«Майки рвали с нас на сувениры»

Тридцать лет назад в Волгограде прошла одна из самых массовых демонстраций в истории города. Участие в ней приняли около пяти тысяч счастливых до безумия горожан. 14 ноября 1981 года «Ротор», обыграв дома барнаульское «Динамо», оформил переход в первую лигу чемпионата СССР. Вспомнить о рождении большого футбола в Волгограде редакция газеты «ВП» пригласила двух игроков «Ротора» образца 1981 года – Владимира Морохина и Игоря Суровикина.

– Как же прошел тот исторический матч?
– Первый шанс перейти в первую лигу у нас был годом раньше, но в финальной пульке сыграли не лучшим образом, и пришлось честолюбивые планы на время отложить, – вспоминает Владимир Морохин. – В 1981-м в переходном турнире каждый матч был решающим. Сначала выиграли на выезде в Барнауле (2:1), потом проиграли дома Иваново (0:1). Ситуация была критическая. Если выигрываем ответный матч в гостях у ивановцев, задача практически решена. Проигрываем – еще на год остаемся во второй лиге. После первого тайма хозяева ведут 1:0, какое-то безобразное освещение они поставили напротив ворот прожектора. В раздевалке поговорили между собой – давайте соберемся. Начали второй тайм, прижали, и после передачи с левого фланга Виктор Васильев забивает.
Добавляет Игорь Суровикин: На 88-й минуте Виктор Васильев по флангу проходит, подает, и Саша Никитин метров с пяти, в падении, головой красиво забивает.
– В жизни такой огромной радости больше не испытывал, – продолжает Владимир Морохин. – В 1980 году в переходной пульке тоже играли. У «Костромы» выиграли 6:0, проиграли «Ланчхути» 1:2, и вот едем на матч в Кострому. Перед выездом нам дали послушать записанное на пленку напутствие нашего земляка космонавта Малышева. Слушаем, как он призывает: ребята, давайте за то сыграем, за это, и вдруг слышим: кто-то плачет в уголке. Оказалось, врач нашей команды – так его проняло. Вот такое нервное напряжение было.
А вообще все эти накачки никогда не помогали, только наоборот. Особенно когда начальство перед игрой приходило в раздевалку речь толкать или какие-то блага посулить за выигрыш. Все эти накачки только во вред. Сами не знают, чего сказать, только какие-то лозунги коммунистические – за Родину, за партию, за Мамаев курган. Лучше бы после игры приходили, если уж так хочется.
Суровикин: Если материальные посулы перед игрой – считай, уже проиграли. Давят такие вещи, когда суммы какие-то нереальные называют. Уже не играешь, а арифметикой начинаешь заниматься: прибавление, деление... Да и не нужно было это делать с нами. С мотивацией у нас никогда проблем не существовало.
Морохин: Только в 1979-1981 годах стали получать приличные премиальные, потому что выигрывали много. В середине 70-х премиальные были по 2.40, рупь 60...

– Насколько закономерным был успех тридцатилетней давности?
Морохин: На мой взгляд, новая история, путь наверх начался с приходом тренера Юрия Белоусова в 1974 году. Начали с 15-го места, в 1975-м – десятые, потом девятые, вторые... Команду постепенно, профессионально готовили к повышению в классе. Она создавалась не на год, не для прыжка, а для вхождения в более сильную лигу всерьез и надолго. Был заложен очень мощный фундамент, привит стиль. «Ротор» что отличало? С конца семидесятых мы стабильно играли в три нападающих. В 79-м, например, Рахимов забил 28 мячей, Файзулин – 27, Гузенко – 26. В следующем году страх на соперников наводило уже другое трио: Гузенко, Никитин, Васильев.
Суровикин: Команда сама хотела перейти в первую лигу и поддержала тренера. Дело в том, что просто ситуация была подготовлена, все созрело – город, область, команда и тренер, Геннадий Петрович Шершнев. Я пришел в команду в 1979-м, когда она уже сформировалась. Перед началом сезона 81-го года была поставлена четкая задача – перейти в первую лигу. В «Роторе» была тогда потрясающая атмосфера.

– Давайте вернемся в этот день – 14 ноября 1981 года. Каким он остался в вашей памяти?
Суровикин: Честно говоря, на матч с Барнаулом выходили уже уверенные в победе. Потому что главную игру в Иваново уже выиграли. Ажиотаж в городе был сумасшедший. Стадион на 40 тысяч был переполнен, все проходы забиты. Хотя у гостей шансов на выход в первую лигу не осталось, начали они здорово. Мы очень нервничали, но все же забили первыми. В присущем ему стиле Никитин в падении замкнул фланговую передачу. Но барнаульцы довольно быстро отыгрались. Постоянное давление на их ворота привело к тому, что они сфолили в штрафной, и Гузенко вышел к точке. Нас всех трясет от волнения, а он – само спокойствие. Так счет стал 2:1 в нашу пользу. И тут мы начали их «возить», как хотели.
Бедолаги голову не могли поднять, третий гол был вопросом времени, и забить его посчастливилось мне. Гол был корявенький: делал прострел, а защитник срезал мяч в свои ворота.
Морохин: Мы со стадиона не могли выйти через центральный вход, как партизаны тайком уходили. Милиция не могла людей сдержать. Уже на стадионе все началось, когда на поле болельщики высыпали. Майки рвали с нас на сувениры. В первые минуты после финального свистка сделали фото. Потом Гузенко предложил сделать круг почета... Метров 50 пробежали...
Суровикин: ...и поняли, что сделали ошибку. Народ рванул нас поздравлять лично. Сначала с восточной трибуны, а потом и с западной. Мы, когда толпа хлынула, успели уйти. Но несколько человек скорость подвела, пришли с порванными майками и трусами. Обычно после игры нас на автобусе развозили, а тогда разбежались кто куда. Мы с Никитиным поодиночке выбирались, потом в троллейбусе едем, слушаем, как народ говорит, какие мы молодцы, как здорово играли.
Морохин: После матча в раздевалке нам спецпремию выдали: продукцию местного ликероводочного завода. Водку с наклейкой «Ротор» – чемпион». Молодежи по поллитра дали, остальным по литровой бутылке. Сразу у вратаря Владющенкова в гостинице собрались, отметили, а потом всей командой с женами поехали в ресторан «Нептун» праздновать.
Суровикин: Мы умели играть и умели отдыхать. Даже когда собирались вместе отдохнуть, разговор все равно возвращался к игре. Она была главным, что нас и объединяло.

– Команда, игроки состоялись, наверняка были приглашения в другие клубы?
Морохин: Я не думал о переходе, хотелось в первой лиге играть за свой клуб.
Суровикин: Практически у всех были предложения, но мы отклоняли, а если уходили на короткое время, потом возвращались. В городе был футбольный бум. Чтобы узнать, как мы сыграли очередной матч, достаточно было позвонить по номеру 07, и девушка с «междугородки» тут же докладывала. А если играли на выезде, уточняла, где именно, а потом сообщала результат. Отношение к команде было очень хорошее. 14 ноября в моей памяти – это первый день большого волгоградского футбола. Первый серьезный успех. Своеобразная точка отсчета нового времени. Команда 38 лет играла во второй лиге, и наконец свершилось. Потом все выше, выше, и так – до игр на Кубок УЕФА.
Морохин: Время идет, из тех, что на снимке, сделанном сразу после окончания матча с барнаульским «Динамо», кого-то уже нет среди живых. Знаю, что вышел первый том об истории волгоградского футбола за период с 1909-го по 1962 год, а на продолжение до сих пор нет средств. Мы-то помним, как начинался большой футбол в Волгограде, но хочется, чтобы это осталось в памяти не только у нас.