Побольше горнолыжных тараканов в голове!

Желают своим землякам создатели волгоградского «Куршавельчика»

Кто?то жалуется на теплые зимы и слякотные весны? Это точно не про волгоградских адептов горнолыжного спорта. Они живут по принципу «фанат везде снег найдет» и ухитряются создать себе условия для катания даже в самых, казалось бы, непригодных для этого местах.

Молодость на «Младости»

По словам горнолыжника со стажем Вадима Ченцова, который дает уроки начинающим, число желающих освоить любимый спорт Путина в Волгограде постоянно растет. Инструкторы нарасхват, что неудивительно – освоить эту дисциплину самостоятельно невозможно технически, да и просто опасно для жизни.

Первые навыки катания на лыжах Вадим получил еще во времена СССР, когда в секциях альпинизма выдавались путевки в зимние горные лагеря.

– Условия проживания там были спартанские, – вспоминает Вадим. – Койки в два яруса, шесть или восемь человек в комнате, душ, туалет – общие на корпус. Но мы тогда об этом не думали. Нас учили спускаться с гор, и это было главным.

Как правило, в альплагерях были собственные склоны с бугельными подъемниками. Уроки катания инструкторы давали отделению в составе 10 человек. После лагерной смены катания – зачетный спуск на уже серьезных вершинах. В Приэльбрусье это была чаще всего гора Чегет. На Домбае – Муса-Ачитара.

– Спускались на таком снаряжении, что современным горнолыжникам и не снилось, – вспоминает Вадим. – Многие получали кожаные ботинки, которые не закрепляли ногу жестко. Они назывались «Терскол» и были выпущены в СССР в послевоенные годы. Позже появились пластмассовые жесткие ботинки. Самыми крутыми считались болгарские лыжи «Младость», польские «Полспорт» и «Фишер», а крепления на них делали в Ленинграде, они так и назвались – КЛС «Нева» (крепления лыжные спортивные).

Но строгие инструкторы делали свое дело – практически все подопечные спускались самостоятельно с крутых горных вершин.

Что нам стоит склон построить?

В постперестроечное время альплагеря работу прекратили, а горнолыжные курорты опустели. Зато на рынке стало появляться снаряжение ведущих европейских фирм. С этой амуницией пришла надежда на то, что индустрия возродится в новом виде. Вадим не расстался ни с альпинизмом, ни с горными лыжами. Не прекращал тренировок ни зимой, ни летом.

Правда, признается, что в нулевых ему уже были неинтересны обычные склоны. Чаще уходил в никем не изъезженные места – на «целину». На горнолыжном жаргоне это называется «фрирайдить».

– Это со стороны красиво, когда поднимаешь снежную волну, спускаясь длинным дугами. На деле – вероятность того, что под свежевыпавшим снегом обнаружатся камни, велика, и попасть на них на высокой скорости очень опасно. Мы какой?то своей интуицией выбирали безопасный спуск.

Но смена в горах заканчивалась очень быстро, а о том, чтобы совершенствовать технику катания в Волгограде, говорить не приходилось. Не было в нашем городе оборудованных склонов. Местная горнолыжная тусовка собиралась на склоне Мамаева кургана, на коротком спуске. Но это было скорее приятное времяпрепровождение в теплой компании, нежели спортивная подготовка.

Тогда Вадим со своими единомышленниками впервые задумался о кардинальных переменах.

– Расчет был простой – если в лагерях был короткий склон с бугельным подъемником, то почему бы не организовать такой в городе?

Выбор подходящего места продолжался не один год, но все благополучно разрешилось в 2012?м. Ребята облюбовали горку в районе поселка Микоян. Помощи ни у кого не просили. Летом косили траву и выравнивали кочки, сами собирали подъемник, ставили палатки, искали инвентарь. И свое творение ласково назвали «Куршавельчиком».

От грязи – к вечным снегам

Конечно, слишком серьезно волгоградские горнолыжники к своему детищу не относятся.

– Этот склон – больше для обучения, а кататься надо в горах. Лучше гор могут быть только горы… Чем больше ты стоишь на лыжах, тем больше у тебя будет получаться. Так что – побольше горнолыжных тараканов в голове!

В этом году пожелание Вадима как никогда актуально – аномально теплая зима заставила многих экстремалов заглянуть в кошельки и отправиться на Кавказ. Машины с номерами 34?го региона можно встретить в Домбае и Приэльбрусье, на Красной Поляне и в Дагестане. На Чегете наши горнолыжники даже оборудовали собственный бар в стиле «андеграунд» – специально для волгоградцев.

Кстати, Вадим Ченцов еще и обучает азам своего вида спорта военных в центре горной подготовки и выживания «Терскол». Но, как признается инструктор, куда приятнее работать дома, на «Куршавельчике». Лишь бы глобальное потепление притормозило.

Фото из архива Вадима Ченцова

Поделиться в соцсетях