Машина, построенная, как крепость

Волгоградский УАЗ «Хантер» стал звездой ралли-рейдов. Природа и рельеф местности делают Волгоградскую область находкой для организаторов соревнований по ралли-рейдам. И здесь волгоградцам уже есть чем похвастать: в прошлом году мы завоевали первый приз в этой дисциплине. Героями стали Михаил Алтухов и Борис Боровков, получившие серебро рейда «Великая степь – Дон». В состязаниях автомобилей национального класса их УАЗ финишировал первым, а в классе «Рейд-Спорт» показал второй результат. Успеха, разумеется, добились не только два человека, сидевшие в салоне автомобиля, но и сама машина. Со стороны она, может, не очень сильно отличается от простого УАЗа, на деле же все совсем иначе.

«Автомобиль- чемпион!»

Простые внедорожники без усилений, насколько бы мощными и приспособленными к экстремальным условиям они ни были, в любом ралли-рейде вряд ли пройдут даже половину дистанции. Борис Боровков, штурман единственного волгоградского экипажа, в этом уверен. Для того чтобы финишировать, нужны автомобили более подготовленные, и УАЗ, на котором штурмуют барханы Борис и Михаил Алтухов, именно из таких.

От простого «Хантера» в нем только кузов, да и он претерпел массу изменений. Куплена эта машина волгоградцами из Москвы у известного гонщика, призера ралли «Шелковый путь» Богдана Лавренюка. Автомобиль был построен (именно так принято говорить о раллийных машинах –их не просто собирают, а строят, как крепость) в 2010 году столичными умельцами специально для участия в ралли-рейдах, а в 2014-м его перевезли в наш город. В руках новых владельцев УАЗ пережил полный «ребилдинг», то есть ремонт всех узлов и агрегатов, и продолжил покорять степи под флагом Волгоградской области.

– Нам он достался по относительно невысокой цене, – утверждает Боровков. – Построить с нуля было бы куда дороже – стоило бы это порядка 2,5 млн рублей. Ведь такая машина состоит не из деталей конвейерного производства. Это настоящая ручная работа.

Под капотом –«эксперимент»

Действительно, если разобрать этот УАЗ на части, то найти в нем что-то неуникальное будет проблематично. Чего стоит только трехлитровый двигатель, изготовленный на заказ в экспериментальном цехе Заволжского моторного завода. Второго такого же агрегата в природе просто не существует!

– Главный его плюс – это хороший крутящий момент, – рассказывает Борис. – Этот мотор здорово работает на низких оборотах, но при этом прекрасно переносит долгую работу на высоких, что очень важно в ралли-рейдах. Чтобы он не перегревался, установлен дополнительный радиатор, также установлен высокопроизводительный вентилятор охлаждения с диффузором. Бензобак у этого «степного зверя» по городским меркам просто громадный – 200-литровый. Конечно же тоже уникальный, изготовленный по форме и размеру после долгих расчетов.

Пятиступенчатая КПП и раздаточная коробка этого авто изготовлены лучшими фирмами в мире автоспорта и доработаны специалистами заводской команды по ралли-рейдам УАЗ, рама рассчитана и усилена с учетом кинематики спортивной подвески и колоссальных нагрузок. Усилены также мосты и места крепления подвески, на каждое колесо приходится по два амортизатора. Тоже, разумеется, не простых, а изготовленных специально для автоспорта.

– Один такой амортизатор стоит в среднем 1500 евро, и это прошлый век для ралли-рейдов! – заявляет Борис Боровков. – Более современные в полтора-два раза дороже, но, благо, нам этих хватает. Ребилдинг одной стойки обходится порядка 200 евро, и это если она не сломалась, а просто нуждается в небольшом обновлении. Причем в Волгограде вам этого никто не сделает – запчасть отправляется в Москву на завод, там ее ремонтируют и присылают обратно. И такая история с большинством деталей.

Выдерни чеку – спаси жизнь

Несмотря на чемпионский послужной список, УАЗ Боровкова и Алтухова, бывало, терпел неудачи. Однажды машина перевернулась на скорости около 140 км/ч,причем кувырков было совершено ровно шесть. Кузов был чуть ли не всмятку, однако экипаж практически не пострадал. Все благодаря повышенной безопасности, которая является важнейшим требованием всех федераций автоспорта.

Например, каркас у волгоградского «Хантера» собран специально для экстремальных гонок. Ведь оказаться на боку или на крыше –для раллийных автомобилей дело почти привычное, и здесь очень важно уберечь от серьезных травм пилота и штурмана. С этим же связана и особенность окон УАЗа –они пластиковые. Сиденья здесь специальные, ремни безопасности тоже, причем срок их службы составляет пять лет – затем нужно менять на новые. Установленатакже омологированная система пожаротушения. Прямо под рукой у обоих членов экипажа расположена чека, при выдергивании которой мгновенно глохнет двигатель. В экстремальной ситуации это может спасти людям жизнь.

Тем не менее от травм гонщики все равно не застрахованы.

– Позвоночник страдает очень сильно, – отмечает Борис. – Ведь мы на очень жесткой подвеске откровенно скачем по кочкам, и средняя скорость при этом порядка 90 км / ч. Так что удары в спину идут очень массивные, позвоночники у гонщиков травмируются регулярно. Особенно у штурманов.

«Не хватает поддержки»

Билет в мир автоспорта – удовольствие крайне дорогое. Ведь если УАЗ «строится» за 2,5 млн рублей, то на зарубежные авто уходит в несколько раз больше. Поэтому участвуют в гонках в основном команды с солидными спонсорами. Таких «одиночек», как экипаж Боровков – Алтухов, практически нет.

Как признается Борис, обслуживание гоночного автомобиля нередко вынуждает их с Михаилом влезать в долги. Ведь элементарно участие в одном раллирейде, если не считать расходов на ремонт, топливо и проживание, стоит порядка 20–25 тыс. рублей. В эту сумму входят заявочный взнос, страховка и аренда навигационного оборудования. И выделяют эти деньги волгоградские пилоты из собственного кармана.

– Конечно, иногда помогают друзья, но этого, сами понимаете, мало, – сетует Боровков. – Спонсировать нас в Волгограде почему-то никто не хочет. Да, когда проводится ралли-рейд, сразу все оживают, публика проявляет интерес, депутаты и чиновники городской администрации подходят, радуются, хвалят за то, что мы отстаиваем честь региона, и даже обещают помочь. Но стоит соревнованиям завершиться, как эти люди внезапно исчезают. Честно говоря, становится обидно. Дело в первую очередь в отношении: если мы представляем Волгоград на высшем уровне, то почему никто не хочет помогать нам? Хотя бы с участием в соревнованиях – уж с ремонтом машины сами разберемся.

DNG

Поделиться в соцсетях