Кикбоксер Владимир Дегтярев: «На Кубке TNA нужно биться, а не играть в пятнашки»

Кикбоксер Владимир Дегтярев: «На Кубке TNA нужно биться, а не играть в пятнашки»
Он из тех бойцов, которые умеют совмещать выступления на любительских соревнованиях с регулярными поединками на профессиональном ринге. В этом году Владимир Дегтярев остановился в шаге от финала престижного турнира – Кубка «Татнефти». Он же TNA Cup. В бою против узбека Шера Мамазулунова все шло к победе Дегтярева по очкам, но пропущенный на последней минуте решающего раунда удар коленом выбил Владимира из борьбы за трофей и титул чемпиона мира. С того момента прошел уже месяц, а значит, теперь можно спокойно, без эмоций и суеты, разобрать детали этого досадного поражения, а заодно поговорить о дальнейших планах спортсмена.

«Хотел дожать противника»

– Обычно о планах спрашивают в конце, я же начну с них разговор. Соревновательный год для тебя окончен или планируешь  где-нибудь выступить в декабре?

– В этом году уже нигде не буду драться. Пока не до конца восстановился после Кубка TNA. Но в следующем году хочу выступать и по любителям, и среди профессионалов. Если не ошибаюсь, в марте будет чемпионат России, надеюсь, до него выступлю где-нибудь по профессионалам.

– Как раз по поводу TNA. В этом году ты прошел дальше, чем в прошлом, добрался до полуфинала. Доволен таким результатом?

– Нет. В целом выступления были неплохими. Но доволен я был бы, если бы выиграл турнир.

– Что случилось в том поединке? Решающий раунд, последняя минута, и ты попадаешься на встречном ударе… Усталость или потеря концентрации – что это было?

– Да, я опрометчиво кинулся вперед и получил коленом точно в солнечное сплетение. Меня в первую очередь подтолкнули к этому правила. Ведь в TNA как: в течение трех основных раундов можешь делать из соперника котлету, но если нет нокдаунов, то будет дополнительная, четвертая трехминутка. И ее ценность едва ли не выше, чем трех основных. Выиграл этот раунд – выиграл бой. А мне казалось, что по ходу поединка соперник работал первым номером, имел небольшое преимущество. Конечно, потом, когда пересмотрел бой, я понял, что это было не так. Но в тот момент я был уверен, что должен поднажать, додавить соперника, обозначить превосходство и не оставить у судей вопросов при выявлении победителя. Так, как у меня получилось в боях с Любо Ялови и Карлом Н’Диайе.

– Когда пропустил этот удар, понял, что все кончено?

– Да. Продолжать бой уже было невозможно – попал Мамазулунов очень хорошо. Я посидел после пропущенного удара, думаю: «Эхх…» Но ничего. Проведем работу над ошибками.

«В TNA оценивается реальный ущерб»

– Только у TNA такие специфические правила?

– Они этим и известны. Акцент делается именно на давление. Много бойцов, которые дерутся обстрелочно – они не ведут бой, но попадают и за счет этого выигрывают. А в TNA ты должен реально доминировать, наносить сопернику ущерб. Это должен быть именно бой, а не какие-то пятнашки. Поэтому в TNA отсидеться в защите не получится – нужно атаковать и владеть преимуществом.

– А еще какие-то особенности есть?

– Очень у них все прикольно с ударами в пах. Они, конечно, запрещены. Но Любо Ялови, с которым я дрался в четвертьфинале, свой первый бой выиграл именно за счет таких ударов. Не специально, но два раза он попал сопернику в пах. Тот не смог продолжить бой, а победу отдали Ялови. Это было удивительно. Но я при подготовке к бою против Любо этот момент учел и старался быть с ним осторожнее.

– На ринг ты выходил в счастливых шортах Вячеслава Борщева. В полуфинале они, выходит, не помогли?

– Дело, конечно, было не в шортах. Вообще как они у меня оказались. Я хотел длинные шорты, а Слава, будучи в это время в Москве, подбирал их для меня. Показывал разные варианты, но мне ничего не приглянулось. В итоге, когда мы по пути в Питер остановились в Москве, Слава мне подарил свои.

– С Борщевым, как понимаю, дружите давно?

– Да. Познакомились на ринге: с ним я провел свой первый бой в кикбоксинге. Он, конечно, был опытнее и победил.

– Заниматься ты начал в 14 лет. Не поздно?

– Наоборот. Это был оптимальный возраст, я уже осознавал, что и для чего делаю. Вот когда маленькие дети приходят в кикбоксинг, им плевать, что вообще происходит. В 7–10 лет они не хотят думать, как правильно наносить удар и т.д. Поэтому дерутся будто насмерть, плачут и бьют. Бои в таком возрасте выигрывают скорее на характере, нежели какими-то техническими действиями. А в 14 уже есть какое-то понимание дела.

– До этого себя в чем-то пробовал?

– Боксом занимался, баскетболом, дзюдо. Как и все нормальные родители, папа с мамой хотели, чтобы сын придерживался здорового образа жизни. Младший брат в итоге тоже по моим стопам пошел – занимается кикбоксингом.

«Самые богатые бойцы – боксеры»

– Какова принципиальная разница между любительским кикбоксингом и профессиональным?

– Любительский кикбоксинг – это в основном подсчет баллов. Выигрывает тот, у кого больше чистых попаданий. Удары в защиту не играют никакой роли, сколько бы ты их ни нанес. В профессиональном все иначе: там судьи смотрят, как ты ведешь бой. И удары, которые приходятся в защиту соперника, тоже учитываются. Не могу сказать, что одно легче другого, просто в каждом из видов нужна своя тактика. И везде есть свои плюсы. В профессионалах ты дерешься один бой, как правило, знаешь соперника и можешь заранее к нему подготовиться. А также взвешивание: оно проводится один раз, за день до боя. То есть имеешь возможность сделать необходимый вес, а к поединку уже восстановиться. Вот на TNA я на взвешивании был 81 кг, а к бою уже 84. У любителей с этим сложнее: поединки идут подряд друг за другом, взвешивание перед каждым из них.

– В межсезонье сколько весишь?

– Обычно в районе 88. Но на фоне соперников я все равно маленький. На TNA только Шер Мамазулунов был примерно моей комплекции – остальные физически мощнее. Н’Диайе вообще был и выше, и крепче. И бил очень сильно. Меня тогда волгоградская школа спасла: смещения, комбинационная работа – по сути, просто обыграл его.

– Можно ли на профессиональном кикбоксинге заработать большие деньги?

– С боксом наши гонорары точно не сопоставимы, а если сравнивать с ММА, то все зависит от уровня. Если говорить, например, о UFC и Glory – ведущем кикбоксерском промоушне, то в UFC суммы на порядок выше. А с боксом вообще сравнивать не стоит: Коннор Макгрегор в ММА ни за что не получил бы тех денег, которые заработал за бой с Мейвезером. Хоть в UFC и платят очень хорошие суммы.

– Если не секрет, какой твой самый большой гонорар?

– Ну вот за полуфинал Кубка TNA я получил 80 тысяч. Больше пока не было. За четвертьфинал – 60, за первый бой – 40. За финал, конечно, платят значительно больше, если не ошибаюсь, речь идет о 300 тысячах. В TNA не такие гонорары, как в сильнейших организациях планеты, но это очень хороший турнир для тех, кто хочет заявить о себе. И он все-таки статус чемпионата мира носит, победа в нем может стать отличной графой в бойцовском резюме.

– Третий поход за этим кубком планируешь?

– Возможно, что в следующем году еще раз попробую его завоевать. Пока об этом рано говорить, но в общем и целом я совсем не против, мне нравиться биться в Казани.

– Ты сам договариваешься о профессиональных поединках, или есть менеджеры, которые это делают?

– Я в этом плане целиком и полностью принадлежу областной федерации кикбоксинга. Как правило, предложения поступают через ее руководителей и тренеров. Решение о том, соглашаться или нет, принимаем совместно.

«Нос не ломали, но зубы выбивали»

– Если не ошибаюсь, ты работаешь тренером?

– Да. Но тренирую не бойцов, а обычных людей в фитнес-клубе. Это удобно, потому что есть свободный доступ к тренажерам, что для меня очень важно. Ну и не могу сказать, что я пока готов полностью перейти на тренерскую деятельность и готовить профессионалов.

– Самая тяжелая тренировка в твоей жизни?

– Одной такой нет. Но обычно самые тяжелые тренировки – это последний месяц перед боем. Неважно, любительским или профессиональным. Увеличивается нагрузка – перед международными стартами в течение двух недель тренируешься три раза в день. Плюс сгоняется вес, не хватает сна. Если сгоняешь килограммы грамотно, постепенно, то трудно, но жить еще можно. А вот если просто перестаешь есть в последнюю неделю, как делают некоторые ребята сейчас и делал я когда-то, то все бесполезно.

– А сна почему не хватает? Поздно ложишься?

– Нет. Просто ты много пашешь и при этом хоть немного, но недоедаешь. Организм просто не успевает восстановиться, даже если спишь 8 часов. Плюс в голове обдумываешь все предстоящее, это тоже мешает спокойно спать.

– Для бойца у тебя слишком ровный нос. Неужели ни разу не ломали?

– Кажется, мне впервые говорят такое. Обычно наоборот: все считают, что нос сломанный. С этим мне повезло, но есть другая слабость – зубы.

– Сколько выбивали?

– Два передних. Не вместе, по очереди.

– Слабые десна?

– Скорее слабая голова. Бывало, забыл капу, а работать на тренировке в парах надо. Даже необязательно в полный контакт – достаточно пропустить встречный удар, пусть и не очень сильный.

«Борщеву для гиперактивности допинг не нужен»

– Когда последний раз применял профессиональные навыки на улице?

– Ни разу этого не делал. Я и до того, как стал заниматься, почти не дрался. Только в начальной школе, а после всегда удавалось поговорить. Если кто-то очень сильно заденет или первым полезет драться, то да, я отвечу. А так зачем мне кого-то бить? Этого и так полно в моей жизни. 

– Кикбоксеров часто мучают допинг-тестами?

– У нас с этим все не очень жестко, проверяют не часто и избирательно. Помню, после одного из международных турниров взяли только одного Борщева. Слава же парень гиперактивный. Увидели, в каком темпе он проводит все бои, вот и решили проверить. Разумеется, тест ничего не показал.

– Избирательный подход связан с тем, что ваш вид спорта – не олимпийский?

– ММА тоже не олимпийский вид, но они там едят что ни попадя, и ловят их на этом одного за другим. До определенного момента их почти не проверяли. А как только условия ужесточили, в UFC почти все чемпионы слетели. До этого люди долго держались, не теряли титул по 2–3 года, а тут почти все разом. Может, дело в другом – в появлении новых бойцов. Но факт остается фактом: постоянных чемпионов сейчас почти нет. Только в наилегчайшем весе Деметриус Джонсон уже долгое время не отдает титул, а в других категориях чемпионы меняются очень часто.

Досье «ВП»:

Владимир Дегтярев
Родился 17 июля 1992 года в Волгограде
Мастер спорта
Победитель первенства мира – 2010, чемпион России – 2014, обладатель Кубка России – 2015.
Профессиональный рекорд: 9-2-3

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях