Как воспитать чемпиона с пеленок

  • Как воспитать чемпиона с пеленок
  • Как воспитать чемпиона с пеленок
  • Как воспитать чемпиона с пеленок
Петров-старший не выиграл олимпийское золото сам, но завоевал его с сыном

Александр Петров с раннего детства занимался спортом. Как и все мальчишки того времени, мечтал о славе Яшина, Куца, Королева, Плюкфельдера. И все же главным его «спортивным произведением» стал сын Алексей, с которым выиграны все существующие титулы в тяжелой атлетике.

Старт на Малой Франции

Александр Матвеевич родился в возрождающемся Сталинграде, когда еще шла война, а советские войска гнали фашистов на Запад. Те же немцы отстраивали разрушенный город, а, помимо прочего, и поселок на Нижних Баррикадах, известный еще как Малая Франция. Там и провел свое детство Александр Петров.

Там же он приобщился к спорту, причем больше как организатор. Подбивал таких же ребят, и они бегали наперегонки, прыгали. Из этих забав позже вышли весьма известные волгоградские гребцы, жившие по соседству: Гридасов, Поздняк, Демидов. Впоследствии они станут мастерами спорта СССР, призерами чемпионата страны, членами сборных, а начиналось все с «догонялок» в Малой Франции.

В пятом классе учительница, видя увлечение Саши, рекомендовала его в школу № 16, где одним из профильных направлений была спортивная гимнастика.

– Мне это нравилось, поэтому согласился и перешел из родной 2?й школы туда, – вспоминает Александр Матвеевич. – Но походил, походил, нахватал синяков и в итоге бросил. До седьмого класса ничем не занимался, а потом семья переехала в Мирный поселок недалеко от стадиона «Баррикады» (ныне «Зенит», – Прим. авт.), а я перевелся в школу № 13. Там я и начал заниматься легкой атлетикой у тренера Льва Николаевича Васильева.

На все ноги от скуки

В то время узких профилей в легкой атлетике не было. Дети, как правило, одновременно занимались и бегом, и прыжками, и ядро толкали. У Сани Петрова любимой была стометровка. Именно в спринте он выполнил норматив первого разряда, защищал честь города на Спартакиаде школьников в Казани. Но показать на этих соревнованиях высокие результаты не получилось – заболел. Тем не менее завоевал седьмое место, но не в беге, а в тройном прыжке!

– Результаты тогда, конечно, были не очень. 13,06 всего, – говорит Пет-ров. – Сейчас Лебедева за 15 прыгает. Но бегать, прыгать было, конечно, хорошо, а меня тянуло к тяжелой атлетике. Мы же на тренировках выполняли силовые упражнения, и я спокойно со штангой 120 кг приседал. Ну и как?то разговорился с одноклассниками, которые занимались тяжелой атлетикой в ДК им. Гагарина, да и пошел вместе с ними на тренировку.

Так Саша стал заниматься двумя столь разными видами спорта одновременно. Азы техники работы со штангой ему показывал Анатолий Николаевич Гулявский, увы, ныне уже покойный…

Однако проявить себя на соревновательном уровне Александр Петров не успел. После школы пришла пора отдать трехлетний долг Родине – именно столько тогда служили срочники.

Выиграешь – накажем!

Чем хорош был Советский Союз в плане спорта, так это тем, что соревновалась вся страна. На заводах –

первенство цехов, в институтах – первенство факультетов, отраслевые Спартакиады, чемпионаты спортивных обществ и так далее, и так далее. Соревновались и военнослужащие.

Служил Александр в Туркмении, в ракетных войсках. И громко, даже слишком, заявил о себе уже спустя три месяца после прибытия в часть.

– Это отдельная и не гладкая история, – улыбаясь, рассказывает Александр Матвеевич. – Я случайно узнал о соревнованиях бригады и пришлось отпрашиваться с очередного наряда. Мой командир подполковник Рудников сказал: «Ты там ничего не выигрывай, а то на точку отправлю! Нам солдаты нужны, а не спортсмены!» Служил я в городке Мары, а точка – это отдельная малюсенькая часть в

40 километрах от границы вдали от цивилизации. Но я выиграл в бригаде, и меня включили в состав команды на первенство армии. Уехал на сборы, потом выиграл «армию» и вернулся. Говорю, что меня включили в сборную на первенство округа. Но командир сдержал свое слово. «Говорил, что отправлю? Говорил! Вот и не обижайся». И послал туда, куда отправляли всех проштрафившихся.

Служба на точке была не сахар. Как только в сопредельном государстве поднимался самолет – боевая тревога! Постоянное напряжение. Каждый из самолетов нужно вести по локатору. Но Александр привык. И здесь стал передовым. Выучил программы, и спокойно вел сначала один самолет предполагаемого противника, потом – три, потом – шесть одновременно. Причем все это в постоянном цейтноте и в неимоверной жаре, когда столбик термометра в

5 утра показывал 35 градусов. Воины смачивали матрацы, простыни, чтобы хоть как?то можно было уснуть. Малейшая рана на теле заживала месяцами, порой гнила. Четыре месяца солдату показались вечностью. И тут пришло спасение в виде директивы от командования – откомандировать рядового Петрова в спортивный взвод.

Там?то, выступая за свои подразделения в соревнованиях по легкой и тяжелой атлетике, свой срок службы Петров и отслужил, став кандидатом в мастера спорта СССР по тяжелой атлетике.

По статистике – 40 девчат

Вернулся домой. Поступил на заочное отделение института физкультуры кафедры тяжелой атлетики и бокса и устроился на работу слесарем КИП на «Баррикадах». Здесь, на заводе, Александр встретил девушку, которая стала впоследствии его женой.

– Что скрывать, у нас работало 40 девчат, – говорит Петров, – а парней всего пять-шесть. Ходили, как в цветнике. Познакомился с самой красивой, дружили. Она, как оказалось, тоже жила на Мирном. Год встречались, а потом решили пожениться, и в 1967?м это свершилось. Через год родился старший сын Александр.

Спустя три года работу пришлось менять на профильную. По тогдашним законам студент-заочник с третьего курса обязан был трудиться по специальности. И тут помог все тот же Гулявский, приняв Александра на полставки в СК «Баррикады». Дети в то время пачками записывались во все виды спорта. Тяжелая атлетика не была исключением. В первой же группе у Александра Петрова оказалось около 80 ребят. Шесть лет работал в том ключе, что, доведя своих мальчишек до второго разряда, передавал их Гулявскому. Из этих трех выпусков трое в итоге дошли до мастеров спорта.

Но затем Петров попросил оставить ему тех, кого он сам вел как тренер с самого начала.

– Я поднял этот вопрос на правлении нашего спортклуба, – рассказывает Александр Петров. – Тогда мне казалось, что у меня есть перспективные ребята, с которыми хотелось бы самому чего?то добиться. Ну и на правлении решили дать мне шанс. Мол, работай, а если не получится, вернемся к прежней схеме.

Через некоторое время один из его воспитанников выполнил норматив мастера спорта, еще трое – кандидатские. Юра Смольянинов стал призером юношеского чемпионата СССР с рекордом страны по его возрасту. Вопрос о передаче атлетов больше не стоял, а тренеру присвоили очередную категорию и подняли зарплату, что, понятное дело, стимулировало растить новых чемпионов еще лучше.

Первые мировые рекорды

Еще через год лучший из учеников Александра Петрова – Юрий Смольянинов – выиграл сначала юношеское первенство республики, затем СССР, и был приглашен в юношескую сборную страны. А вскоре, на международном турнире на Кубе, выиграл с мировым рекордом для 20?летних спортсменов.

Дальше больше – Смольянинов берет бронзу уже взрослого чемпионата СССР. Но вдруг заявляет, что уезжает в Таганрог к Давиду Ригерту. С одной стороны, это было объяснимо – предложили жилье, какие?то условия, нарисовали большие перспективы, и парень не выдержал. Уехал, но как спортсмен расти перестал, так и оставшись на показателе в рывке и толчке 420 кг.

К счастью, и в Волгограде было с кем работать. Старший сын, Александр, повторяя путь отца, перешел из легкой атлетики в «штангу», а заодно прихватив с собой друга –

Александра Пристрема. Оба дошли до чемпионата РСФСР и выиграли в своих весах и возрастах.

Рос, во всех смыслах, и младший, Алексей. Очень скоро стало понятно –

у парня талант, дающийся одному на миллионы. В неполные 14 Леша обыгрывал одногодок на 40–50 кг. Результаты, которые показывал юный волгоградец, были сопоставимы с показателями 18?летних.

Петровы сокрушали любых соперников на всех турнирах, куда удавалось заявиться. В том числе и на международных соревнованиях школьников в 1990 году, в которых участвовали представители 15 стран. Занявшего второе место венгра Балаша Алексей опередил на 42,5 кг! То же самое было на чемпионате СССР по юношам – 40 кг отрыва от ближайшего преследователя, и это при том, что Петров был на два года младше!

А потом страну накрыл кризис.

– Денег не было вообще. Ни у кого, – вспоминает Александр Матвеевич. – Нам ехать на чемпионат мира по 20?летним юношам в Болгарию, а жалкие 500 долларов найти не можем. Федерация нищая и все спортсмены, желающие куда?то ехать, ищут деньги сами. Мы пошли к Владимиру Горюнову – президенту «Ротора». А там тоже не все в порядке – время такое. Но Владимир Дмитриевич через своих партнеров из «Интеркарибе» нашел нам деньги, и мы поехали. Кто знает, не помоги он тогда, может, и не добились бы потом того, чего добились. В Болгарии же, когда Леше было 18 лет, он выиграл у 20?летних.

В 1994 году отец и сын Петровы выигрывают все турниры, в которых принимали участие. Попутно Алексей ставит несколько рекордов мира для 20?летних, а Александр Матвеевич получает титул лучшего тренера России по тяжелой атлетике. Сам же Алексей стал лучшим тяжелоатлетом планеты среди юниоров.

Отравить допингом

Чем ближе Олимпиада в Атланте (1996), тем больше на нее виды. В 1995 году Алексей выиграл уже взрослый чемпионат Европы, затем чемпионат мира, Кубок Мэйсона (соревнования по специальной системе исключительно для чемпионов мира), установил семь мировых рекордов и получил титул лучшего штангиста года на планете.

А потом случился скандалище! В допинг-пробе Алексея Петрова обнаружили запрещенное вещество, в 20 раз превышающее все возможные нормы, которые могли принести «пользу». Какой?нибудь доходяга от такой дозы помер бы! И якобы этот допинг был принят Алексеем за три дня до чемпионата мира.

– Это был настоящий ужас, – говорит Александр Матвеевич. – Я нисколько не сомневался, что это диверсия, поскольку нам допинг вообще был не нужен – мы и так всех обыгрывали. А тут такая доза страшная. Позже мы вычислили, кто это сделал, но говорить об этом сейчас не хочется. Главное, что Комиссия международной федерации, разобрав все материалы, единогласно признала, что это была чистой воды диверсия. И дисквалификация обошла нас стороной. Правда, медали чемпионата мира пришлось вернуть, поскольку допинг во время соревнований в организме все?таки был.

Шаг на вершину

Все доказательства своей силы и грамотной плодотворной тренерской работы Петровы предъявили на Олимпиаде в Атланте. А на следующей, в Сиднее, Алексей мог стать двукратным чемпионом, но получил только бронзу. Подвела старая травма после перелома локтя.

– Да я и сам виноват, – говорит Алексей Петров, – сам допустил техническую ошибку, которая и привела к рецидиву.

Тем не менее не было бы этого перелома, никакая маленькая техническая ошибка не привела бы к поражению. Впрочем, разве это поражение? Медаль Петровых оказалась единственной российской во всей программе тяжелой атлетики. Медаль Чемеркина, после дисквалификации соперника, все равно не «соревновательная».

Ох уж этот Ригерт

Знаменитый советский штангист Давид Ригерт, который в 80?х увел у Петрова самого талантливого на тот момент ученика Смольянинова, еще раз сыграл в жизни Александра Матвеевича роковую роль. Совершенно законно отобравшись на Олимпиаду в Афины (2004), Петровы планомерно готовились к Играм дома в Волгограде. Оно и понятно – Алексей продолжал оставаться сильнейшим штангистом страны в своей весовой категории. У остальных шансов не было вообще! Но Ригерт решает по?своему. За три месяца до Игр он устраивает дополнительный отборочный турнир для членов и кандидатов в сборную. Это решение профессионального сообщества до сих считает грандиозной ошибкой именитого тренера. Но вот непредумышленной ли?

Нормальный атлет перед крупными стартами всегда набирает лишние килограммы, и Ригерт это прекрасно знал. А непосредственно перед соревнованиями вес сгоняется. Но перед отборочным турниром Ригерт требует «вернуться» в свою состязательную весовую категорию. За такой срок до Игр для штангиста это профессио-нальное самоубийство. И Петровы от этого отказываются. Конкуренты же Алексея были в курсе событий и готовились по другой программе.

В итоге, пусть и с «лишним» весом, Петров выигрывает за явным преимуществом, Ригерт эти результаты фиксирует в другую весовую категорию и лишает Петрова места в сборной. Того места, которое было честно завоевано на официальном олимпийском отборе!

На Игры поехали другие, взяли награды, но лишь второстепенные. Петров же показывал в то время такие результаты, что золотая медаль прилетела бы в копилку сборной России со свистом.

Конец карьеры

После этой чудовищной выходки Ригерта Петровы принимают болезненные решения. Младший – завершает карьеру спортсмена, Александр Матвеевич – прекращает активную тренерскую деятельность.

– Тогда, после этого решения Давида, состояние было просто ужасное, – говорит Александр Петров. – Это даже с унижением сравнить трудно. Конечно, желания работать больше не было никакого. Леша тоже объявил о завершении карьеры, а мне начинать все сначала, с нуля, – никакого резона. Сейчас вот вместе работаем в ЦСП «Олимп». Леша руководит, я помогаю чем могу, сужу соревнования, помогаю молодым тренерам советами. Жаль, что конец прежней карьеры стал не таким, какой мы заслужили.

Досье «ВП-СПОРТ»

Александр Петров

Родился 17 августа 1944 года в Сталинграде.

Заслуженный тренер России.

За тренерскую карьеру подготовил одного заслуженного мастера спорта России, четырех мастеров спорта международного класса, 16 мастеров спорта СССР и России, 30 кандидатов в мастера спорта и более 600 спортсменов массовых разрядов.

Лучший тренер России (1994, 1996–2000).

Награжден орденом Дружбы (1996) и Почетным знаком города-героя Волгограда «За верность Отечеству».

Фото из архива автора и семейного альбома Петровых

Поделиться в соцсетях