Преданность футболу

Как в Волгограде растили будущих спортивных «звезд»

Бывшего форварда «Ротора» Александра Гузенко болельщики со стажем до сих пор помнят и любят. На него шли, как сейчас на Стаса Михайлова. Но при всей своей славе «Гузя» ни разу не дал усомниться в личной скромности, повторяя, что он только часть коллектива. Специально для «ВП» ветеран волгоградского спорта рассказал об истории футбольных побед.

Ворота в два портфеля

Уже сейчас, с высоты прожитых лет в качестве игрока и тренера, часто задумываюсь о том, почему человек решает навсегда связать свою судьбу с этим видом спорта. Конечно, большую роль играет информация о материальном достатке совсем еще молодых ребят, сумевших пробиться в лучшие команды страны. Ставшая гораздо более цивилизованной контрактная система взаимоотношений игроков с клубами позволяет футболистам быть уверенными в том, что за годы карьеры они сумеют обеспечить себе будущее. Не останутся один на один со своими проблемами в случае травм.

Однако, несмотря на все эти перспективы, нынешние мальчишки в футбол почти не играют. Везунчиками можно считать тех пацанов, которые имеют возможность заниматься в секциях под руководством любящих и знающих свое дело тренеров. «Дикий» же, уличный футбол в России практически умер. А именно из него и приходили в ДЮСШ потенциальные звезды, заложившие очень многое для себя в баталиях дом на дом, улица на улицу.

В годы моего детства мальчишки играли постоянно, не боясь синяков, шишек и нагоняев от чадолюбивых мам за обувь и одежду. Двигателем твоего личного прогресса была бесконечная любовь и преданность самой Игре. Не миновала чаша сия и меня. И играть я, как и все мальчишки, начал во дворе, где для игры использовались любые более-менее приспособленные площадки. Часто двух кирпичей или двух портфелей хватало для создания ворот, а пространство вообще не имело значения.

В десятилетнем возрасте, прослышав о записи в футбольную секцию на стадионе «Трактор», вместе с друзьями пошел записываться, благо жила тогда наша семья неподалеку. Просмотр проводил Александр Абрамов, и, хотя конкурс был очень большой, приняли меня без особых проблем.

После трех лет занятий, в 1965 году первый наставник Юрий Капустянов перевел меня в нападение. Доводил же до ума игроков команды Владимир Каменев, принявший нас под свое начало в 1968 году, когда нам всем было по 15?16 лет. Все это время команда «Трактор» нашего года рождения была чемпионом города в своей возрастной группе.

Зачем форварду защита?

В 1969 году мы дошли до полуфинала чемпионата страны, проводившегося в Славянске-на-Кубани. По возвращении вместе с ребятами из той команды – Юрой Саухом, Сашей Кашигиным, Юрой Богатовым, Толей Теняевым – успешно сдали вступительные экзамены в наш физкультурный институт. Специализацией, разумеется, был футбол.

Очень важной в ситуации определения дальнейшей судьбы была помощь родителей. Я им бесконечно признателен за то, что они поддержали меня в тот момент. Да и как, собственно, отец мог помешать мечте собственного сына? Работая формовщиком на тракторном, он сам постоянно ходил на игры «Трактора» и «Торпедо» еще с 30?х годов.

Зимой 1969 года меня привлекли к тренировкам в нашей главной команде мастеров, а после весенних сборов следующего года вместе с Юрой Саухом заявили за «Сталь». В коллективе молодое пополнение приняли нормально – к нам относились не как к потенциальным конкурентам, а как к младшим братьям, которым нужна поддержка.

Мне огромную помощь оказал лидер нападения команды тех лет Валерий Погорелов. Обладающий пушечным ударом с левой, умеющий побороться на острие атаки, он учил меня тем компонентам игры, без которых я вряд ли бы состоялся как более-менее классный форвард.

– Саша, твоя хорошая техника и скорость – этого мало. Силовая борьба – не твой козырь и не будет им никогда. Тебе нужно обязательно прибавить в другом.

Опытный капитан команды был, конечно, прав и много времени уделял выработке у меня навыков хорошего выбора позиции и умению опередить соперника в борьбе за мяч. Мне очень жаль, что лучшие игровые годы этого человека, золотой для форварда возраст 28–30 лет, не были им в полной мере реализованы в силу организационной и тренерской чехарды в команде тех лет.

Весь первый круг сезона-70 я тренировался в коллективе, но играть меня не выпускали. Лишь во второй половине чемпионата состоялся мой дебют в футболе мастеров, причем я провел тогда несколько игр на позиции левого защитника! Дело в том, что тогдашний тренер «Стали» Константин Рязанцев объяснял мне, что для того чтобы хорошо играть в нападении, нужно побывать в шкуре защитника. Я считаю, что он был прав, и до сих пор благодарен ему за это.

Так не доставайся же ты никому…

И вроде бы все у меня складывалось неплохо, но до чего непредсказуемое это явление – футбольная жизнь! В 1971 году, отзанимавшись со «Сталью» на предсезонных сборах, я не был заявлен на чемпионат тогдашним старшим тренером Владимиром Буцким и играл в итоге за инфизкультовский «Буревестник» в первенстве области, где стал лучшим бомбардиром.

На следующий год случилась вообще интересная история. «Баррикады» тогда возглавил Абрамов, взявший меня на предсезонку. Получалось вроде бы неплохо, о чем свидетельствует предложение представителей столичного «Торпедо» о моем переходе, которое было сделано Абрамову после контрольной игры с этой командой. Но тот москвичам отказал.

Александр Кузьмич был среди представителей тренерского цеха в большом авторитете. И если с кем?то за нужного игрока автозаводцы еще бы поборолись, то тут вопрос был закрыт. Каким же было мое удивление, когда по возвращении в Волгоград Абрамов заявил, что игрок, которым интересуется Москва, ему не нужен! И я опять весь год играл за «Буревестник».

Логика, которой руководствовался Абрамов, непонятна мне даже сейчас. Но и это еще не все, ведь в 1973 году ситуация повторилась в третий раз! Снова предсезонка, снова незаявка…

И только в мае того года, когда ввиду болезни Абрамова «Баррикады» возглавил Василий Дергач, я был срочно дозаявлен и в первой же игре дома с саратовским «Соколом» забил гол, открыв счет не только в матче, но и в своем послужном списке забитых мячей. Так что по большому счету именно 9 июня 1973 года началась моя карьера форварда.

В Грозном дрались стенка на стенку

Перед сезоном 1974 года я был призван в армию, но попытка руководства «Баррикад» оставить меня в клубе успехом не увенчалась. Уже тогда селекционеры армейских команд работали на хорошем уровне, и я вместе с Юрой Саухом и Сашей Кашигиным был направлен на предсезонные сборы в ростовский СКА, игравший в первой лиге. Но заболел воспалением легких и после месячного лечения был направлен в спортроту в Грозный, где и попал в поле зрения тренеров «Терека».

Сезон провел за эту команду, в той же зоне второй лиги, где играли «Баррикады» (правда, против волгоградцев на поле не выходил). Мы тогда победили в зональном турнире, в чем я не вижу ничего удивительного. «Терек» того года имел крепкий состав, выделялись хавбеки Михеев, Дениев, Кудрявцев. Очень сильным было нападение, где блистали Якушкин и Синько. Да и я там обедни не портил: выходя на замену, скоростными рывками «таранил» оборону соперника, забивая немало мячей. «Терек» без проблем первенствовал и в полуфинальной «пульке» за выход в первую лигу.

Но в финале в Сочи в решающей игре с харьковским «Металлистом», где нас устраивала ничья, произошло непредвиденное. Выйдя на замену за десять минут до конца матча (при счете 1:2), я получил мяч на своей половине поля, прошел по краю и прострелил на Синько, который счет сравнял. Главный судья показал было на центр, но боковой поднял флажок и, когда к нему подбежали игроки «Терека», объяснил, что в офсайде был… Гузенко. Арбитр тут же получил нокдаун, и дело закончилось грандиозной дракой команд стенка на стенку.

После этого тренер грозненцев Дьяченко увел нас с поля, и матч не был доигран. Случай для советского футбола, конечно, вопиющий, но в итоге результат игры утвердили и никаких санкций к «Тереку» применено не было. Видимо, фокус, который выкинул тот арбитр, адекватно оценили «наверху».

Ноябрьский финал в Сочи наблюдал Юрий Белоусов, желавший неудачи «Тереку», поскольку я уже был демобилизован и в случае невыхода грозненцев в первую лигу принял однозначное решение вернуться домой. В Волгоград после этого турнира мы уехали вместе. Ну а дальше – уже другая история, которая болельщикам «Ротора» того времени хорошо известна.