Павел Гузев: «В пауэрлифтинге инвалиды не уступают здоровым!»

  • На штанге – 300 кг
  • Голова в начало текста
Волгоградский специалист Павел Гузев тренировал чемпионов, не получая за это ни копейки. В 50 лет этот мужчина жмет от груди больше трех центнеров, является многократным победителем международных турниров по пауэрлифтингу и рекордсменом Европы среди ветеранов. А если говорить о достижениях ученика Павла Гузева, то на их перечисление уйдет столько времени, что можно провести как минимум одни неплохие соревнования. Причем на вершины «железного спорта» под руководством Павла Валерьевича взошли не только здоровые атлеты, но и люди с повреждением опорно-двигательного аппарата (ПОДА). В интервью корреспонденту «СПОРТ-ТАЙМ» Адилю ЗОДОРОВУ волгоградский силач рассказал о главных вехах своей тренерской карьеры.

«Паралимпиада вдохновила»

– Как получилось, что вы стали тренировать инвалидов?

– Для начала скажу, что в пауэрлифтинге я почти с первых дней создания федерации в Волгограде. Если быть точным, с 1993 года. И тренировал я всех подряд, за годы работы у меня побывало множество и здоровых мужчин, и инвалидов, и девочек, и бабушек. В 90-е наш вид спорта только начинал развиваться в России. А в 94-м в Волгограде провели чемпионат страны среди инвалидов. Собственно, у нас своих спортсменов для участия в этом старте толком не было, просто решили, пусть состязания примет Волгоград. И там я встретил своего первого ученика – Юру Петрова.

– Что же заставило вас взяться тренировать его?

– Он меня по-настоящему вдохновил. Это был парень из Красноармейского района весом 48 кг. Бывший тяжелоатлет. Ему штанга на спину упала, как итог – перелом позвоночника, паралич нижних конечностей. А он пришел и выжал от груди 100 кг! Вдвое больше собственного веса! Конечно, мне стало интересно поработать с ним. Вскоре к нам присоединился еще один парень, Максим Богданов, по сей день у меня занимается. А с Петровым мы даже на Паралимпийские игры в 2000-м съездили, я тогда был тренером сборной России.

– И каковы были успехи?

– Вообще он был готов как минимум на бронзовую медаль. Но умудрился заболеть на сборах, в итоге в Сидней поехал далеко не в лучшем состоянии. Выжал значительно меньше личного рекорда и стал десятым. Было немного обидно, но попасть в десятку на Паралимпиаде – это тоже достижение. Там же собрались лучшие со всей планеты! Поэтому вернулись мы из Австралии вдохновленные и нацеленные на плодотворную работу.

«Боюсь давать пустые надежды»

– Почему в итоге ушли с поста тренера сборной?

– А потому что ни копейки за это не получал. Вообще за все годы, что я тренировал инвалидов, возил их по соревнованиям, мне ничего не платили. Из-за этого возникало много сложностей: вместо того чтобы заниматься творчеством, приходилось уделять время различной суете, искать средства на жизнь. В 90-е, какой бы сильный кризис ни был, спонсоры находились легче, поэтому мы с ребятами выезжали на соревнования по шесть – восемь раз в год, в том числе и за рубеж. А в 2000-е это стало значительно труднее. Из-за этого я в последнее время даже перестал брать новых учеников среди инвалидов.

– Сколько у вас их сейчас?

– Трое. Двое в Волгограде, третий живет в Иловле. Пытаюсь тренировать его заочно. Одного из волгоградских тоже, поскольку он из Дзержинского района, а я – из Красноармейского. От такой работы плодов, конечно, меньше, чем от нормальной, когда ученик у тебя перед глазами. А новых я не беру потому, что, взяв кого-то, я дам ему надежду. А я боюсь дать человеку надежду и не оправдать ее. Поскольку нет стабильной спонсорской поддержки, лучше уж не рисковать.

– А федерации пауэрлифтинга среди инвалидов у нас нет?

– В настоящее время у нас официально даже нет такого вида спорта, как пауэрлифтинг среди лиц с ПОДА... Для этого нужно, чтобы в регионе были члены сборной России. А у нас Максим Богданов на последнем чемпионате страны стал третьим. Что совсем не удивительно: тяжело, не имея никакой финансовой поддержки, победить конкурентов, находящихся в своих городах на полном обеспечении и имеющих все условия для подготовки. О себе молчу: до сих пор нет ни одного специалиста, который получал бы за свой труд зарплату.

«Инвалиды жмут больше здоровых»

– Инвалиды в пауэрлифтинге – это только лица с ПОДА?

– Да, люди с парализованными конечностями, полиомиелитчики, ампутанты и спортсмены с другими заболеваниями. Среди них проводятся соревнования по жиму лежа. Не так давно сюда же отнесли и карликов, у них тазобедренный сустав немного смещен, что тоже делает из них людей с ПОДА. Хотя, на мой взгляд, они имеют явное преимущество перед теми, у кого парализованы ноги. В отдельную категорию выделены слепые, они соревнуются уже в трое-борье – жим, присед, становая тяга.

– Правда, что по результатам инвалиды нисколько не уступают здоровым?

– Превосходят! Элементарный пример: в альтернативной федерации, AWPC, в категории до 75 кг для выполнения норматива мастера спорта нужно пожать от груди 135 кило. А у лиц с ПОДА – 172! При том, что относятся к инвалидам на соревнованиях значительно строже. Даже касательно допинга: у здоровых порядка 30 запрещенных наименований, у инвалидов – 7000. Чувствуете разницу?

– Впечатляет.

– Расскажу вам еще такой интересный случай. Занимался у меня в зале здоровый парень, неплохо приседал и тянул, но с жимом были проблемы. За пять лет занятий пришел к результату всего в 100 кг, для такого срока это очень мало. И на его глазах в зал вошел инвалид, чемпион России, и выжал 150. Тот был просто шокирован. Ушел домой, затем вернулся с какой-то денежной суммой и вручил тому, у которого были проблемы с ногами. Дескать, молодец, вот тебе в помощь, чтобы и дальше развивался.

«Избежать травм невозможно»

– Как понимаю, в годы активной добровольной работы с инвалидами средства на жизнь добывали также тренерской деятельностью?

– Да, уже много лет работаю в спортклубах. Долго трудился в Кировском районе, потом переехал в Красноармейский. Тут мне сначала сказали: ты либо по соревнованиям катайся, либо работай. Тогда начались трудности. Но позже предложили выступать самому. В итоге с 38 лет я стал участвовать в соревнованиях. Только в последние годы делаю это активно, потому что раньше возил на состязания человек по 15–20 и самому выступать было некогда.

– Сами когда тренироваться успеваете?

– Сейчас занимаюсь по выходным, первое время уделял этому время после работы. Получалось, что начинал ближе к полуночи, заканчивал в три часа. А спать ложился уже около пяти утра. А чтобы чего-то добиваться, отлынивать нельзя. Я вот как мастера спорта в троеборье выполнил, перешел исключительно на жим лежа. И на него у меня на тренировке уходит порядка пяти часов.

– Травм удается избегать?

– В спорте это невозможно. Сейчас я вообще с крайне нелепой травмой хожу. Недавно чихнул «в себя», чтобы не делать это громко, и у меня лопнул хрящ в грудной клетке. Вот теперь восстанавливаюсь. Бывали и суставные травмы, но отнюдь не из-за перегрузок. Долгое время у меня были проблемы с ассистентами. Представьте: жму килограммов 300, и меня страхуют трое здоровых мужиков – один по центру, двое по бокам. В такой ситуации нужно слушать центрового, но неоднократно кто-то из боковых, подумав, что мне не удается выжать штангу, начинал ее дергать. В итоге получался сильный перекос, и штанга падала мне на грудь. Благо, сейчас таких трудностей нет, ассистируют мне здорово.

Досье «СПОРТ-ТАЙМ»

Гузев Павел Валерьевич

Родился 29 мая 1966 года.

Тренер высшей категории.

В 1997– 2001 возглавлял сборную России среди лиц с ПОДА.

Чемпион мира, двукратный обладатель Кубка мира, чемпион Евразии, чемпион Восточной Европы и рекордсмен Европы среди ветеранов.

DNG

Поделиться в соцсетях