. Деньги платили такие, что лишь на троллейбус и питание хватало. Тренировалась и спала на полу с мячом. Пришла лицензия – новая проблема. Тренер выпускает только на замену при счете 23 в нашу пользу, боится рисковать. Потом все же подфартило. Девушка из основы в декрет ушла, и я поняла, что это мой шанс. Вцепилась в него и встала в состав. Меня не меняют, команда играет в Высшей лиге, все хорошо. Так было пять лет, пока не поменяли тренера. Новый привозит пятерку своих, и ясно, что на них сделает ставку. Я понимала, что не попадаю в состав, а на замене стоять не могу, не мой характер. Президент клуба предложил поехать в Воронеж в аренду. Через год, мол, будет видно. Не сразу, но согласилась. Уехала, но там обещанную по контракту сумму вдвое урезали. Я знала свои возможности, а когда их не оценивают… В общем, ушла из спортзала в ресторан администратором. Больше полугода отработала. Мяч снился каждую ночь, адреналина, криков не хватало. Но там тоже своя прелесть. Там тоже нужно создать команду из официантов, барменов… У меня получалось. Но ресторан перекупили, и я оттуда ушла. Отправилась домой, в Астрахань, а по дороге решила заехать к Маргарите Сергеевне Исайкиной. Для меня она много больше, чем тренер, она как вторая мать. В самый трудный для меня период поддержала, воспитала как личность. Приехала и мама в Волгоград, узнав о моих планах. Сидим за столом, Исайкина спрашивает: «Играешь?»
– Бросила. Замуж выхожу, все очень серьезно.
– А играть хочешь?
Отвечаю, что нет, а внутри все кричит: «Да, да!» Она опять: «А если попробовать?» Я снова отказываюсь. А мама не выдержала: «Да хочет она! Посмотрите на ее глаза!» А в глазах-то у меня слезы. И играть хочется, и парня-жениха в Пензе жаль бросать. Исайкина предложила попробовать. Если, мол, не пойдет, держать не буду, отпущу. Думаю, она знала, что если в зал войду – останусь, стоит только мяч в руки взять. Так и случилось.
За гранью
– Вместе с вами на площадку выходят 16-летние девочки. К тому же после класса «А» играете ступенькой ниже. Дискомфорта не ощущаете?

– В команде у меня нет граней. Мы команда, у нас общее дело. 7-8 лет разницы – это много, но себя ощущаю 19-летней. Что касается «А» и «Б», я год не играла, мне нужно было втянуться.
– Свои ощущения от игры в 19-летнем возрасте помните?
– В 19 не понимаешь по-настоящему прелести этих мгновений, того, что с тобой происходит. Для меня волейбол не способ заработать, а образ жизни, удовлетворение. Не жалею, что рассталась с моим парнем. Он не смог понять, что для меня главное – волейбол.
– Вам очень рано пришлось самостоятельно принимать серьезные решения. Несколько городов, команд, тренеров... Чем ценен для вас такой опыт?
– Каждый раз приходилось приспосабливаться. В чужом городе ты один. Очень важно выбрать правильную линию, чтобы не сломаться, не срулить при первой же трудности, не попасть в дурную компанию, потому что в юном возрасте это случается. На этих весах нужно выбрать правильную опору. А еще очень важно в чужом городе адаптироваться, найти друзей. Ведь в команде никто не хлопает в ладоши, приветствуя тебя. Потому что приехал конкурент. Это нужно понимать и очень грамотно себя вести, чтобы к тебе нормально относились. Мне не всегда это удавалось, но старалась делать правильные выводы.
В Самаре вокзал большой
– Мила, если выйдете в лигу «А», наверняка потребуется усиление состава. Нет в команде ни у кого опасения, что сядет на лавку?

– Мы одним и тем же составом третий года играем и все время даем результат. Пока об этом никто не думает. Все получают огромное удовольствие от волейбола. И это очень-очень важно. Конечно, в «А» будет очень сложно, это дебют. Президент не ставит пока перед нами сверхзадачи, главное, там закрепиться. Не для этого мы туда идем, чтобы вылетать. А там все будет зависеть от нас, сумеет команда прибавить, каждая из нас – искусственной ротации не понадобится.
– После поражений журналисты порой пишут о команде довольно жестко. Вас это сильно задевает?
– Кому понравится, когда его критикуют?! Первая реакция всегда одинаковая – отторжение, иголки выпускаем. Но журналист пишет о том, что видел, это его право. Перед последней игрой нам передали одну из фраз, сказанных в наш адрес. «Да они всей кучей летят!» То есть, если не пошла игра, вся команда разваливается. Для нас это был шок. Но настраивать на матч никого не пришлось. Настрой и без того был дальше некуда.
– За пределами площадки вы дружите?
– Спорт – это одно, жизнь – другое. В зал вхожу, у меня рабочее хорошее настроение, все девчонки мои лучшие подруги. Выхожу из зала, и я сама по себе. Ко мне это пришло не сразу. Хочу отвечать только за себя. Спорт нужно отделять от личной жизни. Личное может проецироваться на игру, а это до добра не доводит.
– Звучит очень профессионально…
– Настоящим профессионалом себя пока не считаю. Волейбол как игру начала понимать буквально год назад. Не просто выпрыгивать и бить, а анализировать, просчитывать ситуацию, как компьютер. Подача пошла, тут линия, там зона атаки. Варианты развития розыгрыша... Началась иллюзия, что все видишь и понимаешь. И тут же жестко втыкаешься в ситуацию, когда весь опыт и умения не помогают. Как это случилось в игре с Челябинском. Рада, что осознаю это, и прекрасно понимаю, что мне еще над многим работать надо. В том числе и над своей психологической устойчивостью.
– По всему заметно, что чувствуете себя сейчас в волейболе, в команде как в родной стихии. Неужели все так идеально?
– Ну, если пофантазировать… Объездили с командой чуть ли не всю страну, а что вспомнить можно? Вокзал, маршрутка, гостиница, зал. Спрашивают, к примеру: «Ты в Самаре была?» «Да. Пять раз». «Ну и как тебе город?» «Ну как? Вокзал большой!!!»