Почему волгоградский спорт безвозмездно готовит для других молодые таланты?

Почему волгоградский спорт безвозмездно готовит для других молодые таланты?
Переходы атлета из клуба в клуб, из региона в регион – дело обычное. Так уж устроен спорт. Удерживать клубную систему в равновесии всегда помогали компенсационные выплаты за ушедших. С деньгами покинутый коллектив может хоть как-то поправить свое кадровое положение. Однако все чаще бывает так, что за лучших своих сынов и дочерей волгоградская спортивная система не получает ровным счетом ничего. Почему так происходит, пытались разобраться журналисты «СПОРТ-ТАЙМ».

Где деньги, Зин?

Побег из волгоградского клуба «Динамо-Синара» сразу шести игроков основного состава вызвал в спортивной среде региона массу разговоров. Неудивительно, ведь ушли не зеленые новички – все они либо кандидаты в сборную, либо уже игроки национальной команды. Вызывает вопросы и тот факт, что, потеряв лучших, клуб фактически остался на бобах, не получив за них ни копейки. Это дало повод искать в массовом переходе гандболисток в краснодарскую «Кубань» «коррупционную составляющую».

Ситуация, действительно, странная. Два года назад из «Динамо-Синары» в тольяттинскую «Ладу» уходила голкипер Елена Уткина. В то время у «бело-голубых» она в основном мариновалась на скамейке запасных. Тем не менее, по словам руководителей «Лады», волгоградский клуб получил за Уткину в качестве компенсации 1 млн рублей. Этот вариант устроил всех, включая саму Елену, которая здесь была «никем», а теперь, получив игровую практику в «Ладе», приглашается в национальную сборную России.

Почему же Скоробогатченко, Голикова, Вернигорова, Фанина, Кушнырь и Фролова ушли бесплатно?

– Денег мы от «Кубани» не получили, – прокомментировал изданию «СПОРТ-ТАЙМ» этот факт президент ГК «Динамо» Василий Сидоренко. – Так как игроки не получали своевременно зарплату, была задолженность. Возможностей где-то найти средства и рассчитаться с ними у клуба не было, да и они по большому счету этого не хотели.

Почему не боролись?

По нашим данным, зарплата игроков «Динамо» не превышает 40 тыс. рублей в среднем. Задержка была за неполные три месяца. Нетрудно подсчитать – максимум, что клуб был должен игрокам, – 720 тыс. рублей. Так почему руководство не взяло кредит, не погасило долги и не выручило за счет этого более 6 млн? Именно столько, как утверждают эксперты, должны были бы составить компенсационные выплаты.

Вопрос второй. Конечно, игроки могли написать заявление об уходе, и их обязаны были уволить. Но играть за другой клуб, имея действующий контракт, без компенсации они никак не могли. Только в том случае, если организация, из которой они ушли, сама отказалась от финансовых притязаний.

Да, в регулирующем переходы регламенте Федерации гандбола России говорится, что «игрок по контракту имеет право обратиться в ФГР с просьбой о предоставлении ему статуса игрока без контракта, в случае невыполнения клубом в течение более двух месяцев каких-либо материальных обязательств».

Но даже в этом случае можно перевести дело в судебную плоскость. А это время, которое дает простор для дипломатического маневра, для переговоров с контрагентами. Конечно, подобное сутяжничество руководство клуба не красит. Но и беззубое раздаривание воспитанных в Волгограде талантов, согласитесь, тоже.

Как утверждают наши эксперты, игроку сборной команды уйти из одного клуба в другой при действующем контракте без хорошей компенсации практически невозможно. Тем более что, как правило, в трудовых договорах самих спортсменов прописана сумма «отступных». По нашим данным, у игроков сборной России она достигает 4 млн рублей. Так почему же волгоградский клуб не получил вообще ничего за шесть гандболисток, четыре из которых играли за национальную команду на недавнем этапе «Золотой лиги»?

Школе – только почет

Интересна еще одна деталь. Регламентами Федерации гандбола России установлено, что при первом в спортивной карьере игрока заключении контракта клуб должен немедленно известить об этом факте все школы, в которых игрок проходил подготовку. И выплатить школе 100 000 рублей.

Предусмотрены и дополнительные выплаты – за спортсмена национальной команды 70 000 рублей, за спортсмена сборной молодежной команды – 50 000, за спортсмена сборной юношеской команды – 30 000. При этом сама школа обязана премировать тренера игрока, который стал профессионалом, в размере до 50 % от суммы компенсации.

По имеющейся информации, «Динамо» предпочитает воздерживаться от этой практики. Правда, клуб предоставил местной школе тренировочное время в своем зале. То есть специалисты, подготовившие для «Динамо» игроков высокого уровня, остаются ни с чем. Выходит, местная школа должна отдавать выпускников не в «Динамо», а напрямую в «Кубань», «Ладу» или «Звезду», где ей хотя бы что-то заплатят?

Как у других?

А каковы взаимоотношения между спортшколами и профессиональными клубами в других видах спорта? Самая жестко регламентированная схема, безусловно, применяется в футболе. В нормативных документах РФС четко прописано, что при переходе молодого человека в профессиональный клуб учреждение, воспитавшее его, получает компенсацию в 300 тыс. рублей. Сама же эта организация обязана из вырученных средств премировать тренера выпускника.

В баскетболе порядок немного иной. Если, к примеру, клуб из Москвы приглашает волгоградца к себе, то сама эта организация рассчитывается со спортшколой, где игрок был выращен, и переводит деньги воспитавшему его тренеру. Существуют компенсации и в волейболе, но они мизерны и не превышают 20 тыс. рублей.

Что касается такого «монетизированного» вида спорта, как хоккей, здесь компенсационный порядок предусмотрен, но к Волгограду он имеет отдаленное отношение. Воспитанники местной ЦСП по зимним видам спорта востребованы клубами небогатыми, точно не уровня КХЛ и МХЛ. Поэтому почти всех, у кого есть предложения, отпускают бесплатно, давая возможность парням повышать свой уровень, ведь профессиональной команды в Волгограде нет.

В фигурном катании компенсации вообще не предусмотрены, как и в легкой атлетике. Даже самый большой талант в любой момент может уехать из Волгограда в любую точку планеты. Нет компенсаций и в плавании – только временные рамки относительно переходов. К примеру, за год до Олимпийских игр пловец уже не может поменять свою региональную принадлежность. И только после Игр переходы возобновляются вновь.

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ

Виктор Иванов, председатель олимпийского совета Волгоградской области

– Компенсации – дело тонкое. В индивидуальных видах спорта добиться этого практически невозможно, поскольку, скажем, в плавании или легкой атлетике клубный принцип у нас не развит. В игровых видах – дело другое. Конечно, выплаты должны присутствовать. Однако должны быть и исключения. К примеру, если клуб полностью на государственном обеспечении, то молодежь, воспитанная в этом же регионе, должна переходить в него бесплатно. Ведь она тоже воспитывалась на государственные деньги. И только если игрок потом не подходит команде и его решают продать в другой клуб, тогда долю от трансфера надо перечислить и школе. Ну а в случае если игрок сразу уезжает в другой регион, тогда будьте любезны заплатить за воспитание. А вообще это дело федераций видов спорта. Они должны прописывать эти ходы, и добиваться выплат нужно. Надо как-то стимулировать детских тренеров на плодотворную работу – это все-таки очень тяжелый труд.

Поделиться в соцсетях