Кикбоксер Вячеслав Борщев: «Я научил американцев выговаривать «Слава»

Волгоградский боец делится карьерными планами и впечатлениями от США.

Чемпион мира и один из самых ярких кикбоксеров планеты Вячеслав БОРЩЕВ в ближайшее время может сменить специализацию и перейти в смешанные единоборства. Такие предположения появились после того, как волгоградский спортсмен в начале сентября полетел в Сакраменто и стал тренироваться в зале экс-чемпиона UFC Юрайи Фэйбера. Корреспондент «СПОРТ-ТАЙМ» Адиль ЗОДОРОВ связался с бойцом и узнал, как он оказался в США, действительно ли планирует стать миксфайтером и что американцы думают о России.

Борьбу очень не люблю

– Значит, ты переходишь в ММА?

– Вообще я этого не говорил и пока не могу с уверенностью утверждать, что такое произойдет, но предложение интересное. В Сакраменто полетел просто на сборы, потренироваться, а не с конкретной целью перейти в ММА. Да, я тут учусь бороться. Возможно, действительно скоро увидите меня в смешанных единоборствах. Все-таки ММА, несмотря на свою молодость, очень быстро завоевали популярность и сейчас стремительно прогрессируют. Но я еще кикбоксер, не спешите списывать меня со счетов.

– Бороться, насколько я знаю, ты не очень любишь.

– Ненавижу! Но куда деваться? Я и в кикбоксинге тоже много чего не люблю. Да и в жизни нам всегда что-то не нравится, это же не повод бросать.

– Чего же не любишь в кикбоксинге?

– Тебе все время больно. Каждый раз, нанося удар, испытываешь определенную боль, независимо от того, какого уровня ты боец. Конечно, это мой мир, я уже ко всему привык, но вид спорта все равно очень травматичный. Любой бой – это как минимум небольшие травмы. Еще мне не нравится, что в кикбоксинге слишком много разных промоушенов. И сам вид спорта, как правило, держится на криминале.

– В каком смысле?

– Да это вроде ни для кого не секрет. Как кикбоксинг зарождался? В России, например, сначала это было полузапрещенное карате. Потом каратисты с боксерами начали свою движуху. И так во всем мире. Даже в кино все это показано. Вон в Таиланде их национальный вид единоборств – тайский бокс – тоже связан с криминалом. Я о криминале покровительском, а не о том, что бойцов куда-то втягивают. Хотя, если посмотреть криминальную хронику, тоже везде какой-нибудь кикбоксер найдется. Не боксер, потому что бокс – это олимпийский вид спорта. Там нет такого, что со временем ты становишься никому не нужным. Собственно, поэтому в Волгограде нами с Дмитрием Соломиным много воспитательной работы проводилось, даже подтянули для этого духовного наставника. Чтобы ребята понимали, что сила – большая ответственность.

– Сильных ребят у нас много. Как думаешь, кто из них готов перейти в профессионалы?

– Уверен, все наши бойцы готовы в профи. Я вообще считаю, что в любительском кикбоксинге не стоит задерживаться. Из-за этого часто спорим с Соломиным, наши мнения с ним расходятся. Ведь профессиональный кикбоксинг – это хороший бизнес, на котором можно зарабатывать неплохие деньги. Столько, что у нас в Волгограде на это можно вполне достойно жить. Именно достойно жить – не выживать. Все-таки у нас в городе одна из лучших в мире школ кикбоксинга, и она готовит очень сильных бойцов. Артем Жигайлов, Иван Авдеев, Янис Будагов – эти парни могут добиться больших успехов среди профессионалов. Адам Анджей снова начал тренироваться, Женя Финогенов в порядке. Он поздно начинал, но, как говорится, долго запрягал, да быстро ехал. Да перечислять можно до бесконечности – все волгоградские кикбоксеры очень перспективные!

Новый кумир – Шлеменко

– Сколько еще времени планируешь провести в Штатах?

– До конца ноября точно. Дальше посмотрим. Мне даже бои по кикбоксингу здесь предлагали, но это были не такие серьезные разговоры, чтобы задумываться над ними и обсуждать их сейчас.

– Если все-таки перейдешь в ММА, то где планируешь дебютировать – в Америке или в России?

– С одной стороны, конечно, лучше начать в Штатах, чтобы сразу закрепиться здесь. С другой – меня в России хорошо знают, и здесь я могу выбить себе более высокую цену за бой.

– Как понимаю, все контрактные условия и прочие составляющие своих выступлений оговариваешь сам?

– Да, как уехал в Москву из-под патронажа нашей федерации, нахожусь в свободном плавании. Сам работаю, похож в этом плане на Шлеменко. Это мой новый кумир – человек в одиночку проделал просто колоссальный объем работы и добился таких высот. Вот я тоже хочу стать таким волгоградским Шлеменко.

– Занимаешься ты сейчас, как известно, в команде экс-чемпиона UFC Юрайи Фэйбера. Что он за специалист?

– Юра, а я даже привык называть его Юрком, – наш пацан. Очень добрый, отзывчивый парень. Честно говоря, сначала я переживал, не голубой ли он случаем. Просто человек уже довольно взрослый, а жены нет. Но потом с девушкой его увидел, подозрения отпали. Вообще Юрок – отличный мужик. Как познакомились с ним, почти сразу пригласил к себе домой, дал еды, подарил кепку и сумку.

– С английским у тебя, как понимаю, хорошо, раз на нем свободно общаешься. Как выучил язык?

– Меня ведь вырастила бабушка, а она учитель английского. Я, наверное, худший ее ученик за все время. Тем не менее какие-то знания в моей голове остались. Сейчас уже чувствую себя достаточно комфортно в общении на английском. Переживаю, только когда важные дела обсуждаю. А так довольно легко, хоть я и разговариваю жутко безграмотно. Американцы в этом плане очень демократичны. Вот Эндрю, который Андрюха, бывал в России, он и женат на русской. И мы с ним учим друг друга – я его русскому, он меня английскому. И тут я понимаю, что мне жутко режет слух, когда он говорит что-то вроде «мой жена». А ведь я говорю на инглише точно так же! И люди вполне нормально воспринимают, что ты говоришь им «мне нужен мой машина».

Не все американцы политизированы

– Какое впечатление в целом производят на тебя американцы?

– Да сейчас мы нереально похожи на них! Сказал бы, косим под них, как и весь мир. В стиле одежды, в поведении, да во всем. Мы – это беспонтовые американцы. (Смеется.) Вообще тут все, как в кино. Мне иногда кажется, будто я в GTA играю! Все вокруг точно такое же, как в играх и фильмах, люди такие же. Я даже в гетто побывал. И там действительно бомжи, разговаривающие сами с собой. Кучи взрослых мужчин в женской одежде. Ужас, в общем. В приличных районах все культурно. Люди дружелюбные. Если ты встретился с кем-то взглядом, то с тобой обязательно заговорят. Первое время меня это жутко бесило: я же типичный русский человек, который к такому не привык, да еще и английский плохо знаю.

– Что люди спрашивают о России?

– Я понял, что многие американцы не знают политики своей страны либо придуряются, что не знают. Например, в Калифорнии многие, с кем я общался, были не в курсе, что российские консульства в их стране закрывают. Обычные люди от политики далеки. А вот бойцы политизированы, у них довольно стереотипное мышление. Вот пошли мы как-то вместе отдыхать. Все заказывают выпивку, я один беру безалкогольный напиток. Сразу вопрос: «Как так? Не будешь пить водку?» Говорю: «Нет. Вы мне еще на балалайке сыграть и своего медведя показать предложите». Вообще мы много шутим. Здесь нет никакой агрессии и злости, все очень дружелюбны. А еще могу сказать, что многие бойцы, как дети. Один вон, ему под 40 уже, на скейте катается. Я не постеснялся и сказал ему: «У нас в районе скейтеров пинали, как и хипстеров». Конечно, оба лишь посмеялись над этим.

– Тебе самому никакое прозвище не дали в Штатах?

– Сначала называли Mother Russia, то есть Мать-Россия. Им сложно было сказать «Слава», сейчас научились. Я спросил: «Если вам трудно выговорить «Слава», как же вы скажете «Вячеслав»? Конечно, никто даже не попытался сказать. (Смеется.) И я понял, что если буду биться в США, то придется придумать себе псевдоним. Выговорить «Вячеслав Борщев» для американцев будет просто нереально. Еще они были жутко удивлены тем, что я не борец. Вот так нас зарекомендовали ребята с Кавказа. Все-таки думаю, как вернусь в Россию, буду индивидуально заниматься с тренером. А то мне сейчас уже стало легче бороться с ребятами, но ощущение такое, что сам уровень борьбы особо не вырос.

 

Досье «СПОРТ-ТАЙМ»:

Вячеслав Борщев

Родился 8 января 1992 года в Волгограде

Мастер спорта международного класса

Чемпион мира

Профессиональный рекорд: 18-2

Добавить комментарий