«Мое появление в гандболе – чистая случайность»

Утренняя тренировка гандболисток «Динамо-2» подходила к концу. В манеже уже появились игроки основного состава. Чемпионка мира и России Ксения Макеева тренировалась у заслуженного тренера России Николая Измайлова. Я попросил ее назвать три основных черты характера наставника, характеризующих его как личность. Ксения не затруднилась с ответом. «Доброта, порядочность, готовность прийти на помощь».

Тренер из 4 «А»
– Николай, сегодня расхожим стало утверждение, что большой спорт требует жесткости. Вы согласны?

– Жесткость бывает разной. Главное – не унижать достоинства. Кому-то в игре нужен окрик, а иной после этого замыкается. С таким человеком лучше говорить спокойно, в сторонке.
– Сейчас у вас на занятии около 30 спортсменок. Вы помните индивидуальные способности каждой?
– Конечно. Но 30 – это не предел. Иногда на площадке бывает и больше. И к каждому нужно найти индивидуальный подход.
– К вам когда-то тоже нашли индивидуальный подход?
– Мое появление в гандболе – чистая случайность. Прежде, кстати, говорили не гандбол, а «ручной мяч». В городе Глазове, что в Удмуртии, во что бы ни играл, всегда становился в ворота. Но не потому, что в поле плох, как часто бывает при «рождении» вратаря.
Скорости нет или техники – пусть, дескать, стоит в «рамке». Мне нравилось в воротах. Часто говорят, что вратарь – половина команды. Относительно футбола есть тут определенная натяжка. За весь матч он мяча всего пару раз может коснуться. А в хоккее, гандболе за игру вратарь отражает 40-60 атак.
– Я сам игровик, но точно знаю, что никогда бы не отважился встать в гандбольные ворота. Броски с нескольких метров, скорость мяча под сто километров в час...
– Мне нравилась ответственность, что всегда в игре, азарт... А тело привыкает к ударам. Это у тех, кто не тренируется, синяки после таких бросков появляются. В гандбол я влюбился сразу. Сколько бы матчей за день ни проходило, все старался посмотреть. Со временем понял, что в Глазове мечтать о большом спорте, команде мастеров – нереально. Когда находился на соревнованиях в Волгограде, известный астраханский тренер Владимир Гладченко предложил переехать к нему. Под его руководством поиграл в Астрахани с 1977-го по 1980 год, а потом с 1980-го по 1986-й – в «Каустике», который тренировал знаменитый Леонид Корасташевич.
– Далеко не всегда спортсмены экстра-класса выбирают тренерскую стезю. У вас как это произошло?
– Самым естественным образом. Мне это с детства нравилось. Впервые это произошло, когда в летнем пришкольном лагере меня, четвероклассника, ровесники выбрали тренером нашей футбольной команды. А в гандболе начал тренировать, когда еще сам играл. Одним из первых учеников стал Сергей Погорелов, в будущем – олимпийский чемпион.
Не рубить с плеча
– Чуть подробнее, пожалуйста.

– Ходил по школам, искал способных ребят. Вижу, летит на меня пацан, за которым техничка гонится. Ухватил Сергея за рукав. Он – это не я вешалку сорвал. Ладно, верю, но завтра придешь на тренировку. Вообще Сергей Погорелов – это человек-происшествие. Если суждено кому оказаться в неправильное время в неподходящем месте – это он. Намаялся с ним изрядно, пока не понял, как быть. Назначил старостой группы, и с тех пор он изменился в лучшую сторону, стал к себе строже относиться, почувствовал ответственность. Мало, чтобы талант на человека капнул, надо его развить. А главное, чтобы он сам этого захотел.
– Такие самородки, наверно, нечасто доводится находить?
– Это вопрос случая и, конечно, опыта. Не только я, но и любой опытный тренер, увидев на улице молодого человека, сможет определить, есть ли у него спортивное будущее. Пашу Атьмана посоветовал взять школьный учитель физкультуры. Он как раз счастливое сочетание таланта и трудолюбия. Одно время, в период интенсивного созревания организма, ему нельзя было тренироваться. Такое часто случается с габаритными парнями. Он почти год пропустил, страдал оттого, что я запретил ему заниматься. Но потом все наверстал, сейчас игрок национальной сборной России. За семь лет ни разу не было повода упрекнуть его в нехватке трудолюбия.
– У каждого, кто занимается с детства спортом, на каком-то этапе наступает момент, когда приходится делать выбор между спортом профессиональным и, скажем так, обычной жизнью. Этот выбор происходит с вашим участием?
– Мое участие заключается в том, что задаю прямой вопрос: выбираешь спорт или учебу? Любой ответ принимается. Исходя из этого, планирую объем индивидуальных занятий. Запомнилась история со школьным учителем физики. Когда он пришел в наш класс, сказал: кому физика интересна – за первые парты, будем заниматься по полной программе. Кому она не нужна – за последние. «Тройку» гарантирую, но не мешайте заниматься тем, кто этого хочет. Главное в любом деле – честность в отношениях.
– Один из ваших бывших подопечных – многократный чемпион России Алексей Ежов сказал, что вы всегда находили время для ответов на любые вопросы.
– Меня расспросы только радовали. Значит, человек стремится понять суть, а не тупо выполняет упражнение или задание.
– Трудно отчислять ребят, которые, к примеру, не потянули нагрузок или не в ладах с дисциплиной? Неперспективных.
– За все время отчислить пришлось лишь одного, но не по спортивным показателям. У нас был летний лагерь: с палатками, рюкзаками и прочими атрибутами счастливого детства. Дети были разного возраста. Один из старших забыл взять теплые вещи и отобрал их у малыша. Утром, когда узнал об этом, отправил его домой.
– Случалось, что подопечные вас обманывали, злоупотребляли доверием?
– Не без этого, жизнь есть жизнь, но всегда стараюсь понять причины случившегося, не рубить с плеча, а искать компромисс.
Лицемерие не прощается
– Все, кто у вас тренировался, никогда не видели вас ни с сигаретой, ни со стаканом спиртного.

– Был случай, за который до сих пор совестно. Привез команду из 15 человек в Белгород, а нас не встретили. Офицер, который ехал с нами в одном вагоне, совершенно посторонний человек, отвел к себе домой, выгреб все что было из холодильника и кладовой и накормил, уложил спать в своей квартире. Потом налил мне 50 граммов. Отказаться – обидеть хозяина, который просто спас всех нас. Не отказаться – уронить себя в глазах детей. Я выбрал второе и до сих пор помню этот случай. Нельзя говорить одно и делать другое. Почему Советский Союз распался? Еще и потому, что врали людям. Лицемерие не прощается.
– До 2005 года вы имели дело в спорте только с мужчинами. Сложно было перестроиться на женский гандбол?

– Это совершенно иная психология, которую до конца, наверное, понять мужчине не суждено. Выходит игрок на семиметровый, говорю заранее, в какой угол и как бросать. Делает прямо противоположное. Спрашиваю, почему так сделала, в ответ пожимает плечами – не знаю. Выходит со скамейки запасная, чтобы разыграть намеченную и ранее отработанную комбинацию. Только что закончил объяснение, а через секунду после этого спрашивает – так что я должна делать? У мужчин, как известно, работает обычно одно полушарие, у женщин – два. Вероятно, на поиск консенсуса между ними уходит слишком много времени.
Если серьезно, мужчинам лучше рассказывать, а женщинам показывать. Зрительная память у них лучше работает. Но вообще, если они что запомнили – это навсегда. К тому же женщины лучше переносят нагрузки, быстрее восстанавливаются. Мне еще повезло, что жена Ирина может подсказать. Она тоже гандбольный тренер. Хоть и говорят, что это плохо, когда муж с женой одним делом занимаются, я так не считаю. По крайней мере, в нашем случае.
– Тренерский труд, как и учительский, часто называют неблагодарным.
– Не могу с этим согласиться. Благодарен всем, с кем свела судьба на спортивном и тренерском пути, кто помогал советами, поддерживал в трудную минуту. И не только люди из мира спорта. В 90-е годы, когда случалось зарплату не платили месяцами, жили, как говорится, на подножном корму, на том, что за лето закрутили. Нередко родители подопечных картошкой выручали. Однажды был вообще растроган. У соседей сверху был пожар, и нам досталось, когда тушили огонь, квартиру залило по колено, все продукты пропали. Не иначе как через сарафанное радио люди узнали о нашей беде и приехали с авоськами, чтобы нас накормить, помочь, чем могут. Если же говорить о воспитанниках...
Идешь по городу, то и дело встречаешь ребят или их близких: улыбаются, приветствуют. И самое главное – можешь смотреть людям в глаза.